статья


Sentinel
страж, который всегда начеку

mg80804.jpg (10415 bytes)

"Спите спокойно, жители Багдада! Я с вами", — восклицал один загадочный товарищ, в обязанности которого входило бродить по ночным улочкам восточного города и следить за порядком. Этот древний представитель службы секьюрити и не подозревал о том, сколь разнообразными могут быть функции его "соратников по борьбе". Одни разгуливают с дубинками по улицам и площадям в темное время суток, другие стоят, словно вкопанные, на одном месте и ждут с моря погоды, а третьи ...стремятся предохранить людское сознание от дамоклова меча религиозных идей. Впрочем, обо всем по порядку.

Совсем недавно в поле зрения любителей белорусского "тяжеленького" попала молодая трэш–банда под названием SENTINEL. На концерте, организованном промоутерской группой E.G.M. PROD, она явно выделилась хорошим уровнем инструментализма, грамотной самоподачей и актуальностью текстовых вариаций. После выступления группы в гримерке клуба " Резервация" состоялось импровизированное интервью с ее участниками, коих насчитывается пятеро: Евгений Казакевич "Zombie" — вокал, Юрий Хомчик "Рыжий" — лидер–гитара, Дмитрий Шунин "Шунт" — гитара, Сергей Одинец "Маркус" — бас, Юрий Бохан "Клык" — ударные.

— По традиции начнем с начала — с истории создания команды. Как вы дошли до жизни такой?

Дмитрий: — Группа образовалась в 1992 году. Я и "Рыжий" увлекались всевозможным тяжелым музоном и решили создать группу. И поскольку мы живем в городском поселке Смиловичи, то первоначально репетиционная база у нас была там. Состав группы постоянно менялся, одних только барабанщиков сменилось четверо. Потом появился "Маркус", который притянул за собой "Zombie". Год назад сформировался более–менее постоянный состав, и мы начали давать концерты.

Евгений: — Нашими кумирами были группы, блиставшие в 80–е годы. А если говорить о каких–то ориентирах в творчестве, то их, пожалуй, нет. Что нам нравится, то и играем. Но мы ни в коей мере не скачущая команда, которая быстро перестраивается под модные веяния.

Д.: — В Минске трэшевых групп почти нет, кроме, пожалуй, ТОРНАДО. Большинство команд подверглось влиянию моды — death, doom и прочие производные. Мы же стараемся стоять ближе к классике и надеемся благодаря этому как–то выделиться на общем фоне дэсового бардака. Название группы было взято по аналогии с названием одной из песен JUDAS PRIEST и в переводе означает "караульный, страж".

Е.: — Впоследствии это нашло свое отражение в концепции творчества группы.

Сергей: —Мы выбрали свое направление и будем пытаться реализовать в нем самое лучшее. Здесь необходимо сочетать и "тяжесть" трэш–метала, и мелодизм, и хорошие аранжировки.

— И откуда, интересно, люди приходят в тяжелый рок?

Д.: — Я инженер–электрик, закончил Белорусский аграрный технический университет. Работаю в аэропорту. "Рыжий" — тоже инженер–электроник, закончил БГУ им. Ленина. "Маркус" учится в Технологическом университете на третьем курсе.

Е.: — А я сейчас заканчиваю Белорусский институт правоведения.

— Музыку вы расцениваете как работу или же нет?

Д.: — В данный момент она для нас выступает в роли хобби, поскольку никаких денег не приносит.

Е.: — Но мы стремимся к тому, чтобы она стала работой.

Д.: — Нас пока мало кто знает, поэтому мы будем стараться заявить о себе.

Е.: — Иными словами, нам надо засветиться.

С.: — Когда люди создают группу, у них в первую очередь должно быть стремление сделать хорошую музыку, а во–вторых, эта музыка должна нравиться людям, она должна продаваться. То есть группа — это вроде как фирма, которая что–то производит, а затем продает, если говорить сухим экономическим языком.

Е.: — Хотя, конечно, эмбрион самой группы выращивался не для этих целей.

Д.: — Планов особых у нас пока нет, но зато нам есть что представить слушателям, поэтому мы ждем каких–либо предложений со стороны организаторов концертов, менеджеров и прочих людей, связанных с раскруткой команд.

Е: — Мы, так сказать, находится в состоянии, предшествующем вылезанию из утробы.

С: — В ближайшее время мы собираемся записать свой альбом. Со студией пока не определились, но уже серьезно думаем над этим.

Д: — Сегодня мы сыграли нормально, понравились большей части публики. А во время прошлого выступления в "Резервации" мы были последними, и, наверное, поэтому нельзя сказать, что тот концерт был для нас удачным.

Е: — Дело в том, что в западной практике принято так, что последними обычно выступают хэдлайнеры, то есть самые сильные из всей обоймы музыканты. Но в Минске все обстоит иначе — кто играет последним, того почти не слушают. Может быть, это из–за того, что наш город достаточно раскормленный. Здесь каждую неделю, а то и чаще можно попасть на сейшн, поэтому публика устала ждать чего–то особенного и стала как бы фригидной.

— Какое кредо у группы SENTINEL?

Е.: — Самое главное кредо — это выступление против религиозного фанатизма.

Д. (смеясь): — А еще — за безопасный секс.

Е.: — Ну, нет, это просто шутка. У нас ни одного текста нет на эту тему. А вообще в наших песнях где–то пахнет апокалиптичностью, где–то философичностью. Раньше такие тексты назывались прогрессивными. Как теперь они называются, я не знаю. Мы не против религии как таковой, но выражаем свой протест в адрес религиозных предрассудков.

— А во что вы верите?

Е.: — Лично я верю в нулевую точку мироздания, в то, с чего все началось. А что из себя представляет эта точка, никому до конца не известно. Как говорится, этого никто не доказал, но никто этого и не отрицает. Группа сама по себе атеистическая, но мы не голые атеисты. Верим, но не веруем.

С.: — Единственное, во что мы все твердо верим, это в успех.

Эти бы слова да Богу в уши (шутка). А если серьезно, то SENTINEL, несомненно, достоин того, чтобы быть услышанным — как на Земле, так и где–нибудь в других измерениях.

Ирина ШУМСКАЯ

© 2005 музыкальная газета