статья


Tequilajazzz
Целлулоид

mg81206.jpg (5277 bytes)

Питерская группа TEQUILAJAZZZ, которая существует с 1993 года, это Евгений "Ай-Ай-Ай" Федоров (вокал, бас), Константин "Балбес" Федоров (гитара) и Александр "Дусер" Воронов (ударные). К сожалению, не удалось пообщаться со всей троицей, и в интервью принял участие только Евгений.

— В мае выходит ваш новый альбом. Как он будет называться?

— "Целлулоид".

— Почему так?

— Хорошо горящий материал.

— А материал на альбоме такой же?

— Нет. Материал разный. Есть что–то помягче, есть что–то в духе того, что мы делали до этого. На нем куча штампов и ходов, характерных для поп–музыки. Мы используем их сознательно, без фиги в кармане. Этот альбом гораздо более "поп", чем все предыдущее, что мы раньше делали.

Понятно, что штампов в экстремальной музыке сейчас гораздо больше, и они распространяются и на музыку коммерческую. Появляется огромное количество коммерческих подделок, причем внешних, которые выглядят как радикальные группы: те же тату, те же прически, то же звучание гитар. Так что трудно сейчас сказать, где кто.

— Но, по–моему, вы всегда держались особняком. Я впервые услышал термин "джаз–кор" именно применительно к вам.

— Да, в свое время мы этот термин придумали, но, как выяснилось позже, он существовал уже давно. Дело в том, что мы любим и слушаем различную музыку, поэтому нам интересны различные проявления.

— Когда–то с ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК вы достигли определенных высот, известности. Тяжело ли было начинать все заново с ТЕКИЛОЙ?

— Конечно, тяжело, на самом деле начинали с нуля, как и все остальные "там–тамовские" (имеется в виду клуб "Там–там", при котором репетировали разные команды, в том числе и TEQUILAJAZZZ, — М.Л.) группы. Мы были поставлены в абсолютно равные условия. В равной степени было тяжело и интересно. Тогда для нас не было никакого выбора, поскольку начинали делать совершенно новое для нас. Известность же наших предыдущих коллективов сыграла отрицательную роль, так как с эстетикой и идеологией, которые сопутствовали нашим прежним группам, новый проект не имел ничего общего.

Мы играем другую музыку. В данном случае какие–то измерения количественного порядка не применимы — просто мы играем другую музыку. К тому же мы одними из первых стали петь на русском языке. Надеемся, что делали это не очень плохо. Мы большие поклонники русской литературы. У нас никогда не рассматривался вопрос об исполнении англоязычных песен. Правда, было несколько различных кавер–версий. Просто бессмысленно говорить о проблемах сегодняшнего дня с русским человеком на английском языке. Мы это воспринимали как игру, которая нас не интересует.

— Помнится, что ваш первый альбом был весьма романтичен. Пираты, море, старик...

— Да. Она осталась, эта романтика, но так как это был первый альбом, он вобрал в себя все романтические вещи, которые были воспитаны литературой — если не русской, то переведенной на русский язык. Там все литература, мы группа очень литературная.

— У вас некой красной нитью тянется работа в кинематографе...

— Мы начались с фильма "Дикий Восток". Когда Костя снялся в главной роли, а меня Нугманов попросил записать пару–тройку индустриальных треков. Мы записали с Дусером и Костей пару песен, потом продолжили репетировать, и только потом этот конгломерат получил название. Так как с кино все началось, то вполне естественно, что это работа продолжается (кроме "Дикого Востока", музыканты TEQUILAJAZZZ писали музыку к фильмам "Железная пята олигархии", "Упырь" и "Тело капитана будет предано земле, а старший мичман будет петь", — М.Л.). Это наша давнишняя любовь.

— Тебе нравится тот видеоряд, на который ложится твоя музыка?

— Что–то нравится, что–то нет. Понятно, что надо быть Годаром, чтобы прекрасно снимать малобюджетное кино. Однако с каждым годом все больше проектов, которые снимаются за малые деньги, но по качеству все лучше и лучше.

— А тебе самому какие фильмы понравились в последнее время?

— Из наших — "Мама, не горюй". Это последнее, что я видел. Последнее, что я видел из зарубежного, это "Космический десант" — не вдохновил... А так "Чужой–4" — неплохой фильм, мне было интересно посмотреть, что смогут сделать в американских условиях.

— Ты вообще киноман?

— В относительной степени — стараюсь следить, но не всегда удается. Стараюсь поддерживать форму, не потерять ориентиры.

— На что вы ориентируетесь в музыке?

— Да ни на что, на сиюминутность. Мы озвучиваем жизнь.

— Вас кто–нибудь продюсирует, говорит, в каком направлении двигаться?

— Нам никто некогда не указывает, что нам делать, какие песни писать и так далее.

— Вокруг группы существует культовость, обтекаемое понятие славы?

— Когда мы только начинали, были первые публикации, в которых мелькало это слово. Мы к этому относились и относимся достаточно скептически, понимая, что это один из журналистских приемов. Сейчас это поубавилось, попроще к нам отношение.

— Ваш проект с КОЛИБРИ наделал в свое время много шума. Продолжаете ли вы с ними работать?

— Да, у нас бывают изредка концерты. Так, мы периодически работаем в том или ином проекте: одна песня (не из альбома) в исполнении КОЛИБРИ звучит в фильме Баширова "Железная пята олигархии". Насчет нового альбома я не думаю — это была попытка эксперимента, который не вполне удался.

— Максим Головин сделал вам прекрасный ремикс на песню "Самолет", который даже получил приз на "Funny House Awards". А ты сам не хотел бы попытаться сделать пару ремиксов?

— Что касается ремикса, сделанного Максом, то мы были просто уверены, что он завоюет какой–либо приз: если не первый, то обязательно второй. Что же касается меня, мне абсолютно не интересно делать ремиксы. Я сейчас очень хорошо укомплектован электронными инструментами, так что мог бы заниматься ремиксами, но мне не интересно заниматься этим.

Я использую всю эту электронику в качестве инструментов для записи музыки. К тому же я отдаю себе отчет в том, что есть люди, которые могут это делать гораздо лучше меня.

— Сейчас существует повальное увлечение создавать свои странички в Интернете. Вас это как–то коснулось?

— У нас их пять штук: одна в Бостоне, другая в Париже, одна Филсвская и две в Питере. Одна из этих питерских на самом деле фан–пэйдж, но уже практически наша официальная. Что же касается Бостона и Парижа, то их создали абсолютно неизвестные нам люди.

— За последние годы вы со многими поиграли. А с кем вам было наиболее интересно?

— Скажем так: не с кем было интересно играть, а на кого было интересно смотреть после того, как отыграл свое отделение, — FAITH NO MORE. Они мне интересней всего как музыканты. MOTORHEAD мне не интересен, BIOHAZARD интересен постольку поскольку (просто интересно посмотреть на группу, чьи видеоклипы активно показывались), ну а RAGE AGAINST THE MACHINE — понятно, хитовая на тот момент запись.

— Не так давно я слышал, что в твои планы входит записать сольный альбом.

— Набралась куча песен, несколько из них записали. Музыканты те же самые, но не хочется обманывать слушателя, что это TEQUILAJAZZZ. Просто если мы сейчас захотим записать классические вальсы и назовем это TEQUILAJAZZZ, то слушатель просто останется в недоумении или же почувствует себя обманутым.

— Тогда ты можешь дать четкое определение группе TEQUILAJAZZZ?

— Это наш взгляд на то, как мы можем сыграть современную музыку допотопными средствами.

P.S. В мае TEQUILAJAZZZ отправляется в небольшой (всего пять концертов) тур по восточному побережью США. Группа выступит в Нью–Йорке, Вашингтоне, Бостоне, а после этого даст концерт в Милане.

Максим ЛУНЕВ

© 2005 музыкальная газета