статья


Vacuumable
Органический VACUUMABLE

mg80607.jpg (8696 bytes)

Как известно (или, может быть, не известно), в Минске электронные проекты можно пересчитать по пальцам. Все они варятся в одном котле верчиночных тусовок или экспериментов в "домашних студиях" (под домашней студией, как правило, подразумевается компьютер с музыкальной платой). Качество музыки этих команд варьируется от ужасного и бездарного до достаточно грамотного и интересного. Потенциал есть. Правда, нормальной техники нет и не платят в клубах за выступления... А так все хорошо.

Одной из наиболее старых и профессиональных электронных групп в Минске является VACUUMABLE (бывший VACUUM): дуэт Андрея Чугунова (также известного под кодовым именем Граф) и Алексея Кутузова (DJ I Feel U). Этот проект со своей прошлой программой "Out Of Net"(1996) вошел в десятку лучших белорусских электронных групп по итогам конкурса "МГ".

И вот мне стало известно, что готовится к выходу очередная работа VACUUMABLE — "Organics". В связи с этим мы и побеседовали с Андреем.

— Я знаю, что вы записали новую программу "Organics", программу 1998 года. Что ты можешь про нее сказать? Как она делалась и как она начиналась?

— Началась она с того, что последняя работа была датирована 1996 годом. Надо же было продолжать что–то делать. Что о ней сказать, я даже не знаю. О ней будут говорить люди, которые ее послушают, а мне сложно об этом что–либо сказать, я ведь знаю все наизусть... Я даже где–то ее уже ненавижу, она настолько въелась мне в глубины мозга. Но она очень сильно отличается от первой, это однозначно. Попробовали поиграть драм–н–бэйс. Странная музыка, в общем.

— Группа VACUUM (теперь уже VACUUMABLE) существует уже в течение ряда лет, и все это время вы играли что угодно, но только не драм–н–бэйс. Почему в новой программе все так круто изменилось?

— Ну, не знаю. Может, даже отчасти потому, что драм–н–бэйс — модный стиль. Но вообще–то мне давно нравилась такая музыка и просто хотелось ее поиграть. Теперь, правда, мне уже не интересно играть драм–н–бэйс. Было интересно попробовать, как это получится.

— Ваш новый альбом получился продолжительностью в 130 минут и занял две кассеты. Почему ты не попытался его как–нибудь урезать, а решил оставить все как есть?

— Это то же самое, что родить ребенка, допустим, ростом сразу в метр, а потом взять его и укоротить, чтобы он развивался как нормальный... Просто получился такой альбом, такой вот он вышел.

— Однако есть такая практика, что когда музыкант работает над альбомом, он делает какое–то количество материала, из которого потом в окончательный вариант входят только лучшие вещи...

— Понимаешь, на самом деле, если брать в расчет весь материал, то альбом получился бы еще в два раза больше. Это уже отобранный материал.

— В основном всю музыку для альбома ты писал сам. Какую роль в проекте играет Леша Кутузов?

— Я, конечно, не могу делать все сам. То есть рабочий VACUUMABLE, в принципе, это я. А вот уже что касается конкретно подачи, воспроизведения, "выстроить" где–то что–то, "вызвучить" — это уже Кутузов. Я как бы мозг, а он руки, глаза и уши.

— Ваши друзья, ребята из группы AUTISM, за 1997 год дали достаточно большое количество концертов. Почему достаточно известная в Минске группа VACUUMABLE так мало выступает?

— Я даже не знаю, насколько она известная. Если ее и знают, то в слишком узких кругах. А потом мне не нравится здесь играть, мне не нравится отношение к музыкантам, мне не нравится вообще подход к организации концертов. Есть, конечно несколько мест, где к музыкантам относятся хорошо, а в остальных — первый человек всегда ди–джей. Но ведь это настолько неверно, что пока люди до этого не дойдут, количество концертов я не думаю, что увеличится.

— Вообще, на твой взгляд, какова перспектива у вашего нового альбома "Organics"? То есть думаешь ли ты, что он будет покупаться, или же это так и останется работой для узкого круга лиц?

— Не знаю, но круг всегда же расширяется, это зависит от некоторых аспектов подачи. Для этого мы хотим снять live на "Акколаде" (сыграть "вживую"). Возможно, что мы где–то все же будем ее играть. Но если прошлая программа была на 80% танцевальная, то эта более эмбиентная. Поэтому на дискотеках ее уже не поиграешь, и тут надо уже по–другому подходить к этому вопросу. Вечеринки сразу отменяются.

— Свой альбом вы назвали "Organics". А почему именно "Organics"?

— Сложно объяснить вообще. Просто потому, что "Organics".

— Ваш альбом основан на чувствах, он описательный или же ты хотел людям что–то сказать, донести какие–то мысли?

— В принципе, с одной стороны так, то есть так оно и было. Был, конечно, там такой момент: "глядите, как я могу", но это на самом деле не важно. Каждая композиция — это просто какой–то слепок настроения. Допустим, я поругался со своей женой или за окном шел снег, я взял пару аккордов и понял: это красиво. И получилась композиция. В принципе, весь альбом — недели жизни человека. Один день он такой, другой — такой, третий — такой. Это жизнь. Поэтому, может, и "Organics", ведь жизнь–то — это нечто органическое, живое.

— А как ты относишься к тем командам, коллективам, которые, кроме каких–то описательных мотивов, пытаются с помощью музыки нести какую–то свою концепцию?

— Очень даже хорошо. Я приветствую это, потому что я всегда хотел просто сочинить какой–нибудь рассказ и соответственно этому рассказу сделать музыку, то есть рассказ в музыке. От начала и до конца полностью завершенный этап творчества. Это очень здорово, когда есть концепция. Знаешь, эти бессмысленные песни типа: "я тебя полюбила, ты меня разлюбил" — это бред сумасшедшего. Я даже иногда не понимаю, серьезно они это или просто так издеваются над всеми. Ведь музыка — это средство общения, поэтому не дурацкие слова, а действительно музыка должна нести мысль и концепцию. Это действительно будет полным излиянием твоих чувств.

— Откуда ты берешь звуки для своих композиций и чем ты руководствуешься, когда выбираешь тот или иной звук?

— Раньше я все время пользовался только теми звуками, которые были у меня в наличии. В этой программе, когда я что–то писал, я думал, что мне нужен, скажем, звук пишущей машинки; я находил просто пишущую машинку, сэмплировал ее и вставлял звук. Я набирал звуки, которые мне нужны, которые мне могут пригодиться. Конечно, я изначально не мог знать на сто процентов, что да, этим звуком я буду пользоваться, но я примерно прикидывал. Звук — это субстанция, непонятная, всеобъемлющая. К звуку можно подходить со всех сторон. Одна — когда ты слышишь просто какой–то скрежет и тебя пробирает дрожь. С другой стороны, ты можешь подойти к этому скрежету по–другому: как–нибудь его обыграть, переделать, и уже получится совсем другое.

— Есть такой музыкальный термин — "music concrete", который описывает музыку, сделанную из различных шумов и звуков окружающего мира. Есть ли подобные вещи в новом альбоме?

— Есть такие вещи, конечно же, не целиком такие. Во многих композициях присутствуют звуки животных: есть и слоны, и киты. Даже есть такая композиция (правда, она не вошла ни в предыдущий, ни в этот альбом) — просто шум проспекта. Я как–то раз высунул микрофон в форточку и записал целую кассету очень классных шумов, вот и получилась композиция.

— Сейчас стало очень модно использовать в электронной музыке вокал. Как ты относишься к этому?

— Я против этого. Когда присутствует текст, сразу навязывается какая–то идея. Я за то, чтобы писать только музыку. Слова ставят на музыку ограничения. Конечно, если человек поет на каком–нибудь "птичьем" языке, то это здорово. То есть это нормально, когда ты не привязываешься к тексту. Я себя просто часто ловил на мысли, что когда слушаешь PORTISHEAD или что–нибудь еще в таком духе, вскоре перестаешь слушать музыку и начинаешь вслушиваться в слова, пытаешься выяснить, что же они там поют. Музыка отходит на второй план.

— Почему VACUUMABLE предпочитает выступать на концертах без компьютера, на котором, в принципе, все и делалось, а используют кассеты с уже записанным материалом?

— Во–первых я не считаю себя готовым, для того чтобы сыграть это все "вживую", и у меня нету для этого достаточно аппаратуры. Я, безусловно, хотел бы приходить, чтобы у меня были какие–то сэмплы, прямо на концерте что–то добавлять, что–то убирать, то есть делать все в процессе выступления. А так я не вижу смысла в том, чтобы таскать с собой компьютер и создавать видимость "живого" выступления. Ведь на самом деле все сделано дома, так зачем нужны эти лишние "рисовки"?

— Лет пять назад ты увлекался совсем другой, гитарной музыкой. Что увлекло тебя на электронное поприще?

— Я даже уже и не помню. Изначально я был очень закомплексован в своих музыкальных вкусах. Когда мне было лет десять, я слушал Адриано Челентано, потом появился heavy–metal, такой очень популярный стиль. Весь город ходил в "коже"... А потом я стал знакомиться с людьми, которые слушали немного другую музыку. В принципе, тяжелая музыка мне нравится до сих пор, и есть группы, которые я не просто люблю, а которые я уважаю. Например, METALLICA. Этим дядям памятник надо ставить.

После этого, пару лет назад, появились первые техно–вечеринки в Минске, меня это увлекло. Было весьма интересно, и мне очень понравилось. Потом случайно я услышал MINISTRY и понял, что это здорово, что в этом что–то есть. Я всегда слушал разную музыку. Мне все равно, как называется стиль, главное, какая это музыка — хорошая или плохая.

— Расскажи немного о тех людях, которые тебе помогали и помогают в творчестве, кого ты хотел бы поблагодарить за поддержку.

— О, это будет очень большой список. Чисто официально, наконец–то, я могу поблагодарить две минские фирмы: "Datastream" и "Fortnox". Это очень хорошие люди, наши друзья. Ивану Бицуну — отдельное спасибо. Без него VAСUUMABLE не было бы.

Также я хочу поблагодарить всю нашу тусовку — многие помогали, давали какую–то аппаратуру, помогали со звуками и с программами.

Ник ХУДЯКОВ

© 2005 музыкальная газета