статья


Лоза, Юрий
“Петр Первый - ..., а Борис Моисеев - ...”

mg80802.jpg (10906 bytes)

Пресловутый "фанерный" концерт артистов эстрады, посвященный 60–летию В. С. Высоцкого...

...Я узнал об этой акции за три–четыре месяца до ее проведения. Мы с Кальянычем (Александр Кальянов, — О’К.) ехали в поезде в Нижний Новгород, и он мне сказал, что предстоящее празднование 60–летия Высоцкого надо бы отметить более пафосно, чем его предыдущие юбилеи. Планировалось, что в концерте будут выступать шестьдесят артистов, каждый из которых споет по одной его песне. Некоторым эти песни навязывали — спой вот то–то, так как сами они ничего придумать не могли, я же выбирал сам. Мучался где–то с месяц, переслушал всего Высоцкого в поисках той самой песни. У Высоцкого есть песня, которая мне действительно нравится — "Я вышел ростом и лицом...", но выяснилось, что наскоком ее так просто не споешь. Высоцкого вообще петь очень сложно: он, как артист, каждую характерную песню хорошо обыгрывал свои голосом–биографией, и я понял, что мне с моим тенорком с песнями такого плана не справиться. Потому я взял одну из самых нейтральных его песен, туристских, в которой он практически ничего не делал, — "Ну вот исчезла дрожь в руках..." — и исполнил ее без всяких затей. Еще одной особенностью Высоцкого было то, что он все–таки не являлся музыкантом в чистом виде, и поэтому у него на каждую песню имелось штук пять мелодий, он очень редко пел песню одинаково. Когда я готовился к исполнению, то прослушал три–четыре варианта этой песни, и все они отличались друг от друга. Тогда я выбрал у Высоцкого несколько мелодических ходов, зафиксировал их и одинаково продубасил четыре куплета, сделал песню совершенно по–другому, по–своему. Мне показалось, что сделал деликатно, по крайней мере из тех людей, что любят Высоцкого, слушают, знают, никто не плевался... Песня очень легкая, я и пытался создать эффект легкости. Она очень мажорная, хотя Высоцкий и не знал, как брать мажорные аккорды. Скоро выйдет мой новый альбом, и она там будет.

...На концерте все пели под фонограмму. Макаревич может многое говорить, мало ли что люди говорят (Андрей Макаревич в одном из своих интервью утверждал, что на этом концерте он пел "вживую", — О’К). Я знаю, что все пели под чистый "плюс", так как условия были очень жесткими: концерт записывался "живьем", не монтировался, он должен был влезть в определенные временные рамки. Пауза между выступлениями длилась четыре секунды, и на репетиции было сказано всем, что песня начнется вне зависимости от того, успел артист выйти к микрофону или нет, и второго дубля не будет. Единственное, что мне пообещали технические службы, что если я не успею, то вторая камера в это время будет снимать зал. Так со мной и случилось: я с группой выступал после Долиной, у которой на сцене задержался кордебалет, и пока они раскланивались, я через них пробиться не успел и подбежал к микрофону, когда первые три слова были уже спеты, но камера в это время показывала зал.

...Я знал, что некоторые люди, большинство, споют плохо, но никаким плохим исполнением "убить" Высоцкого нельзя, это не в наших силах! Его песни настолько активно звучат, что из десяти российских радиостанций, вещающих целый день, восемь как минимум два–три раза дают в эфир песни в авторском исполнении. Моему сыну одиннадцать лет, он прослушивал со мной некоторые песни Высоцкого, они ему нравятся, он цитирует его, у него определенное отношение к Высоцкому, и плохое исполнение Лозой или кем–либо еще песен Высоцкого ничего с ним сделать не могут. Это Пугачева может пойти на такой дурацкий шаг, как раздать весь свой материал, и я не знаю, чье исполнение лучше: той же Долиной или Пугачевой. И "Расскажите, птицы" в исполнении А–СТУДИО звучит не менее интересно, чем у Пугачевой. Она достаточно умная женщина, но иногда делает глупости: вот эти песни, Евровидение...

Современная музыка

КАЛИНОВ МОСТ — это так называемый андерграунд якобы. Это просто люди, которые исполняют эстрадную музыку, но добавляют в нее небольшой элемент тумана, наркотического, который создает флер непонятности. Эта манера — якобы отрицания нормального образа жизни... В двух словах я бы сказал так: психология портвенистов. Они сидят где–то там, отрицая попсовую эстраду, обвиняя ее в бездушности, поют якобы духовную музыку, используя элементы, взятые из нафталинной эпохи 70–х годов. Как бы такое "фе": мы вот играем живую, чистую, родниковую музыку, наполненную большим духовным смыслом... А на самом деле это полная белиберда, потому что никто понять не может, о чем они поют, начиная с "рокера" Гребенщикова, переводчика. Большой пе–ре–вот–чик заумных английских тек–с–тов, пытающийся перебросить их на российскую основу.

...Мой сын сейчас слушает PRODIGY, совсем запредельное в моем понимании явление, не имеющее никакого отношения к музыке. Тем не менее он это слушает, они под них пляшут — и слава Богу. Проблема папиной и сыновней музыки существовала всегда.

...Что такое рок? Никто не может мне объяснить, что это такое сегодня. Можно играть ностальгический рок, используя какие–то риффы, какие–то ностальгические приемы... Я был недавно в Англии, мы целый вечер говорили об этом с Севой Новгородцевым. Он мне сказал, что нет рока, и в Англии его давным–давно нет, даже близко.

Российская эстрада в контексте мировой истории

...Все корни каждого явления нужно искать в истории. Я занимаюсь историей, я люблю историю, это мой конек. Я нахожу в ней ответы на все вопросы. Роль славян в истории занижается последние пятьсот–шестьсот лет. Политика российских царей, в основном из немцев, заключалась в насаждении уничижительного отношения к русской культуре в самой России. Они тащили всевозможную немчуру, голландцев, французов, ставили их на руководящие посты, вся наука была иностранная. Насаждался такой подход: быдло российское, все тупые, завоеванные когда–то татарами, униженные и оскорбленные. С тем же отношением к жизни росла российская эстрада: где–то там большие важные красивые английские люди создали музыку, а мы в это время плелись в хвосте. Мы никогда не плелись в хвосте, наши передовые люди пели то, что непохоже на другую музыку. То, что пою я, не встречается ни в английской музыке, нигде. И я специально не учил английский язык, чтобы он не оказал на меня влияние. У нас есть такое уникальное явление, как авторская песня, которой нет нигде.

Управляемая глобальная историческая мистификация

...Существует астрономическая наука Древнего Китая. Две с половиной тысячи лет назад китайский ученый предсказал все прилеты кометы Галлея, они с точностью совпадают по всем годам, в ноль. Нам об этом, в частности, иероглифы этого ученого рассказали, который все это дело увидел, судя по всему, в бамбуковую трубочку, так как в астрономической науке Древнего Китая нет ни одного описания астрономического прибора. За последние двести–триста лет все предсказания ученого подтвердились, и только последняя комета, собака, прилетела на три года позже: на нее где–то возле Юпитера поправка действовала, которую никакие современные компьютеры рассчитать не могли.

...Если в Древнем Китае придумали порох, то почему не придумали пушку? Потом они якобы потеряли рецепт пороха, то есть придумали, а потом потеряли. Потом в Европе его придумали... чтобы зарядить пушку, а в Китае он предназначался для... фейерверков... В китайской науке так описано изобретение пороха: великий император такой–то сказал изобретателю такому–то — иди, изобрети порох. Интересная наука китайская.

...Воцарился в России род Романовых. И для того чтобы его не скинули, он должен был в глазах народа оправдать свое присутствие на троне: что это божественное предназначение, что это старая история, корни его династии тянутся из глубин веков, что он не просто со стороны (иначе ему влепили бы титул самозванца и уничтожили). Пригласили определенных людей, немцев, перед которыми поставили определенную задачу: сделайте так, чтобы мы всю жизнь правили здесь.

...Правитель делает так, как ему вздумается. Вот Петр, один из самых редких подонков в истории России, редкий мудила, запредельный просто. Построить совершенно ненужный никому город, гниющий... В конце концов его смоет на фиг... Петроград, Санкт–Петербург... Мертвый, умирающий город, совершенно неправильно построенный... Взял и передвинул границу на восемьсот верст дальше от центра страны. Чтобы подписать каждую бумажку, человеку нужно было проехать тысячу шестьсот километров лишних. Столицу перенес на границу — построил мертвый памятник самому себе, слупил с Версаля Петергоф, локализовал Россию до балтийского побережья, терпеть не мог Москву, русский дух, снял с народа удобные сапоги, которые веками люди носили, одел в башмаки с пряжками, вместо своей шевелюры заставил нацепить парики, в которых клопы водятся. И сейчас он у нас национальный герой, а на самом деле — редкий мудизм. Александр Невский не пустил западное влияние в Россию — честь ему и хвала, он — народный герой, остановивший западную экспансию. Петр Первый открыл границы — честь ему и хвала. Два правителя, которые за совершенно противоположные дела у нас названы национальными героями.

Национальная политика России

Какая официальная политика у нас? Чтобы рождались дети, браки должны быть разнополыми. Простая политика — должны рождаться красивые дети. Мы не можем в открытую популяризировать гомосексуализм. Боре Моисееву не то чтобы петь, ему надо запретить появляться перед публикой! И не то чтобы на эстраде, а во всех средствах массовой информации, потому что он идет против официальной политики страны. Раньше бородатых женщин показывали в закрытых местах, в цирках. Теперь они лижут камеры на концертах наших больших звезд и крутят обтянутой жирной жопой в каких–то рюшечках. И это считается нормальным. Нужно менять социальную атмосферу, в которой не должно быть этих ублюдков "моисеевых" на эстраде...

Записал Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета