статья


Happy Face
Девушки хотят HAPPY FACE

mg81102.jpg (11720 bytes)

Постгранджевая группа HAPPY FACE из города Молодечно, собирающаяся в этом году справлять свой пятилетний юбилей, похоже, основательно закрепилась на минских рок–клубовских площадках и стремительно рекрутирует бойцов в ряды своих фэнов. Лично я не припомню ни одной команды из белорусской глубинки, которая за последние полгода столь же молниеносно и прочно влилась бы в местную рок–тусовку и день за днем набирала баллы в рейтинге популярности. Чем взяли они достаточно привередливого минского слушателя, ревниво относящегося к выскочкам из провинции?

Термин "постграндж", используемый и придуманный участниками HF, пожалуй, точно отражает то музыкальное направление, которому они следуют. Это не всегда классический грандж, а то, во что он превратился на исходе века, — он более коммерческий, рассчитанный на более широкую публику, нежели на конкретную прослойку поклонников гранджа. Но слово "коммерческий" здесь не следует понимать в том плане, что музыканты озабочены исключительно тем, как состричь купоны с пока еще модного направления, нет: так HF видит пути дальнейшего развития гранджа, музыки, возникшей как альтернатива опопсовевшему панку, музыки, которая сама стала становиться попсовой. HAPPY FACE расставили для себя все точки над "i", констатировали, что так все оно и есть, и... заиграли качественный коммерческий англоязычный грандж.

29 марта в минском клубе "Резервация" состоится презентация дебютного альбома группы "Grunge?!", записанного на студии X–Noise Factory.

Евгений "Жека" Прокопович (Е.) — вокал, гитара; Алексей "Муму" Тетин (А.) — вокал, бас; Игорь "Гарик" Шатило (И.) — ударные; Геннадий Сырокваш (Г.) — директор студии X–Noise Factory, менеджер HF.

— Гена, как ты познакомился с группой?

— Я сам родом из Молодечно и с Игорем знаком с детства. Так же, как и он, я когда–то играл в разных составах, и вот когда я уже бросил это дело, ко мне как–то обратился Игорь с предложением посмотреть группу, в которой он играл и которая, как он считал, будет мне интересна. Так и вышло. Играли они тогда практически в том же стиле, что и сейчас, правда, попроще, но для того времени это было очень любопытно. Потом я видел их на каких–то концертах, которые и сам организовывал, но ничем конкретным я тогда им не помогал.

— Когда возникла идея записать группу и взять над ней шефство?

— Не так давно. После того, как я осел в Минске, обзавелся связями и появились возможности сделать группу, я и решил заняться их продюсированием.

— Любимый вопрос про нишу, которую занимает та или иная группа.

— Тот стиль, в котором играет HAPPY FACE, до недавнего времени был у нас непаханым полем, при всем при том, что грандж в Беларуси, конечно же, играют. HF дали новую жизнь гранджу, показали, что его можно играть еще и вот так, и результат налицо: группа стала популярной в Минске, у нее появились последователи среди музыкантов, которые, послушав HAPPY FACE, стали делать что–то похожее.

— В Беларуси группы, поющие по–английски, пользуются устойчивым спросом. Их, по–моему, даже больше, чем белорусскоязычных команд.

— Я думаю, это оттого, что географически мы ближе к Западу, мы более близки к западной музыке, чем, скажем так, к восточной, русскоязычной. Но после того, как мы записали дебютный альбом на английском, следующий группа будет делать уже на русском. Это обусловлено тем, что при известном "знании" нашим народом иностранных языков люди не понимают, о чем поет группа, и нас это волнует. Да и с чисто коммерческой точки зрения программа на русском языке может сыграть положительную роль в плане раскрутки команды, тем более что уже есть те люди, имеющие отношение к шоу–бизнесу, которым было бы интересно поработать с нами в том случае, если бы группа стала бы петь по–русски.

— Как работалось над альбомом?

Г. — Идея сделать полноценный альбом возникла при работе над демозаписью. Есть команды концертные, которые с трудом пишутся в студии, они постоянно ждут реакции публики на звуки, извлекаемые музыкантами из своих инструментов. HAPPY FACE же органичны и там, и там. Они быстро и без особых волнений, присущих командам, впервые попавшим в студию, записали демо, и я понял, что стоит приступать к альбому.

Е. — Если говорить уже конкретно об альбоме, то некоторые вещи записывались нами с ходу, а над некоторыми пришлось попотеть.

И. — Композиции на нем представлены разные по времени написания. Есть песни 94 года, но большая часть относится к прошлому лету.

А. — Выбирались песни, которые к моменту записи альбома были наиболее отработаны.

И. — Как таковой, цельной идеи сквозь альбом не проходило.

Г. — В защиту насекомых он не делался.

Е. — Если говорить о текстах, то они об окружающей нас жизни.

— В названии альбома присутствуют вопросительный и восклицательный знаки. Пояснения есть по этому поводу?

Е. — К гранджу накрепко приклеен ярлык НИРВАНЫ. И в этот просто музыкальный стиль впихнули некий "образ жизни" и сопутствующие ему поклоннические проявления. И мы как бы спрашиваем: а грандж ли это — все взятое вместе? И восклицательный знак не то чтобы давал утвердительный ответ, относящийся ко всему, он обращен только к музыке, которая представлена на альбоме.

— Но мимо НИРВАНЫ участники HAPPY FACE, естественно, не прошли...

И. — Она объединила нас. Женя до нее любил одну музыку, Леша слушал то, что потяжелее, я — попроще.

Е. — НИРВАНА перевернула в нас все с головы на ноги или наоборот. Эта была та музыка, которая понравилась нам троим, вместе взятым.

— Альбом показался мне достаточно коммерческим в том плане, что его будут слушать не только гранджеры, но и люди, предпочитающие другую музыку...

Е. — Так это клево! Клево, когда вкусовые пристрастия музыкантов HAPPY FACE совпадают с какими–то коммерческим делами!

И. — Альбом представляет грандж не как узкий стиль, он обращен ко всем, кто хочет слушать хорошую музыку.

Е. — Грандж сегодня не тот, что был при Кобэйне. Мы не оцениваем наши песни с авторской точки зрения — лишь бы только нравилось нам, а на остальное плевать. Мы ставим себя на место фэна: как он отнесется к нашей музыке, понравится она ему или нет.

— По прошествии времени что–то хочется изменить в альбоме?

И. — В принципе, все нормально получилось.

Е. — Нет, ну отдельные вещи можно было бы сыграть по–другому, но на ошибках учатся, и следующий альбом будет лучше (но это не значит, что "Grunge?!" не получился: следующее всегда должно быть лучшим, чем предыдущее).

А. — А мне он так понравился, что сейчас мне кажется, что ничего лучшего мы уже не запишем!

Е. — Нет, следующее будет круче. Главное — это русский язык удачно вписать в нашу музыку.

— Процесс записи как–то сказался на вашем профессиональном уровне?

Е. — Лично мое мнение — я как играл, так и играю. И стремлений чего–то такого наворотить, навыпиливать из ряда вон выходящего у меня не было.

А. — Пальчики стали быстрее бегать, петь стали лучше.

— А услышав себя со стороны, как отреагировали?

Г. — Они еще до сведения бурно радовались: "О, класс! Неужели мы это сделали?!"

— В Минске вы уже стали своими для публики. А как все здесь начиналось, помните?

Г. — Первый концерт был в "Резервации" с ЛЕПРИКОНСАМИ и НЕЙРО ДЮБЕЛЕМ. То есть, ты представляешь, впервые в Минске — и сразу на одной площадке с НД (благодаря Максу Ивашину)! Ответственность колоссальная! И на первой вещи сломалась педаль у барабана... Ничего, собрались с духом, вернулись после починки, отыграли.

Е. — Народ кричал: "НЕЙРО ДЮБЕЛЬ давай!"

И. — А нам: "Езжайте назад, в Молодечно!"

Е. — "У вас скоро электричка!"

— Что сейчас кричат?

Е. — "HAPPY FACE — I want you!" Девушка на последнем концерте так кричала...

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета