статья


Братья Хлестаковы
Достаточно необычно для Беларуси...

mg82101.jpg (11060 bytes)

С БРАТЬЯМИ ХЛЕСТАКОВЫМИ, точнее, с их идейным лидером, "старшим братом" Володей, я познакомилась в одном из подземных переходов Минска. Было это давно. Обычное зрелище — стоят ребята, на гитарах играют, поют чего–то там да попутно деньги зарабатывают. А запомнились они мне потому, что играли не ЧАЙФ и ДДТ, не ГРОБ или NIRVANA, а кантри. Достаточно необычно для Беларуси...

Один мой знакомый, очень хороший кантри– и блюз–гитарист (по меркам Минска, конечно), после поездки в Америку рассказывал: "Зашел я как–то в один фирменный магазин музыкальных инструментов. Выбрал себе какую–то суперкрутую гитару, сижу, играю. Подходит такой стильный американец. Поговорили о том, о сем. Он и спрашивает: "А ты какую музыку играешь?" А я, говорю, играю кантри. Так он на меня так посмотрел, что я понял: что–то не то сказал...".

И тем не менее кантри в Беларуси живет. В том числе и благодаря БРАТЬЯМ ХЛЕСТАКОВЫМ.

Владимир: — Наш стиль сейчас определить достаточно сложно. Вот мы и решили назвать его непонятно: фолк–романтик. Пусть каждый думает, что хочет. А сначала мы играли чистое кантри — без слов, без песен.

— Но почему кантри? Ведь это американский фолк, у нас и своего хватает...

В.: — То, что мы играем сейчас, уже объединяет в себе несколько стилей. Для нас главное — идея начала, не навороченная, не надуманная. То есть, к примеру, солнце — не по телевизору, а настоящее, живое. Это как бы green peace души, музыки. У нас все от души — мы просто раздаем то, что делаем.

— А сами–то какую музыку слушаете?

В.: — Мне нравится Жан–Мишель Жарр, PRODIGY — много музыки, но вся она должна быть заряжена. Мы в своей музыке стараемся по–своему напомнить о корнях, об истоках, стараемся донести свою энергию. И хотелось бы, что люди оценивали внутреннее содержание того, что мы делаем, — смысл, а не форму.

— Расскажи немного о группе.

В.: — Мы все — студенты института культуры. Собрались в 1997 году. Мы не братья, конечно, кровно, но, я думаю, духовное братство бывает гораздо крепче. Мы чувствуем друг друга, чувствуем, что и кому нужно, что и кто хотел бы сделать. Вот так само и получилось название БРАТЬЯ ХЛЕСТАКОВЫ.

— А Хлестаков кто — ты?

В.: — Я, я. Просто я лидер, основатель, вот и получилось так.

— Чем сейчас занимаетесь?

В.: — Как и большинство музыкантов, ищем спонсоров. Надо выпустить кассету. Альбом уже практически готов, рабочее название "Двери сновидений".

— Песни твои?

В.: — Да. Но мы очень серьезно подходим и к текстам, и к музыке, поэтому "мои" они достаточно условно — мы все делаем вместе.

— Что скажешь на прощанье читателям?

В.: — Что, что... Прыгайте к нам в паровоз — веселее будет!

Яна САВИЦКАЯ

© 2005 музыкальная газета