статья


Стокс
Поддерживающие огонь

mg82003.jpg (11196 bytes)
Stokes — фамилия английского физика. Еще "стокс" — это единица вязкости... Почему Алексея прозвали Стокс, он уже и сам не помнит, но свою кличку, псевдоним и название группы считает как нельзя более подходящей, так как по–английски to stoke — это еще и "поддерживать огонь". Свой огонь THE STOKES поддерживают с упрямством Прометея. Сейчас белорусская группа несколько не та, что была раньше, обновила и состав, и музыку и от будущего ждет многого, ставят только на свою музыку, свою работоспособность и идут ва–банк во всем. Видимо, поэтому их первый альбом, выходящий на компакт–диске, и называется "No Escape", что переводится как "без выхода". Выход только один, считает Алексей Стокс — играть и заниматься музыкой.

Сейчас в группе пять человек: сам Алексей — гитара, вокал; Андрей Кравцевич — гитара, бэк–вокал; Кирилл Сенин — бас; Руслан Парфенов — клавиши и Юрий Валюга — ударные.

Музыка первого альбома группы (так и хочется сказать "нового") достаточно отличается от того, что я слышал два и более года назад. Музыка стала значительно качественней, профессиональней и чуть потяжелей. Ну а сама группа уже целый год как не выступала. Чем же занимались THE STOKES в течение этого времени?

— Писали новую программу с августа прошлого года, — говорит Алексей, — четыре месяца работали над материалом.

Несмотря на то, что THE STOKES мелькает периодически в прессе и на выступлениях достаточно давно, сами музыканты считают год зарождения группы 1996–й. До этого Алексей в родном Новополоцке, бывшем "рок–центре" Беларуси, как любовно шутя он сам называет этот город, создавал свои первые ОПЫТЫ STOKES. Тогда группа была еще русскоязычная. Ну а что касается английского, то в прошлом году в этом плане к "стоксам" прибыло солидное подкрепление в лице выпускника иняза Андрея Кравцевича. Он пришел в THE STOKES после разногласий в своей FLAMMABLE, где был вокалистом. Алексей с улыбкой вспоминает, как новополоцкие "стоксы" поначалу с недоверием отнеслись к первому столичному участнику группы.

— Хлопцы с периферии, приезжая в Минск, пыхтят, стараются чего–то добиться. Их можно узнать по горящим глазам. Минчан же отличает типично столичная вальяжность, — говорит Алексей.

И в этом он прав. Где бы я ни появлялся — в Лондоне, Нью–Йорке или Москве, — везде удивляет сонность туземцев и активность "варягов", которые и движут местный творческий и технический прогресс. Ну а сами "стоксы" уже очень скоро не жалели, что приняли Андрея.

— Андрей был вокалистом и два года не играл на гитаре, — рассказывает Алексей. — Но когда он заиграл, то я понял, что передо мной гитарист, который нам нужен.

Англопоющие группы — моя, как инязовца, слабость (а английский — слабость наших многих англопоющих групп), и поэтому мне всегда они интересны не только с точки зрения английского языка, но в первую очередь музыки. Я заметил, что англопоющие команды мне чаще больше нравятся потому, что у них больше внимания уделено чисто музыке. Странно слышать, когда говорят, что в Беларуси нужно петь только по–белорусски, в России — по–русски (почти как "Германия — для немцев"). Как опера без итальянского, так и рок не может существовать без английского языка. Английский — латынь рока. В конце концов английский язык — это возможность для наших групп хоть как–то прорваться на Запад, тем более что Беларуси до рока, похоже, дела нет. Более того, такое ощущение, что государство объявило тихую войну рок–музыке: закрываются по смешным причинам клубы (их уже почти не осталось), а недавно по невыясненным обстоятельствам не состоялось выступление THE STOKES в актовом зале иняза. Если же ехать на Запад, то без английского почти сразу тебе скажут "до свидания".

— Запад больше не клюет на якобы чисто славянские изюминки славянских групп, — продолжает Алексей. — Там плевать, откуда ты. Лишь бы играл хорошо. На весь этот чисто традиционный белорусский фольклор с удовольствием смотрят, но пока никому не предложили настоящего контракта. Надеюсь, что это все–таки произойдет с нашими фолк–группами. Я же только в прошлом году осознал, что то, что я делаю, это серьезно. Это мой бизнес. Как–то Кевина Костнера спросили, что для него семья, жена, а что работа. Что главней? Он ответил, что за жену он отдал бы жизнь, но если предстоит выбирать между женой и работой, то выбрал бы все–таки работу. Лучше и не скажешь. И я сделал бы так же. Музыка у меня на первом месте.

Stokes — фамилия английского физика. Еще "стокс" — это единица вязкости... To stokes — "поддерживать огонь". Свой огонь THE STOKES несут с упрямством Прометея. Пожелаем им удачи!

Михаил ГОЛДЕНКОВ

© 2005 музыкальная газета