обзор


Limbonic Art
In Abhorrence Dementia

mg81227.jpg (4301 bytes)
9tks/43mins

Холодный шелест дождя, неуловимый трепет сизых сумерек. Печальный стон осеннего ветра, и, о продрогший путник, как жест Бога мелькнул вдали меж густой чужеродной поросли лесной чащобы спасительный светоч окна неприглядной избушки, и в тот же миг твоя душа начинает трепетно согреваться в надежде вернуть растерянные за долгое время странствий осколки спокойной жизни. Внезапно сердце начинает судорожно биться в предчувствии чего–то страшного, но перспектива остаться коротать долгую ночь под нещадными пытками ненастья кажется еще более страшной, а этот тлеющий уголек света такой сладкий и манящий, пожалуй, даже слишком манящий. И вьежистей кутаясь в промокший до нитки плащ, путник слепо следует свету. Знай он всю черную истинность последствий своего поступка, никто и ничто на свете не заставило бы его пойти на этот безрассудный шаг. Глухомань таит свои законы. Он знал это, но огонек был такой манящий... Похоть снова одержала верх над здравым смыслом. Скрип отворяющейся двери, напряженная зловещая тишина, предательский свист ноябрьского ветра... Комната в облачении свеч, дрожь плесневелого духа, две пары пронзительно–бесстрастных глаз. Их лица скрыл трупный комуфляж, их тела облачены в черный саван, в их руках блеск отточенной стали... Что это? Путник онемел от ужаса, его ноги отказали повиноваться, лишь широко раскрытые глаза полны мольбы — но тем двум не ведомо чувство сострадания. Бывалому взору в них нетрудно узнать Morfeus и Daemon, принцев мохнатой тьмы, черных воронов смерти из LIMBONIC ART, да–да, тех самых великих злобарей, которыми гордится сам князь Samoth (EMPEROR), его лучших детищ. Звенящую тишину пронзает их холодная музыка: надрывный скрежет гитар и пьянящий перелив клавиш, словно медленный яд, пробивает путника в фатальный жар. Адская симфония, опера тьмы глумливой стаей голодных волков сотрясает стонущий ветхий дом, но ни единого звука не выпускает наружу, туда, где нет ни Бога, ни спасительных солнечных лучей, туда, где есть лишь туманная дымка неразгаданной тайны, корявые ветви черной невинности да бескрайний эфир непроглядной тьмы...

Filin

© 2005 музыкальная газета