статья


Лявоны
трудовые будни “самой ленивой группы”

mg80703.jpg (5381 bytes)

Имя группы ЛЯВОНЫ вроде бы все знают. Информация о ней то и дело появляется то в прессе, то на устах известных музыкантов (Газманова, к примеру), упоминающих этот арт–ансамбль в числе самых профессиональных групп Беларуси. Но вот самих ЛЯВОНОВ как–то не особо слышно. Кажется, кроме их знаменитого хита "Мiлая Дзяучына", никто ничего назвать не может. Именно потому Ка Слука пригласил недавно ЛЯВОНОВ в свою программу в качестве самой ленивой группы Беларуси. В последнее время имя коллектива газеты вновь принялись склонять в свете конфликтной ситуации в ПЕСНЯРАХ, под чьей крышей официально обитают ЛЯВОНЫ.

Так почему же о ЛЯВОНАХ больше слухов, чем их песен? Почему группа игнорирует все рок–тусовки, включая последнюю коронацию, где определенно могла бы что–нибудь да урвать? Почему, работая у ПЕСНЯРОВ, в, казалось бы, королевских условиях, о которых музыкант только и может мечтать, не вышло не то чтобы компакта, даже кассеты и той нет! И как может повлиять на них конфликт Мулявина с взбунтовавшимся окружением? Вот все эти вопросы я и задал вокалисту и композитору группы Павлу Зайцу, которого вместе с басистом Олегом Устиновичем (в простонародье просто Паганини) можно назвать мозговым и творческим центром группы.

С Павлом я разговариваю у него в квартире, аскетичной, но уютной. Сам Заяц, слегка небритый, с фигурой легкоатлета, убрав свои длинные волосы в павловскую косицу, сидит у клавиатуры, дописывая на дискету инструменталку для своей новой, хоть уже и четвертой по счету программы.

— Конечно, попав в студию "Песняры", мы также полагали, что обрели просто королевские условия для будущей работы, но очень скоро дворец оказался ну что–то вроде золотой клетки. И студия есть, а работать в ней почти некогда, и инструменты есть, да не наши. И на концерты вроде ездили, да все по перифериям, в качестве сопровождения ПЕСНЯРОВ. Правда, если честно, то на периферии нас здорово принимали. А вот в Минске почти не светились, это точно. Возможности такой просто не было, как и не было возможности записать кассету, выпустить альбом. Чего говорить, если одну песню "Дайнова" из–за отсутствия четкого студийного места и из–за собственной неорганизованности записывали почти четыре месяца! Хотя материал за год на альбом почти и накопился, мы посчитали его уже немного устаревшим. Сейчас я заканчиваю новую программу ЛЯВОНОВ, в которую в аранжированном виде входят как уже старые песни из первой нашей программы, так и совершенно новые.

— Получается, что у вас уже две программы записано?

— Да, но вторая более душевная, что ли. Многие песни с первой программы вообще не вошли во вторую. Первая была слишком интеллектуальная, артовая. Сейчас такая музыка, увы, не в ходу...

— Ну, а что насчет конфликта с ПЕСНЯРАМИ?

Паша неопределенно пожимает плечами.

— Да, сейчас в ПЕСНЯРАХ действительно что–то вроде бунта на корабле, но мы в нем не участвуем. И вообще ошибаются те, кто считает, что мы резервная группа ПЕСНЯРОВ или их некая составная часть. Нет. Мы полностью самостоятельная группа, работающая под крышей студии "Песняры". Кто–нибудь скажет: ну раз у вас нет полной свободы творчества и действий в студии, то уходите. Но... легко сказать. Музыка же у нас (больше, пожалуй, к сожалению, чем к счастью) такая, что подвала и двух гитар недостаточно. Нужна хорошая студия, хороший аппарат...

— Почему не принимали участия в рок–коронации?

Павел смеется.

— Да я в тот вечер сидел вот у этих клавишей и дописывал очередную песню. Решил, что лучше поработаю, чем туда без толку пойду. Ну а если серьезно, то нас там не было по той причине, по которой не было и некоторых других. Я считаю, что эта коронация ничего не дает ни в материальном плане, ни в творческом. Так, поговорят о тебе чуть–чуть и все. "Вживую" играть там лично нам невозможно. Организация коронации хромает на обе ноги. Хотя, конечно, если бы ее не было, то ее стоило бы придумать. У Беларуси в конце концов должно быть что–то в этом роде, я имею в виду свой некий "Грэмми". Конечно, можно было принять участие в какой–нибудь номинации, но... нас как–то никто особо и не просил. Значит, и без нас обойдется. Вот закончу программу, запишем, выпустим долгожданную кассету, тогда, может, и посмотрим. Хвастать нам за прошлый год пока особо нечем. Как, впрочем, и многим другим. Удивляюсь, как вообще умудрились кому–то присудить корону за прошлый год! Было бы справедливей вообще никому не вручать.

Ну, а насчет самой ленивой группы, то этот имидж не наша вина, а скорей беда. Еще три, три с половиной года назад, когда наша команда называлась по–латински SOULUS REX и пели мы по–английски, то у нас уже была программа. Правда, записать ее полностью из–за отсутствия студии тоже не удалось, но демо–тейп мы все же тогда записали на студии у КРАМЫ. А до этого у меня была сольная тоже англо–язычная программа, где впервые и была записана "Мiлая Дзяучына", точнее, ее первый вариант. В качестве ЛЯВОНОВ мы уже вторую программу записываем сейчас. Помогает нам и великолепный гитарист Сергей Медведев. Потом, два клипа нами было записано. Второй "Сказки февраля", правда, мы забраковали из–за более чем плохого монтажа, но он все равно мелькнул в "Обойме".

Как видишь, работаю не так уж чтобы и мало. Просто группой никто профессионально не занимается, вот в чем причина ленивости ЛЯВОНОВ. Ну, а что будет с нами завтра, даже мы сами пока не знаем...

Михаил ГОЛДЕНКОВ

© 2005 музыкальная газета