статья


Cranks, The
BEATLES в Беларуси

mg81211.jpg (8473 bytes)

21 марта в клубе "Резервация" состоялся первый концерт BEATLES в Беларуси. Событие, которое еще тридцать лет назад казалось немыслимым, наконец произошло.

С появлением вдалеке света фар стоявшая у входа в клуб публика было оживилась. Но нет, это были не они. Тем временем снег продолжал падать, и народ стал замерзать вместе с мечтой когда–нибудь увидеть BEATLES (все выскочили без курток). Грустно... А казалось, что счастье так близко. Можно сказать, что мечта всей жизни осуществится.

Среди таких грустных размышлений вдалеке замерцали фары приближавшегося синего лимузина. Да, это были они! Поклонницы (в шоке, наверное) попадали на лимузин, тем самым создав в своих рядах замешательство, воспользовавшись чем знаменитости ретировались с инструментами наперевес, взбежали на сцену клуба и заиграли свою милую, простую, всем знакомую с детства музыку. Кто–то стоял у стены, кто–то притопывал, кто–то прихлопывал, а кто–то просто бился в экстазе...

После выступления музыканты бросились к своему лимузину и отбыли (они торопились на концерт в "Royal Albert Hall"). К счастью, вашему покорному слуге удалось уговорить менеджера группы господина Эпштейна позволить взять интервью у музыкантов прямо в пути. Он любезно согласился, правда, с условием личного контроля над происходящим.

— Привет!

Джон: Привет!

Ринго: Привет!

Джордж: Привет!

Пол: ... (отвернулся, молчит)

Эпштейн: Да!

— Что "да"?

Эпштейн: Да "привет".

— Большое спасибо за то, что любезно согласились дать интервью нашей газете. Наша газета... (через пять минут) ... Однако вернемся к нашим баранам...

Все кивают.

Пол: ... (молчит, кивает)

Эпштейн: Да.

— Как вы находите Беларусь?

Пол: ... (молчит)

Джон: С трудом...

Джордж: По компасу...

Ринго: Летим в Москву, а дальше на поезде.

— Прекрасно. Вы довольны своим выступлением в "Резервации"?

Джон: Слабо помню, но индейцы вроде были настоящие.

Джордж: Да, индейцы вообще благодарная публика. Один даже пришел в бинтах, так весь концерт и простоял, прислонившись к стене...

— Великолепно. Не было ли у вас мысли принять участие в очередной "Рок–коронации"?

Ринго: Мы дали демо–записи, но не прошли отборочный тур...

Эпштейн: Да.

— Отлично. Какие белорусские группы вы знаете?

Джон: THE CRANKS!

Джордж: THE CRANKS...

Ринго: THE CRANKS?

Пол: ... (молчит, улыбается)

Эпштейн: Да.

— Что "ДА"?!

Эпштейн: Да, THE CRANKS.

— Потрясающе! А как вы относитесь к Бетховену?

Все (кроме Пола, Эпштейна и Ринго): Мы его любим...

Ринго: Особенно его стихи...

Эпштейн (мечтательно): ...не бродить уж нам ночами, хоть душа любви полна... (вздохнул, смахнул украдкой пепел с дорогой кубинской сигары) Да.

— Изумительно! А когда вы собираетесь постричься?

Джон: Мы, кажется, в среду собирались идти к Косте...

Ринго: ...в гости к Косте... хе–хе... хе–хе–хе...

Джордж: Автор наших модельных стрижек — Константин, студент Лондонского архитектурного колледжа...

— Ну просто чума! А как вас дразнили в школе?

Джон: Меня звали Забияка Джонгрязныеноги.

Пол: ...Ринго–гринго!!!

Ринго: ... А Пол — красавчик!!

Джордж: А меня звали Малыш.

Эпштейн: Да.

— Да?

Эпштейн: Да.

— Нормально. А как вы думаете, почему вы популярнее других исполнителей?

Джордж: Потому что мы пишем другие песни...

Джон: ...и поем по–английски.

— Труба дымит... А как будет называться ваш следующий альбом?

Джон: "Антология 4,5,6".

— Крыша едет... Давно хотел вас спросить... Какая участница SPICE GIRLS вам нравится больше всего?

Джон: Кстати, мы ждали этого вопроса...

Джордж (покраснел, смутился): Да они все ничего, особенно дочь Пола...

Пол: ... (???)

Джордж: ...Абдул. Нам бы их... (краснеет еще больше, смущается еще дальше)

Эпштейн: Да.

— Да–а–а... Это что, а вот я... (через пять минут) ...Кстати, какой ваш любимый цвет?

Джон: Красный.

Джордж: Синий.

Пол: ... (зеленый)...

Ринго: Белый.

Эпштейн: Да.

— Что "да"?

Эпштейн: Да, желтый.

— Какой ваш любимый звук?

Все, кроме Эпштейна, закрывают уши, Пол счастливо смеется.

— Супер! А какой из последних концертов вам запомнился больше всего?

Джон: А неплох был концерт в маленьком городке Аврора, штат Иллинойс...

Джордж: А разогревали нас БОЛЬШИЕ ЗЕЛЕНЫЕ ВЕЛИКАНЫ.

Ринго: А дым стоял коромыслом...

Эпштейн: А да.

— (Устало) Что "а да"?

Эпштейн: А да, стоял коромыслом.

— Высокий класс! А какой вопрос вам задают чаще всего?

Все хором (включая Пола): "Какой вопрос вам задают чаще всего?"

— Пол, а почему вы все время молчите?

Пол (озадачен): Кто молчит?

— ВЫ молчите...

Пол: ... (молчит)

Ринго: Он все время молчит.

Эпштейн: Да.

— Ну хорошо. А как вы относитесь к тому, что ваш менеджер сменил имя на русское Дмитрий?

Джон, Джордж и Ринго: Что?!

Эпштейн: Да.

Джон, Джордж и Ринго: Брайан, нет!!!

Эпштейн: Да!

— У вас, наверное, накопилось ко мне вопросов?

(все выходят, кроме Эпштейна и Пола)

Эпштейн: Да.

— Вы, наверное, хотели спросить, почему именно мне доверили взять интервью у легендарной ленинградской четверки?

Эпштейн: Да.

— Великолепно. Отвечаю: это потому, что я лучший, самый лучший...

Ринго (подслушивавший за дверью, быстро выглядывает): ...Лучший из лучших?

— Да.

Эпштейн: Нет, не да.

(Пол и Эпштейн уходят.)

Догорает свеча, гаснет свет.

Занавес.

P.S. И опять становится грустно. И снова хочется мечтать...

Том КРАПОВ

© 2005 музыкальная газета