статья


Mase
война и мир на улицах Гарлема

Некоторые "музыковеды" как–то опрометчиво объявили, что наш мир становится все более "пикантным" после того, как появились заразные SPICE GIRLS с двумя альбомами, последний из которых они смело назвали "Spiceworld". Может быть, Европа и стала на какое–то время таким местом, а вот американцы больше предпочитают жить в мире Гарлема, о чем и поведал нам дебютный альбом еще одного дружка Паффа Дэдди Mase "Harlem World".

Следуя этике, дамам, конечно, следует уступать, но в профессиональных вопросах эти самые женщины уже очень давно борются за равноправие и одинаковое отношение к обоим полам, а когда получают, откровенно проигрывают. Поэтому не обессудьте, "спайсушки", что с вами спорят, соперничают и выходят победителями. Для Мэйса (Mase) выход первого альбома значил очень много, и он удивил не только SPICE GIRLS, чей второй альбом также дебютировал в американских чартах на той неделе, но и привередливую к новичкам публику; прежде всего 1–е место в "Биллборде" всколыхнуло его самого. Несомненно, он мог рассчитывать на определенную долю успеха, работая с Паффи, памятуя о предыдущих победах своего "крестного отца", но чтобы все и сразу!..

"Я обыкновенный забавный черномазый парень, слегка обаятельный, прыткий на деньги и с Богом в сердце. Я, как хороший любовник, вхожу в контакт с любым человеком и все равно остаюсь самим собой. В моем окружении всего лишь несколько персон, с которыми я не нахожу общего языка. Во мне все отражается, как в зеркале — я прозрачен как воздух; вы думаете, что вы воздействуете на меня, на самом же деле это я незаметно влияю на вас. Если я нахожу вас приятной личностью, вы наверняка думаете, что я в два раза приятнее. Если я считаю, что вы очень много для меня значите, вы думаете, что я для вас значу еще больше. Мне нравится быть хорошим для других", — читает лекцию этот скромняга. Но он отчасти заблуждается — хорошим для всех ему никогда не стать (закон!). Вот тому живое подтверждение. Не успело все прогрессивное и продвинутое в вопросах современного календарного исчисления человечество отметить наступление нового года, как "плохой" парень из WU- TANG CLAN — это был RZA — набил такой же темный фэйс, как и у него, по жизни "хорошему" парню Мэйсу только из–за того, что звучание альбома "Harlem World" показалось ему слегка напоминающим мелодии песен, которые RZA сочинял для своей команды. Завязалась потасовка, явно сказалась разница в возрасте, и победу праздновал, естественно, более именитый нигер, а активно сопротивлявшийся Мэйс с ушибами и перекошенной челюстью был вынужден обратиться к врачу, так и оставшись при своем мнении. Но рассказал я вам эту печальную для нашего героя историю не для того, чтобы вы жалели его или решили, что перед вами слабак. Я хотел напомнить вам, что музыканты должны сражаться в хит–парадах, в интервью, а никак не на кулаках...

Посмотрим, кто же он такой, этот Мэйс. Не имея еще ни одного выпущенного альбома, этот молодой рэппер наносил визиты самым крутым исполнителям хип–хопа и был свидетелем миллионных цифр продаж этих записей. Он принес "золото" синглу 112 "Only You", поддержал Паффа в записи его дважды платинового сингла "Can’t Nobody Hold Me Down", почтил своим присутствием в студии Notorious B.I.G. "No Money, No Problems", также получившего "платину", отъел медку вместе с прекрасной Мэрайей Кэри в ее сингле "Honey", а также усаживал свой черный зад рядом с Busta Rhymes, Brian McKnight, Mario Winans, Keith Sweat и Junior Mafia за последние два года.

Таким образом, не выпустив ни одного сингла, не говоря уже об альбоме, Мэйс был узнаваем на улицах благодаря участию во всех перечисленных выше клипах, он был полноценным членом семьи Паффа на его Bad Boy Entertainment и даже исполнял "I’ll Be Missing You" на церемонии награждения MTV за 1997 год. Его дебютного альбома поклонники рэпа ждали с особым нетерпением. И "Harlem World" появился в продаже 28 октября прошлого года.

В район Гарлем, в самое сердце Нью–Йорк–сити, его семья переехала, когда Мэйсону Бета (Mason Betha) исполнилось только 5 лет. Родился он в небольшом флоридском городке Джексонуилле и рос в семье, где было шесть детей (три негритушки и три негритенка). Ребенком он проводил свое свободное время, играя в баскетбол, исправно посещал церковь и хорошо занимался в школе. До 13 лет родителям еще как–то удавалось оградить свое чадо от тлетворного влияния уличных игр американских подростков. Как только они стали заставать его за уличными драками и играми с откровенно беспардонно–финансовой подоплекой, Мэйсона извлекли оттуда, отправив обратно на Юг. Там он опять стал ходить в церковь просто потому, что посчитал это своим долгом.

Через два года он вернулся в Нью–Йорк повзрослевшим и разбирающимся во многих жизненных вопросах. Его никогда не прельщал рэп, и интерес к музыке как таковой пришел внезапно. Долгое время Мэйсон мечтал стать профессиональным баскетболистом и играть в НБА. Уличная команда, в которой он тогда играл, имела свой автобус, и часто вместе с товарищами он напевал себе под нос незамысловатые скороговорки о том, как он станет великим баскетболистом, купит большой дом для своих родителей и крутую тачку для себя. Соседи стали замечать, что у него неплохо получается сочинять на ходу, но вот только его голос... Он говорил слишком медленно. Но парень вскоре понял, что это отнюдь не недостаток, а наоборот — делает его голос уникальным.

Рэп потихоньку стал для парня планом Б, если вдруг план А (НБА) не пройдет. "Вы же знаете, как мамы обычно советуют своим детям всегда иметь запасной план, если основной не удастся осуществить", — оправдывался Мэйс. И мама была права: план А провалился из–за небольшого роста, и парню ничего не оставалось, как обратиться за помощью к знакомым MC, которые всегда говорили ему, что карьера рэппера — это намного серьезнее, чем он себе представляет. Его первыми влияниями стали молодые рэпперы Jay–Z и Big Al McGruff. Один из них был великолепным болтуном на сцене, а другой восхищал всех своей потрясающей самоуверенностью.

Мэйс записал свое первое демо, но его менеджер посоветовал ему побольше поработать над риторикой. Мэйс обкатал свои первые песни в ночных клубах, научился правильно двигаться, получил от этого много удовольствия и отправился искать удачу в Анланту, где его план Б должен был свести Мэйса с известным продюсером Жерменом Дюпри. Но так вышло, что попал он прямо к Паффу, который был наслышан о нем от THE LOX. Пафф пригласил молодого человека посетить вместе с ним вечеринку празднования дня рождения Дюпри, и они оказались в знаменитом Hard Rock Cafe, где выступала в тот вечер Da Brat. Окончилась очередная композиция, и Паффи вдруг поднялся и произнес в сторону сцены: "Brat, дорогушечка, я знаю, ты сегодня поешь для Жермена, но не могла бы ты одолжить мне микрофон на минуточку?". Затем он взял у нее микрофон, подошел к Мэйсу и сказал, обращаясь к собравшейся тусовке: "Если этот парень хорошо споет, он будет принят в мою команду прямо здесь. Если же он сфальшивит, вы скинете его со сцены и отобьете у него желание когда–либо заниматься рэпом...". Мэйс принял вызов и затянул один из речитативов песни 112 "Only You". Окружающие обомлели. Когда он закончил, они повставали и начали громко аплодировать. Пафф проделал то же самое и пообещал подписать контракт.

Остальное теперь — история. Мэйс писал песни для Паффи и стал одним из Bad Boy Entertainment. Он подбрасывал известному продюсеру свежие идеи, и именно на его счет следует относить многочисленные победы Дэдди в последнее время. Отбросив весь эгоизм, они стали одной командой, как Бэтмен и Робин. Мэйс знает свое место, знает, что он — "Робин". От "Бэтмена" он получает так необходимую любому творческому человеку долу здорового критицизма, который не каждый может принять, и называет его своим тренером, которого не выносишь, пока ты не станешь чемпионом.

Так кто же он такой, этот Мэйс, и почему ему так нравится жить в мире Гарлема? Очень простой ответ на этот вопрос может быть получен от любого черного американца, живущего в Нью–Йорке. Они понимают Мэйса, и мир Гарлема не просто туманная фраза для них. Для каждого жителя Гарлема эти два слова как фразеологизм, который очень точно формулирует их жизнь, мир, в котором они живут. Как любой нормальный человек, они любят свою родину и хотят, чтобы о ней узнала вся планета. Мэйс провел на этих улицах полжизни, поэтому–то большая часть его альбома постороннему человеку может показаться нескромной и даже раздражительной. Так уж повелось у рэпперов, что их тексты неизменно сопряжены с их жизнью. Вот и здесь общей темой разговора, несомненно, является мэйсология: его жизнь, друзья, лейбл, любимые игры и т.п. Не будем строго судить его за этот кажущийся эгоизм, а лучше послушаем его друзей Паффа, DMX, Lil’Kim, Billy Lawrence, Eightball, MJG, Busta Rhymes, Total, Jay–Z, THE LOX, Black Rob, Monifah,112 и, естественно, самого Мэйса, которые подарили нам такой звездный альбом "Harlem World".

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета