статья


Krabathor
KRABATHORу красных братьев

Окончание. Начало в №№7–11.

7 апреля 1997 года. Возвращение.

Просыпаюсь рано утром в понедельник. Солнышко приветствует меня, продирая лучи сквозь старую занавеску на окне. Я встаю, подхожу к окну и... Ой, лучше бы я этого не делал... Район в неутешительном состоянии, но в этом нет ничего удивительного, в России это в порядке вещей. Начинаю шуршать своими вещами для того, чтобы разбудить остальных. Это мой любимый трюк, я всегда применяю его, когда утром не могу больше спать. Первым просыпается Кристофер и набрасывается на меня, обзывая гомиком. Я требую объяснений и получаю их. Оказывается, это следует из того, что я рано ложусь спать и рано встаю. Все так просто! А главное — логично... Роман разогревает для нас какие–то овощи и картошку, и около полудня мы покидаем панельный дом. Выходим через центральный выход, двери которого уж больно похожи на ворота в хлеве. Педро и Роман идут на стоянку за "Кристиной". На улице оказывается, что погода не такая уж хорошая, как я ее себе представлял. Холодно, и в воздухе кружат снежинки. Территория, прилегающая к дому, выглядит как после бомбардировки. Прямо напротив дома Романа стоят несколько полуразвалившихся домиков, которые Ендо с энтузиазмом начинает фотографировать. После 20–минутного ожидания начинаем тихо проклинать царящие здесь порядки. Опять сталкиваемся с традиционной ситуацией, когда все происходит совсем не так, как предполагается.

Тем временем к подъезду подходит старая бабка в засаленной одежде и рваных перчатках. Она открывает двери возле входа в подъезд, и любопытный Скула заглядывает вовнутрь. На крыше дымит труба длиною около метра, из–за чего все помещение заполнено смрадными выбросами. Бабка не спеша запихивает их в картонные коробки из–под бананов и выносит на тротуар, где их весело подхватывает ветер и разносит по всей округе. Вынеся 5 коробок с мусором, бабка удаляется в направлении следующего подъезда. Мне ее искренне жаль. Жизнь за железным занавесом всегда была не сахар, но в России мало что изменилось и по сей день. Люди влачат просто жалкое существование. В этой связи вспомнился один анекдот эпохи коммунизма. На границе с Австрией стоит папа с маленьким сыном. Малыш с любопытством оглядывает могучие погранукрепления и спрашивает: "Папа, а что там за проволокой?". "Мы", — с грустью отвечает отец.

Педро и Роман возвращаются через 50 минут. Оказывается, пришлось идти в банк, чтобы обменять деньги на дорогу. И чего только мы не передумали за это время (у страха глаза велики)! Перебрали в уме все варианты: от бандитского нападения до отчуждения автомобиля. Наивные! Едем на заправку и прощаемся с Романом, который, хотя и пребывает в хорошем расположении духа, к компромиссам явно не склонен. Педро дает по газам, и мы вылетаем из Тулы. Грязные, голодные и счастливые. Итак, сегодня понедельник, 14.00 по Москве, 2200 км от дома. По дороге делаем остановку в Орле, Педро покупает еду (сильно пересоленный карп, который в основном достается Кристоферу). Заходим в мафиозный магазинчик, торгующий электроникой. Ценники с шестизначными цифрами производят грустное впечатление. Компакт–диски продаются по 170 чешских крон ($1 = 35 CZK), а пиратские кассеты по 30. Едем дальше. В каком–то буфете у дороги покупаем очередную порцию рыбы. Не перестаем смеяться над их автобусами, встречающимися на нашем пути, с надписью "Expres" по бокам.

Наступает темнота, а бесконечные посты ГАИ начинают попросту доставать. Но это только начало. После 20.00 они вообще наглеют, требуя, чтобы каждый проезжающий мимо автомобиль отмечался на станции. Записывают имя шофера, марку и тип машины и даже количество пассажиров! Какой–то идиотизм. Вопрос: "Почему вы едете на машине вечером?". Ответ: "Вы, дебилы, посмотрите на Европу и перестаньте корчить из себя богов и бряцать оружием!".

На границе с Беларусью снова платим 20 баксов за проезд по территории Республики Беларусь. Глушим мотор и укладываемся спать. Я как всегда просыпаюсь рано, в пять утра. Мы стоим где–то на проселочной дороге у леса. Выхожу из машины и неподалеку замечаю еще одну дорогу. Она практически пустая — интенсивность движения очень незначительная. Когда наконец все просыпаются, выясняется, что "Кристина" не хочет (или не может) заводиться. В конце концов она выплевывает черное облако дыма, затем раздается какое–то бульканье и она трогается с места.

Переводим дыхание — на этот раз пронесло. Заезжаем в ближайший городок, чтобы заправиться и закупить продукты. С бензином как всегда проблемы. Его попросту нет, поэтому мы вынуждены пилить еще 40 км. Стрелка указателя количества топлива останавливается на нуле, когда наконец мы находим заправку. Но не тут–то было, у них в наличии только 76–й.

Просим продать нужный нам бензин за доллары, но они даже слышать об этом не хотят, motherfuckers! Идем в соседнее село, там меняем деньги и покупаем хлеба и питья. Удается отправить домой старую коммунистическую открытку с видом Минска. Это удовольствие обходится нам всего в каких–то 2 кроны (меньше 10 центов). Покупаем 92–й бензин и берем курс на Брест. И тут снова беда: прокол в шине и как следствие — сорокаминутная задержка.

Во второй половине дня въезжаем в Брест. Какой–то недоумок уже на въезде в город требует 8 баксов за проезд по Бресту. Fuck off!!!

Едем дальше. Автомобильная очередь на границе снова довольно внушительная. На первом же пропускном пункте мы простояли почти 5 часов. Педро не выдерживает и идет выяснять, кому и сколько надо платить. Возвращается, садится за руль, и мы едем дальше. На этот раз ничего не заплатили. А так каждый здесь так и норовит залезть к вам в карман. После тщательного исследования ограждения по обеим сторонам от нас обнаруживаем, что в некоторых местах на проволоке имеются керамические прокладки. Ага, электричество! Никто из нас, однако, не рискует проверить, является ли эта система реликтом коммунистического прошлого или функционирует и по сей день. (Функционирует, да еще как! — Mr. Happy.) Между автомобилями шныряет свора голодных собак. Мы бросаем им остатки еды, а они смотрят на нас печальными глазами. К сожалению, мы ничем не можем им помочь. Около полуночи проезжаем Варшаву. У Педро явно открылось второе дыхание, он неутомим и гонит машину как черт. Чуть позже его сменяет Кристофер, но Педро и не думает спать. Утром мы пересекаем польско–чешскую границу. Все, мы наконец дома! И живые!!!

7 часов 04 минуты, среда, 9 апреля 1997 года...

Bruno (Перевод Mr. HAPPY)

© 2005 музыкальная газета