статья


DJ Грув
Я не живу в Питере уже два года

mg80807.jpg (8844 bytes)

Евгений Рудин (будущий DJ Грув) стал заниматься музыкой с самого раннего возраста, с трех лет, а став постарше, окончил музыкальную школу по классу фортепиано. Начало своей карьеры ди–джея Грув относит к 1990 году, когда он впервые попал в питерский клуб "Планетарий".

К настоящему времени Евгений полностью "сменил прописку" с питерской на московскую и навещает вторую столицу, только если участвует в каких–нибудь клубных акциях. У Грува подписан контракт с московской фирмой "Райс Лис’C", которая не дает ему расслабиться: Женя очень много гастролирует с концертами по всей России и ближнему зарубежью. Помимо двух номерных альбомов "Счастье Есть" и "Ноктюрн" (последний еще совсем недавно имел рабочее название "Чувства"), DJ Грув выполнил ремиксы песен ряда громких имен в отечественном музыкальном мире, будь то группа МАЛЬЧИШНИК или Владимир Кузьмин, а вместе с DJ Даном записал пластинку "Sprite — Движущий инстинкт". Также Грув известен как пропагандист в России культуры "даб–музыки" (dub), построенной на электронном клишировании ямайского стиля reggae, и как отчаянный поклонник извечных конкурентов Кейта Флинта и компании — CHEMICAL BROTHERS.

Здесь, на мой взгляд, приведен интересный микс из разных интервью, взятых мной у Евгения после его сетов в клубах "Кэндимен", "Порт" и на "Восточном ударе".

— Не пошло сегодня сводить пластинки с CHEMICAL BROTHERS?

— Да ты что, нет, конечно. Людям нравится эта музыка. Мои слова, может быть, покажутся сомнительными только для ста человек из тысячи: молодежь любит музыку CHEMICAL BROTHERS, и не важно, где она исполняется, любит "бочку". Сегодня ты должен эксплуатировать эту "бочку", чтобы на тебя ходила молодежь. Им на самом деле не важно, Грув это или CHEMICAL BROTHERS.

— Согласен, но я не думаю, что людям, которые пришли на твое выступление, все равно, что ты сводишь.

— Прежде всего я стараюсь показать разные грани моего творчества: брейкбит, джангл.

— Женя, ты избегаешь выступать на малой арене? Я задаю этот вопрос после небольшого инцидента с устроителями последнего "Восточного удара", когда ты отказался выступать во вспомогательном секторе "Джунгли", где тебе предлагали миксовать джангловые пластинки.

— Энергетика большого зала отличается от оной в каком–нибудь из секторов, а джанглом я вдоволь наигрался на маленьких вечеринках в Москве. Для питерской публики хотелось исполнить брейкбит. По–моему, все получилось здраво и интересно.

— Можешь ли ты сказать, кто тебе не нравится из отечественных ди–джеев?

— Пойми меня правильно, я не хочу говорить плохо ни о ком. Я уважаю людей, которые делают любую музыку, любое творчество.

— Ты много общаешься с публикой?

— Я не могу обходиться без этого общения. Мне нравятся композиции, где после развития идет внезапная остановка. Это заставляет танцующих ждать продолжения, а когда оно наступает, у людей возникают определенные переживания и у них складывается другое отношение к музыке.

— Когда, наконец–таки, выйдет "Мегафон"?

— Официальная презентация состоится 10 апреля. Если все получится, то специальными гостями на ней будут все те же англичане из CHEMICAL BROTHERS.

— Будешь ли ты дальше работать в хаус–ключе?

— Конечно, да. Я только что закончил очередной хаус–альбом. Все почему–то думают, что я делаю хаус только из коммерческих побуждений. Это же бред собачий!

— По твоему первому хаус–альбому "Счастье есть" я бы не сказал, что там полная коммерция. Да, там есть парочка хитов, но не более того. Остальное — некоммерческий хаус.

— Новый альбом получился лучше предыдущего, и хитов там побольше, но один трек совершенно некоммерческий — "Get Funky". На эту вещь в скором времени будет снят клип. Понятие "коммерческий" также растяжимо: то, что не пользуется спросом в провинции, будет отлично продаваться в таких городах, как Петербург, Москва или Киев.

— После выступления тебя очень часто просят оставить автограф на память, тянут за подписью даже сторублевки.

— Мне приятно раздавать людям автографы, но я никогда не расписываюсь на деньгах — плохая примета. Это я знаю точно.

— Давай вернемся к твоему проекту с московским журналом "ПТЮЧ" — CD "Sprite". Тебя не коробит, что там очень много рекламы этой газировки?

— Это не моя забота. Поначалу хотел отказаться, но в конце концов понял: надо хоть как–то продвигать у нас технокультуру. Если слушателю обломно от рекламы, то он переткнет кнопочки на CD–проигрывателе и все проблемы разрешатся.

— Как ты ищешь нужный для тебя винил?

— Некоторые пластинки я покупаю за границей в компании "Find Vinyl". Они нашли мне много пластинок. Я собрал всю "Gorilla Records", которая, к сожалению, уже обанкротилась; собрал весь "Rising High", "Shrak Trax", почти весь интересующий меня "Harthouse" и "Strikly Rythm".

— Когда ты еще только начинал заниматься практикой ди–джея, то одалживал винил у известного ныне питерского DJ Михи Ворона. Ты вернул ему все пластинки?

— Ха! Я не живу в Питере уже два года. За это время в свою коллекцию я смог купить очень много пластинок. Теперь их у меня больше трех тысяч.

Константин ИЛЬИН

© 2005 музыкальная газета