статья


Сплин
...и не весь

mg82002.jpg (11231 bytes)

Александр Васильев едва оправился от болезни, а потому общался с минской прессой выборочно, накоротке и в основном с прессой электронной. Тем лучше, ведь СПЛИН — это не только Васильев, но и еще четыре человека со своим, зачастую отличным от Сашиного мировоззрением, которое, как ни грустно, волнует журналистов в последнюю очередь, если в группе есть ярко выраженный лидер. Трое музыкантов С. отвечают на вопросы "МГ".

— Генератором идей в группе является, естественно, Александр Васильев...

Николай Лысов (Л.): Саша приносит песню, и мы занимаемся ее аранжировкой, ее музыкальным воплощением.

Николай Ростовский (Р.): Доводим его идеи по возможности до совершенства.

— Группа для каждого из вас это что?

Л.: Семья скорее всего, да?

Р.: В принципе, да. Только мы просим правильно понять: семья в смысле ближе к братству.

Л.: От этого никуда не деться, если у тебя есть старший или младший брат. Ты его можешь даже не любить, ненавидеть, но при этом он остается твоим братом.

— В околомузыкальной тусовке не первый год ходят слухи о том, что отношения между музыкантами внутри группы напоминают ситуацию с НАУ последних лет, когда был лидер команды Вячеслав Бутусов и были все остальные. Отличие же в этом СПЛИНА от НАУ в том, что музыканты последнего наработали за время своей карьеры себе имя и после распада НАУТИЛУСА худо–бедно, но продолжают работать. Участники СПЛИНА, захоти они уйти из группы, конкретно от Васильева с его нелегким "звездным" характером, окажутся в вакууме, никому, в общем–то, не нужные, да и о личных амбициях каждого из "сплинов" ничего не слышно. Вы могли бы как–нибудь прокомментировать сказанное мной?

Р.: Дело в том, что команда создавалась общими усилиями и до сих пор существует общими усилиями. Одному Саше не хватает сил все делать самому...

— Ну нет такого, что музыканты просто терпят Васильева?

Р.: В определенной степени, может быть, и терпят, но, может быть, в какой–то степени и воспитывают у него музыкальные вкусы, которые у всех нас разные. То есть мы находим какую–то точку пересечения, мы находим компромисс.

— Расскажите о вашем последнем "Гранатовом альбоме". Все ли получилось, пришлось ли чем–то пожертвовать из песен и т.д.?

Александр Морозов (М.): Песни мы выбирали специально под концепцию альбома, и осталось их, еще не записанных, много. Спешки при записи не было, работали спокойно, до тех пор пока не получился конечный результат. В целом мы им довольны, а то, что альбом вышел коротким, нас лично не ломает, потому что искусственно добавлять туда песен не хотелось.

— Чем займетесь, когда возникнет пауза между гастролями?

Л.: Вернемся к домашним студиям, посидим, чего–нибудь поковыряем. Если выберем летом время, то, может, что–то запишем.

Р.: У нас за бортом осталось около двадцати песен, и, возможно, какое–то время надо будет от них отдохнуть, а потом дождаться второго дыхания, когда они снова станут для нас интересны, и тогда можно будет их записать. То, что есть, оно уже есть и никуда не денется, хочется чего–то нового.

— Домашний отдых может вылиться в сольные проекты?

М.: Нет.

Р.: Существует очень много всяких идей, как у каждого человека, но в настоящее момент времени просто катастрофически не хватает ни на что другое. Да и дома мы сейчас появляемся в связи с разъездами достаточно редко.

— Как вам работается с вашим директором Александром Пономаревым?

М. : У нас в группе есть разделение труда: мы музыканты, другие — техники. Как директор он нас вполне устраивает.

— В прессе мелькала информация, что в первые дни его прихода в группу он пытался заменить ударника СПЛИНА...

Л.: На самом деле это была галимая "утка". Когда поползли такие слухи, я сам подошел к нему и спросил: "Саша, что за фигня? Я в газете вот такое прочитал!". Он мне: "Ты что???". А дело было в том, что журналисты раздули совершенно левый факт, подброшенный им нашим бывшим директором, с которым я был в плохих отношениях. Он, оказывается, якобы порекомендовал Пономареву меня заменить. Но это же бред! Заменить меня может только группа, а не Пономарев и тем более не бывший директор.

М.: К тому же Пономарева мы выбрали себе сами, было несколько кандидатур, кто мог бы с нами работать в качестве директора.

Р.: Было много предложений со стороны.

М.: Мы со всеми "претендентами" знакомились, пытались сначала наладить человеческий контакт.

Л.: С Пономаревым мы и нашли общий язык.

Р.: Надо сказать, что Александр Пономарев на самом деле человек очень демократичный, то есть ему удается добиваться каких–то определенных коммерческих успехов, не наступая при этом на горло нашей песне. В принципе, если мы ему говорим, что не хотим, чтобы эта песня была на альбоме, или не хотим ехать в такой–то город по таким–то причинам либо чего–то еще, то чаще всего он с этим соглашается.

— ...мы не хотим разогревать ROLLING STONES...

Л.: Такого не было.

Р.: На самом деле мы вообще об этом не думали, а все решать будут сами "роллинги".

— А ДДТ разогреть — этап пройденный?

...

— Вы слышали что–нибудь из их новой программы?

Л.: Нет.

— Из тех фрагментов, виденных мною по телевидению, складывается такое впечатление, что команда чуть ли не радикально поменяла свое звучание в сторону утяжеления...

Р.: Давно пора было что–то придумать свежее. Времена–то меняются, мироощущение меняется, нельзя же десять–двадцать лет подряд играть одно и то же.

— Вы согласны с мнением, что группа ДДТ последние два–три года находилась в кризисе?

Л.: Мне кажется, что так сказать можно.

Р.: Можно. Но сказать так, чтобы они не обиделись.

М.: У них такой статус, что эти кризисы им до... Главное, чтобы они себя в самой группе при этом хорошо чувствовали. Они очень многое сделали в музыке, у них столько песен, столько поклонников... Вряд ли их всерьез можно обвинить в том, что они застоялись.

— Какая следующая питерская группа повторит ваш взлет?

Л.: Таких групп больше не будет...

— Хорошо, тогда кто вам нравится из ваших земляков–музыкантов?

М.: TEQUILAJAZZZ, ЭДИПОВ КОМПЛЕКС...

Л.: Мне КИРПИЧИ нравится...

М.: MARKSCHEIDER KUNST... Если капнуть как следует, то вытащить "в свет" какую–нибудь группу можно, но это прежде всего зависит от самих групп, насколько они будут настойчивы в том, чтобы донести музыку до тех людей, от кого зависит раскрутка команды, до записывающих компаний. Сейчас без этого нельзя.

Р.: Творческих людей с интересными идеями очень много, но не все они способны пробивать себе дорогу...

Л.: Реализовать себя.

М.: Многих быт заедает, и становится не до музыки. Надо на что–то жить, а первые годы существования группы — это нищета, которую не многие выдерживают.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета