статья


Квартал
Мир КВАРТАЛА

Москва. Телефонный звонок... Через некоторое время у трубки появляется Артур Пилявин, который в ответ на вопрос об интервью говорит, что занят, но, немного подумав, предлагает подобрать меня на Кутузовском. Через несколько часов там я сажусь в обычную белую "шестерку", за рулем которой Ксиф (Николай Ксенофонтов, — перкуссия). Рядом с ним сидит Артур Пилявин — автор песен, клавишник и основа КВАРТАЛА. Не теряя времени, я стал терзать его вопросами, пытаясь проникнуть в суть загадочного явления в музыке под названием КВАРТАЛ...

— Когда появился на свет КВАРТАЛ?

— Моментом своего рождения мы считаем конец апреля 1987 года, когда состоялся наш первый концерт в ДК им. Горбунова совместно с БРИГАДОЙ С. Мы работали первое отделение, они второе. Концерт прошел настолько успешно, что мы воодушевленные приехали на базу, выпили настоящего мужского вина под названием "водка". Тогда наша группа еще никак не называлась, а потом мы придумали название КВАРТАЛ, что в расшифровке означает "крест", который мы с удовольствием и несем. В Индии это свастика — тоже крест, в Китае девятиклеточный квадрат — тоже крест, ну, и в христианстве это, естественно, крест. У нас нет претензий на то, что мы полностью отражаем это все, мы просто находимся внутри него, внутри квартала, ну, и снаружи тоже, ибо музыка — не главное в жизни.

— А что для вас главное?

— Я не знаю... Мне очень нравятся хорошие девушки, мне нравятся дети — я их люблю, также как и все. Конечно, музыка — это всего лишь язык, может быть, где–то чуть более совершенный, чем слово, потому что музыка довольно абстрактна, а когда человек начинает говорить о чем–то конкретном или изучает какой–то вопрос, он идет в один коридор. Он может далеко в него углубиться, но рядом десять миллионов коридоров, поэтому царица наук скорее не математика, а философия.

— Что изменилось в группе КВАРТАЛ с момента ее создания и что осталось неизменным?

— Лучше, конечно, судить извне, но с моей точки зрения соответственно времени музыка отражает то, что происходит вокруг. То есть в контексте времени социального КВАРТАЛ не может жить сам по себе. Он отражает время, и поэтому музыка у нас движется в контексте времени: она стала, конечно же, моднее того, что было когда–то. Хотя это слово не очень хорошее, но мода тоже развивается витками, которые повторяются через каждые двенадцать–пятнадцать лет. Она стала, может быть, повзрослей, может, она что–то потеряла... Скорее всего она что–то потеряла — может, юношескую романтику, но осталась какой–то романтическо–городской, которая отражает то, какие мы есть сейчас, на сегодняшний день в этом городе–мегаполисе Москва или за городом, неважно. Изменилось то, что к нам пришла еще одна певица Софи О’Кран. Изменилась подача: теперь из клубной группы мы превратились в коллектив, который может работать на больших стадионах, открытых, что сейчас и есть на самом деле. Это во многом благодаря рок–н–ролльной подаче, которая дает ход к большой аудитории, то есть ко всем. Вернее, для каждого, не для всех. Ведь КВАРТАЛ — это музыка не для всех, но для каждого. Во многом за счет романтики, личности, эротики, любви. В ней есть социальность и антисоциальность одновременно. Ну, то есть все, что включает в себя КВАРТАЛ, тот крест, который мы еще носим.

— Вас относят к популярной музыке в хорошем смысле этого слова...

— И мы себя к таковой относим...

— ...Но тем не менее даже люди, которые относятся к ней негативно, признают вас, как серьезных музыкантов. Как вы думаете, что способствует этому?

— Качество — раз. И как раз то, что производят журналисты, поскольку это все–таки не такой серьезный взгляд на музыку на самом деле, не в обиду будет сказано. И поэтому "попса" — это что–то дешевое, ширпотреб, а поп–музыка... Ну, например, с моей позиции KING CRIMSON — это очень популярная музыка, Ник Кейв — это очень популярная музыка, NIRVANA — это суперпопулярная музыка, Дэвид Боуи — популярная музыка. Не надо думать, что рок — это что–то менее коммерческое. Рок или метал–проект может быть более коммерческим, а значит, более популярным, чем поп–проект. Так, те же RED HOT CHILI PEPPERS — они суперпопулярны, они несут, может быть, не такую большую смысловую нагрузку, выражают себя, какие они есть. В них есть искренность. Те же ROLLING STONES. Поэтому это как бы разговор о словах получается, а слова могут запутать до такой степени... В них есть и первый, и второй, и третий смысл. Часто бывает, что корень слова уходит совсем к другому значению. Например: "Ты меня уважаешь?" "Важить" — значит взвешивать. "Взвешивать" — значит весы. Ты взвешиваешь себя с человеком. Ты себя любишь — возлюби и ближнего своего, как самого себя. Ты себя взвесил, он достоин тебя — ты его уважаешь. Ну, конечно, не в контексте: "Ты меня уважаэш?" Только если пьяный или дебил.

— Что касается ROLLING STONES. В свое время, уже будучи экс–барабанщиком NIRVANA, Дэйв Грол сказал, что хочет уйти из музыки, не дожидаясь, пока станет такой же смешной старой развалиной, как ROLLING STONES. Что вы думаете по этому поводу?

— Ну, во–первых, я слушаю ROLLING STONES. Мне не все нравится, но я признаю гигантизм их произведений, как у людей–миссионеров, которые живут и производят гигантские тома произведений в литературе и музыке. К ним относятся и ROLLING STONES, которым уже более 50 лет. Я считаю так: где–то это "не хочешь — не слушай". Они не нагружают, не строят из себя ни мессий, ни пророков, как тот же Курт Кобэйн. То есть он был отвязанным человеком, он был как вспышка. Мне, кстати, очень нравится NIRVANA, мне нравится барабанщик, мы слушаем в машине (в подтверждение нажимает на "play" в магнитофоне — и из динамиков раздается "Come As You Are", — Д.Б.), но существует возраст. Ну, тогда, конечно, Макаревичу придется закрыть "Смак", но зачем? Пусть себе люди готовят еду. Надо быть терпимее, нельзя быть таким категоричным, надо понимать то, что нам многое явлено в жизни. Явлена та же старость. Это не значит, что у него совсем исчезла энергия. Это означает то, что человек выражает себя до самой старости, а кому–то удается сделать громадные шаги в разные стороны вперед. Вперед, но в разные стороны, как Дэвиду Боуи. Он не ходит назад вообще, он ходит только вперед. Почему бы не подождать, пока не сделают того же самого те же ROLLING STONES, допустим? У того, что они делают, есть много любителей, фанов, они ничему плохому не учат. То есть это тоже философское понятие, и я не считаю, что это порок. И не надо сходить со сцены, потому что они незаменимы, как незаменим каждый человек. Каждый человек — уникальное создание природы. Таких, как тот же Джэггер или Кейт Ричардс, людей нет. Я с ним (Дэйвом Гролом, — Д.Б.) не согласен в этом плане, тем более что и он сам в каком–то случае может быть в несогласии.

Окончание следует.

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета