статья


Воображаемые Люди
Игра воображения

Гродненская группа ВООБРАЖАЕМЫЕ ЛЮДИ известна также под английским названием IMAGINARY PEOPLE. Ребята достаточно хорошо известны у себя в городе и имеют свою сформировавшуюся публику, постоянно заполняющую залы и все остальные места, где играет группа. И хотя отличие в смысле музыки первого альбома "В комнате пустой..." от последнего "Ультрамарин" довольно велико, но зато неизменными остаются тексты. Постоянная философская направленность, необычность печатных творений солиста Юрия Дубовика (вокал, тексты, гитара, слайд–гитара) выгодно отличает группу от многих других. Он–то и согласился рассказать поподробнее о ВООБРАЖАЕМЫХ ЛЮДЯХ, вспоминая...

— Поначалу нас было только трое: я, басист Дима Скобкарев и барабанщик Игорь Михневич. Это был 1993 год, когда была такая мода, а даже, возможно, больше, чем мода, называть группы и петь на английском языке. Поэтому сначала мы назывались IMAGINARY PEOPLE. Многие тогда думали, что, мол, сейчас время гласности и вот сейчас мы запоем по–английски и сразу все лучшие мировые продюсеры будут у наших ног, но потом оказалось, что это не так, да и людям перестали нравиться эти непонятные песни. Нам с самого начала все это не нравилось, и мы пытались бороться против этого. Но бороться не кулаками, а своим творчеством.

— Почему именно IMAGINARY PEOPLE?

— Знаешь, ощутилось влияние IMAGINE Джона Леннона и альбома "Three Imagine Men" THE CURE. А вообще хотелось, чтобы название не рознилось от содержания песен.

— Как менялся ваш состав на протяжении этих четырех лет?

— К 1994 году уже сформировался более или менее постоянный состав. К нам присоединилась Юля Веснина (Скобкарева) — вокал, клавиши, и уже вместе с ней мы записали "В комнате пустой...". Вообще–то наш состав довольно непостоянен. Мы часто приглашаем гитаристов (с последним — Александром Ефимовым работаем довольно давно), саксофонистов и других. Так получилось, что в записи "Клоуна с глазами змеи" участвовало 11 человек. Но такой большой командой мы собираемся только изредка и на все выступления выезжаем в небольшом составе.

— Как шла работа над последним альбомом?

— Как всегда. С одним только но. Этот альбом стал первым, который мы записали по–настоящему профессионально, на студии "СНАП Рекордс". Причем это заняло у нас 10 студийных часов (к примеру, BEATLES записали свой первый альбом за 13 тех же часов, — Ю.К.). Но не только поэтому альбом непохож на предыдущие: он разнится музыкой. Многие, кто слышал наши первые альбомы, отмечают, что музыка стала более мягкой и мелодичной. Я думаю, что это неудивительно, ведь мы все время находимся в поиске, стараемся экспериментировать. Так, "Татуированный мозг" мы записывали в старой помещичьей усадьбе, потому что хотели, чтобы музыка проникла чем–то старинным, готическим. Дошло до того, что от довольно тяжелой музыки и давления старины мы чуть не сошли с ума. Но при всем этом экспериментаторстве наши взгляды на жизнь ничуть не изменились.

— Не узки ли вам гродненские просторы? В центр не хочется?

— Знаешь, четыре года нашего существования мы старались посвятить тому, чтобы стать кем–то у себя в городе. Мы играли в школах, в воинских частях — короче, везде, где только было электричество. И мы продолжаем так делать сейчас. Кажется, у нас уже что–то получается, потому что, не в обиду будет сказано другим группам, мы собираем на своих концертах больше всего людей — нас приходят послушать очень разные люди, и это здорово. И еще деталь. Мало кто, по крайней мере в Гродно, репетирует по пять раз в неделю. Было бы очень странно, если бы это не давало результата.

Юрий КУЛАБУХОВ

© 2005 музыкальная газета