статья


Gerrard, Lisa
В свободном полете

Вопрос вторичности сольных проектов музыкантов по отношению к их групповым занятиям широко обсуждался в мировой музыкальной прессе, но похоже, что к единому мнению критики так и не пришли. Объективным, по мнению известного музыковеда и моего друга К. А. Мёртона, является лишь тот факт, что за очень редким исключением сольные проекты превосходили по качеству и значимости групповые. Впрочем, как впоследствии утверждал тот же Мсртон, это еще не о чем не говорит.

За последние два десятилетия человечеству не единожды представлялась возможность убедиться в том, что его прекрасная половина способна не просто творить, а делать это более выразительно, эмоционально и чувственно. Конечно, это касается не только музыки — в любой сфере жизнедеятельности необходимы мягкость, нежность и особый, материнский подход; однако в музыке это проявляется особенно заметно. Среди многочисленных сирен нынешней поп–сцены Lisa Gerrard может похвастаться завидным стажем, небывалым авторитетом и непреходящей способностью создавать уникальные музыкальные произведения. Представлять ее каким–либо образом на страницах "этой загадочной "МГ" совершенно бессмысленно — те, кому надо, и так давно знают ее и ее место в когорте независимых; те же, кто о ней ничего до сих пор не слышал, безнадежны и, очевидно, и так счастливы. Тем не менее кое–какая информация, изложенная ниже, может показаться любопытной как старым поклонникам Lisa Gerrard, так и тем, кто еще так и не определился между ней, Мадонной, Монтсеррат Кабалье и Жанной Агузаровой.

Уроженка Австралии, она выросла в очень бедной части страны, где обосновались преимущественно эмигранты из Греции и Турции. Осознание способности к пению пришло именно тогда — с самого раннего детства. Окружающая ее музыка проистекала от женщин, с которыми ей приходилось жить бок о бок, — наиболее запоминающиеся мотивы маленькая Lisa слышала в моменты кропотливой работы женщин–прачек. " Я была очарована силой их голосов. Мне нравилось, даже если я не понимала смысла того, о чем они поют" — так отзывается она о тех временах. Lisa, к удивлению многих, никогда не брала уроков вокала, природа со щедростью одарила ее одним из редчайших и уникальнейших тембров. Во времена впечатлительного детства сформировалась и эта странная манера пения без слов, когда в некий фантасмагорический набор голосовых излияний вкладывался одной ей понятный смысл. " Я заметила, что петь без слов означает для меня говорить правду. Для ребенка это было моментальным изложением какой–то нафантазированной истории, и я могла рассказать ее быстро и натурально, не задумываясь подолгу над словами". Первые ощущения силы своего вокала и его единства с ощущениями души и сердца навсегда запечатлелись как самые радостные и праздничные чувства. Любовь к музыке вместе с особым, интимным отношением к ней никогда больше не оставляли Gerrard.

К моменту встречи Lisa Gerrard и Brendan Perry, который ознаменовал начало эры DEAD CAN DANCE, она была еще неопытной, но достаточно зрелой, с очевидным талантом вокалисткой. Brendan, тоже австралиец, был своего рода музыкальным антропологом — результаты его изысканий в истории музыки и по сей день являются основополагающими при работе в DCD.

Их встреча произошла в конце 70–х годов, когда панк–движение только набирало обороты, но уже достигло берегов Австралии. Lisa и Brendan решили создать музыкальный коллектив, принципиально отличающийся от других использованием музыкального наследия из различных мировых культур нашей планеты. Успех DCD, который пришел сразу же после их переезда в Лондон и выхода первого лонгплэя, объясняется именно этим уникальным сочетанием — природный, идущий из глубины сознания вокал Lisa и эксперименты Brendan с различными пластами культуры экзотических народов. DCD сама по себе слишком глубокая и обширная тема, здесь многое неясно и не исследовано, этот феномен еще не раз окажется под пристальным вниманием журналистов многих музыкальных изданий, в том числе и "МГ". Как–либо обособить в контексте данной статьи роль Gerrard в этом проекте весьма затруднительно, поскольку только вместе они добивались того, что поклонники и музыковеды в течение 15 лет понимают под DCD. Даже несмотря на странный способ совместной работы (Lisa живет в австралийских Snow River Mountains, Brendan — на реке, расположенной на границе между Эйром и Северной Ирландией, в результате чего раздельное написание предварительного материала заканчивается встречей и несколькими месяцами непосредственной работы над новым альбомом), вся яркость и самобытность музыки DCD, все мельчайшие детали, черточки и родимые пятна обязаны своему появлению обоим родителям.

К середине 90–х, когда DCD была уже зачислена в мэтры инди–музыки, позади было уже 6 альбомов и невероятное количество зачарованных поклонников, в архивах группы скопился материал, который по тем или иным причинам не вышел в альбомах. Эти заготовки, подготовленные по отдельности, часто откладывались, и музыканты занимались разработкой совершенно новых идей. В 1993 году вышел "Into The Labyrinth", и после записи концертного альбома "Towards The Within" Lisa и Brendan снова разъехались по домам, чтобы отдохнуть, набраться сил и заняться своими делами. Brendan, до сих пор так и не записавший давно обещанный сольный альбом, который, впрочем, обещает быть скоро, занимался продюсерской деятельностью, сотрудничал с Hektor Zazou, писал музыку для кино. Поговаривали, что DCD больше не соберутся вместе. Lisa уже была замужем, заимела ребенка, и эти обстоятельства в первую очередь повлияли на возникновение слухов о распаде. После выхода первого сольного альбома Lisa Gerrard "The Mirror Pool" эти слухи еще больше разрослись, но были сразу же опровергнуты самой Gerrard. Альбом в некоторой части составили те самые не вошедшие в репертуар DCD песни, автором которых была Lisa Gerrard (некоторые из этих вещей можно все же услышать на "Towards The Within" в живом исполнении, а также на концертах, где DCD предпочитают представлять не альбомный материал, а невошедшие вещи).

Помимо старых композиций, на "TMP", естественно, были и новые, да и старые были сыграны по–новому. Сэмплированный симфонический оркестр был заменен живым Victorian Philarmonic Orchestra, под аккомпанемент которого Lisa так проникновенно спела. Мнения критиков насчет этого релиза разошлись — одни утверждали что это был кардинальный отход от того, что делает DCD; другие, наоборот, обвиняли Gerrard в обратном. Сама Gerrard характеризовала его как более личный, более насыщенный ее собственными переживаниями и видением музыки. Альбом, по ее мнению, был более простым в музыкальном плане, без тех гармонических нагромождений, которые привносил в работы DCD Brendan Perry. Тем не менее музыка получилась достаточно разнообразной и не разочаровала поклонников, привыкших к традиционному звучанию.

После турне, в котором ее сопровождали товарищи по DCD Robert Perry (брат Брендона), Ronan O’Snogeigh и John Bonnar, принимавшие участие также и в записи альбома, выхода видеоклипа на композицию "Sanvean (I Am Your Shadow)" режиссера Nigel Grierson последовал непродолжительный период отдыха, после которого Lisa и Brendan собрались вновь для работы над "Spiritchaser". Опять турне — и снова двое музыкантов разбежались по своим делам. Может быть, в этом периодическом взаимном отдыхе друг от друга и заключается секрет постоянства и долголетия DCD?

В жизни Lisa Gerrard прежде всего женщина, заботливая мать своей семилетней дочери. Несмотря на творческие изыскания в допотопной музыке, она никогда не забывает, в каком мире она живст — Lisa Gerrard современная женщина. Это прежде всего выражается в "дружбе с компьютером". Lisa принимает активное участие в создании журнала " Computers & Composition: An International Journal For Teachers of Writing", на страницах которого она проводит различные исследования, касающиеся человека и его взаимоотношений с компьютерными сетями, проблем общения мужчины и женщины посредством сетей, идентификации женщины при бестелесном общении в сети. Первичными результатами этой работы можно считать некоторые выводы и утверждения, где Lisa констатирует относительную неизменность взаимоотношений полов в эру компьютерных сетей, даже наоборот — считает, что возникли дополнительные возможности для самовыражения и обретения дополнительных свобод как для мужчин, так и для женщин. Феминистские наклонности у Lisa Gerrard не подтвердились.

Кажется, она не может плодотворно работать без мужчины и на этот раз в лице Pieter Bourke, появившегося еще при записи "TMP", она нашла замену Brendan Perry. Тогда, в 1995 году, Lisa не могла и предполагать, что этот молодой человек, известный техноэлектронщик с экзотико–эмбиентным уклоном, впоследствии станет сотрудничать с ней самым тесным образом. За плечами у Pieter Bourke участие в таких электронных проектах, как BLACK LUNG, SNOG, SOMA. Последний является совместной работой с David Trussell, где музыканты разрабатывают свои гипнотико–отмороженные идеи и воплощают их в разнообразных электрических формах (для интересующихся: SOMA отличилась в свое время следующими релизами — "The Inner Sinema", "Hollow Earth" и последним, наиболее интересным, где собраны собственные и чужие ремиксы на предыдущие два альбома, "Stygian Vistas"). Gerrard оценила у Bourke присущую также и ей наклонность к внутреннему созерцанию музыки, поиску идей в себе и одновременно впитыванию культурного наследия мировой культуры. В результате — "Duality", свежайший продукт пера Gerrard и Bourke. Стоит отметить, что на обложке диска обозначены оба имени, что говорит о как минимум равнозначительном участии обоих музыкантов. В этой весьма качественной, местами изощренной (характерными, правда, геррардовскими приемами) работе слушатель получит прекрасную возможность ознакомиться с тем, чем живет и дышит Lisa Gerrard в настоящее время. Это абсолютно новый материал, где Lisa и Pieter сделали несколько серьезных попыток немного усовершенствовать давно налаженные механизмы и конструкции, представленные как на альбомах DCD, так и на "TMP". В чем они заключались и удались ли они вообще, каждый определит для себя сам, и не стоит последующий комментарий рассматривать как некую установку, но все же, как любил повторять К.А.Мёртон... Не совсем отчетливо заметна роль Pieter Bourke на альбоме — логически ожидаемого смешения вокальных инкрустаций Gerrard и электронных вливаний Bourke не произошло, по крайней мере кардинально; баланс однозначно сместился в сторону Gerrard — традиционные индийско–неоклассические хоралы с преобладанием невообразимо красивых мужских тонов в ее голосе. Она не старается переиначить давно известные формулы и работает с тем, что уже устоялось и вошло в привычку. Размеренность, поступательность и умиротворенность — вот главные темы альбома. Наиболее интересной показалась композиция "The Human Game", где музыка внезапно оживает и через два последующих трека приходит к светлой и радостной "Nadir". "Музыка приносит мне радость. Для большинства людей музыка DCD и моя собственная — это мрачная готика, выражение нашего отчаяния и горестей. На самом деле это не так, мы стараемся выразить все, в том числе и позитивные чувства, овладевающие нами." Впрочем, вопреки этому утверждению Gerrard, "Duality" изобилует темными оттенками и не вызывает много радостных эмоций. Этот альбом обрадует поклонников традиционного стиля DCD и Lisa Gerrard и заставит сторонников перемен в их музыке ("Spiritchaser"!) немного подождать до выхода нового альбома DCD, который намечен на январь 1999 года.

В самом ближайшем будущем следует ожидать какого–то видеоматериала к альбому и, естественно, турне, которое, впрочем, уже началось. В январе на Cleopatra Records вышел трибьют–альбом "The Carnival Within" — это несомненно должно заинтересовать поклонников DCD.

Нам же остается не что иное, как вслушаться повнимательней в "Duality", стараясь раскрыть его как можно полнее и отыскать все спрятанные сюрпризы.

Дмитрий ЗЕЛЕНЫЙ

© 2005 музыкальная газета