статья


Speedy J
Музыкальное представление визуальных образов по методике профессора Speedy J

Года четыре назад, когда в Минске хорошей электронной музыки купить было нельзя, как–то раз попалась мне на глаза кассета "Cosmic Cubes Vol.1". Без особого энтузиазма я взял ее послушать, ибо не ожидал от данного творения ничего путного. Имена там были незнакомые, а декларировалось все это как обыкновенная трэнсовая сборка.

Свое мнение о кассете я поменял ровно через минуту прослушивания. Необычные звуковые структуры, разбавленные мягким ненавязчивым битом, украшенным затейливыми ритмическими рисунками, — все это никак не согласовывалось с понятиями традиционного трэнса. Это был скорее эмбиент или даже иллбиент. Тот трек, так поразивший меня, назывался "Oil Zone", и был он сделан музыкантом по имени Speedy J, о котором и пойдет рассказ.

Молодой роттердамец Йохем Паап, известный под псевдонимом Speedy J, начинал свою творческую карьеру с изобразительного искусства. Он занимался живописью, дизайном. Любил рисовать. Визуальные образы для него — неотъемлемая часть бытия. Увлечение музыкой пришло позже. Хотя нет, музыку он тоже любил, но не пытался творить в этой области.

После ряда творческих неудач Йохем–таки обратил свой взор к музыке. Стоит упомянуть, что когда–то давным–давно модное во все времена занятие ди–джеингом затронуло и Йохема. Поэтому вполне логично, что первые навыки он взял именно оттуда, а первой аппаратурой явились магнитофоны. Начало экспериментов со звуком пришлось на 1982 год, когда был записан первый трек, сделанный на примитивной аппаратуре. "Звуки и структура композиции были достаточно обычными и уже не новыми. Использовались зацикленные фрагменты магнитофонной ленты, простейшие сэмплеры, напичканные звуками, снятыми из музыки других исполнителей." Интерес Йохема к таким стилям, как хип–хоп и электро, подвиг его на сотрудничество с местными рэпперами. С 1987 года отношение Speedy J к музыке стало более серьезным и вдумчивым благодаря тому, что он освободился от тех узких рамок, в которые его заключало несовершенство аппаратуры, бывшей у него до сих пор. Взрыв популярности электронной и электронно–танцевальной музыки в конце 80–х способствовал тому, что у Йохема завязались контакты с канадскими техномузыкантами Richie Hawtin и John Acquaviva, работающими на лейбле +8. Результатом этих контактов явился сингл "Pullover" — наиболее ранний и очень успешный технохит. С самого начала творческого пути за Speedy J закрепилась репутация музыкального новатора, не идущего ни на какие компромиссы.

Начиная с выпуска релиза "Ginger" (1993 г.), Йохем потихоньку отходит от идей и алгоритмов, сложившихся на рэйв–техно–сцене. Все свое время и внимание он отдает созданию музыки, которую нужно слушать. Развитием этих мыслей, а также переломным моментом в музыкальной карьере Speedy J стал альбом "G–Spot", который вызвал массу положительных отзывов критики и искренне полюбился слушателям. Отход от рэйвсцены объясняется просто. "Мне надоело использовать хаус и технобит. Мне не хочется использовать все это так, как используют другие. Я хочу выражать себя с помощью различных звуков, а не запираться в рамках стилей, течений и тому подобной дребедени..."

Предпосылкой оригинальности и нестандартности музыки Speedy J является то, как он воспринимает музыку и звуковые структуры. "Визуальные образы — главная часть моего внутреннего мира. Я никогда не запомню музыку или звуки, если не преобразую их в графические, визуальные картины. Так устроен мой мозг. Когда я создаю трек, то вначале тоже представляю его себе как некую абстрактную картину. Основой любого творческого процесса для меня являются видимые образы и личные впечатления, переживания, которые я трансформирую в звуки и из которых после формирую сложную мозаику, называемую музыкой."

Speedy J считает, что он является скорее не музыкантом, а звуковым скульптором. Он придает очень большое значение именно звуку. Его студия — большая электронно–компьютерно–музыкальная сеть, которая объединяет в себе аналоговые модульные синтезаторы (любимая аппаратура Йохема), эффект–процессоры, компьютеры. Весь этот клубок аппаратуры с торчащими во все стороны проводами, клавишами, ручками и кнопками является единым живым организмом, который чутко реагирует на любые желания и творческие идеи создателя, позволяя извлекать из себя то многообразие звуков, которое доступно лишь Мастеру. "Я использую множество различных методик для обработки и создания звуков. Прекрасно зная все возможности моей студии, я никогда не задумываюсь над тем, как реализовать ту или иную идею, которая родилась у меня в голове. Главное, чтобы такие идеи были. Каких–то определенных пристрастий к идеологиям создания композиций я тоже не имею. У меня есть компьютер, но я не использую его постоянно. У меня есть аналоговые синтезаторы, пошаговые секвенсоры. Иногда я просто зацикливаю какой–нибудь звук и записываю его на пленку, а потом вместе с наложением множества эффектов сэмплирую его назад в компьютер или сэмплер. Самое важное для меня — формирование звука. Я хочу добиться, чтобы все в моих композициях звучало так, как я этого хочу."

В музыке Speedy J очень впечатляет широта звукового спектра. Это очень показательно демонстрирует альбом "G Spot", который изобилует ультранизкими частотами, что звучат архиинтересно (особенно на хорошей аппаратуре). "Я стараюсь задействовать весь доступный мне спектр звука. Причем что интересно: мою музыку можно слушать на различной аппаратуре, и везде она будет звучать по–разному."

Живые выступления Speedy J весьма минималистичны. Он уделяет очень большое внимание свету, но ничего лишнего на сцене нет. Вопросами освещения и визуального оформления концертов занимается партнер Йохема Роберт Блоклэнд. "Он очень опытный световой техник, а также художник, создающий с помощью света объемные объекты, фигуры. Мы с ним работаем в одном и том же направлении, но в то же самое время наши увлечения являются почти полными противоположностями друг другу. Я свои визуальные образы облекаю в музыку, в звуки, а он мою музыку представляет в виде световых скульптур и конструкций, то есть обеспечивает обратный процесс. К сожалению, у нас нет возможности возить всю светотехнику на многие выступления, ведь это обходится достаточно дорого, но когда удается —– это чудесно."

Электронная музыка всегда представлялась людям чем–то таинственным, непонятным и необъяснимым. Многих очень шокируют подходы к созданию такой музыки, представлению ее на сцене. Есть такие, которые не способны принять все это и отдаться власти звуковых течений. Архаичные представления о том, какой должна быть музыка на самом деле, не дают покоя консерваторам. Просто не укладывается в их головах то, что музыкальным инструментом может быть не только реальный, материальный объект, но и звук, являющийся, пожалуй, наиболее абстрактным и неуловимым фактором влияния на эстетическую сердцевину человека. Однако на сегодняшний день это так, что явно демонстрируется нам посредством все большего количества музыки, людей и идей, выросших на этой благодатной почве. Speedy J — один из них.

Ник Худяков

© 2005 музыкальная газета