статья


Talk Talk
поговорили и разошлись как в море корабли

Современному человеку бывает трудно понять, чем руководствовались люди, жившие 10–20 лет назад, слушая те или иные команды, ныне забытые или попавшие под гриф "не модных". На самом же деле каждый из нас, хочет он того или нет, подсознательно еще очень долго будет вспоминать песни своей юности. Сердце всегда подскажет им самую кротчайшую дорожку к себе, даже если со слухом у вас теперь не все в порядке. TALK TALK из этой славной компании...

Группа с таким странным названием возникла в Англии в 1981 году. В ее состав тогда вошли вокалист Марк Холлис (Mark Hollis, 1955 г.р.), басист Пол Уэбб (Paul Webb), ударник Ли Хэррис (Lee Harris) и клавишник Саймон Бреннер (Simon Brenner), который покинул группу сразу же после выхода их первого альбома. С помощью старшего брата Марка Эда их первые демо позволили молодой команде подписать публицистический контракт с лейблом Island Records, права на музыкальную часть отдали EMI Records. Могущественная компания заинтересовалась ими после того, как TALK TALK несколько раз приглашали сыграть в студии популярного лондонского "Radio 1" в шоу Дэвида Дженсона "In Concert". Стиль, в который вписывались TALK TALK, можно было определить как "новая волна". Также как и DURAN DURAN (вы заметили, тогда модно было брать двойные имена, по всей видимости, для лучшего запоминания) их причисляли к "новым романтикам", и, кажется, им это нравилось. В принципе, ранние TALK TALK мало чем отличались от многих других гитарно–синтезаторных групп того времени, да это, кажется, и не требовалось.

Их лейблы "благословили" выход дебютного альбома группы в июле 1982 года, и "The Party’s Over" вместе с двумя удачными как в Британии, так и в Америке синглами "Talk Talk" и "Today" ознаменовали появление на музыкальном рынке начала 80–х новых звезд. Однако, несмотря на показательные синглы, критики уже тогда отмечали, что лирическая часть альбома стоит на гораздо более высоком уровне, нежели используемый ими традиционный для мэйнстрима набор звуков. Весь альбом — от памятной "Mirror Man" (кстати, их первого сингла) до наиболее эмоциональной "Candy" — характеризовал Марка Холлиса, как очень перспективного автора своего времени.

С выходом второго и, пожалуй, самого знаменитого и поныне альбома "It’s My Life" о TALK TALK заговорили как о супергруппе. Помните того лопоухого парня в черной "пидорке" с потрепанной искусственным ветром прической, энергично покачивающегося из стороны в сторону, истерично кривляясь? Это тот самый Марк Холлис в клипе "It’s A Shame" развлекал зрителя, и, надо сказать, это было оригинально, ведь никто (ни парни, размахивающие гитарами, ни другие музыканты) не смог бы передать колорит этой песни, как это делал Марк. Многие запомнили его именно таким.

Этот альбом стал классическим произведением своего времени. С его выходом началось плодотворное сотрудничество группы, и в первую очередь Марка, как автора песен, с продюсером Тимом Фрисом–Гринне (Tim Friese–Greene), которое продолжается и по сей день. В отличие от большинства представителей своей профессии Тим сразу же активно включился в процесс создания музыки, стал писать вместе с Холлисом. Первыми их совместными песнями стали "Dum Dum Girl" и "It’s My Life". Тим в конце концов стал четвертым участником TALK TALK после ухода их клавишника. Оставшиеся песни альбома были написаны либо Марком, либо в сотрудничестве с Уэббом и Хэррисом.

Прошли еще два года. Вот уж где развернулись Марк с Тимом! Хотя после выхода "The Colour Of Spring" многие считали, что прыгнуть выше "It’s My Life" группе не удастся, в принципе, новый альбом был неплох. Оформлением обложки как всегда занимался постоянный партнер группы Джеймс Марш. Сохранились привычно сильные ударные, а из новинок следует отметить прекрасные аранжировки, сделанные приглашенными оркестровыми музыкантами, включая Стива Уинвуда, чей орган звучал на трех композициях. В целом альбом показал себя очень концептуальным, и, что могло удивить настоящих поклонников группы, в нем было много религиозности, в чем TALK TALK до этого не был замечен.

Привычная двухгодичная передышка прошла в новых поисках. Четвертый альбом "Spirit Of Eden" получился очень некоммерческим. Известно, что не менее 17 сторонних музыкантов помогали группе в записи четырех новых песен. Альбом был необычайно плотным (минимальное количество песен при их огромных размерах), но очень праздничным и эмоциональным, поднимая группу на новую ступень почитания слушателями. Ребята почувствовали наконец, что записали музыку "не для всех". Неудивительно, что альбом "родил" всего лишь один сингл "I Believe In You" (если учесть, что два года назад они выпустили сингл "I Don’t Believe In You", этот кто–то явно вошел в доверие членов группы). Еще одной примечательностью альбома стала 23–минутная композиция 3:1 "Rainbow/Eden/ Desire" с ее многочисленными сменами темпа и настроения в самых неожиданных местах.

В 1990 году лейбл EMI выпустил 12–трековый сборник лучших хитов группы, а годом позже, несмотря на возникшие разногласия с группой, компания все–таки дала жизнь 10 второсортным техно–ремиксам классических песен TALK TALK в альбоме "History Revisited". Разгорелся скандал. Холлис от имени группы выразил свое недовольство качеством конечного варианта компиляции, искажением своего голоса на треках, и группа разорвала контракт с EMI, которая наверняка отомстила группе за явно некоммерческие цели, которыми руководствовались TALK TALK в 1988 году.

10 лет под крылом EMI закончились заключением контракта с более известной своей джазовой специализацией компанией Verve Records через Polydor и релизом нового альбома "Laughing Stock". Это деяние по форме напоминало "Spirit Of Eden" (оно такое же маленькое и ненавязчивое), но при прослушивании воображение рисовало кучу времени, проведенного музыкантами за импровизацией. Даже с гитарами на рок это не было похоже, впрочем, как и на поп, джаз, но еще рано было говорить об эмбиенте.

К сожалению, в 1992 году TALK TALK распались. То ли Марк решил пойти своим путем, то ли Хэррису с Уэббом надоело выступать на вторых ролях — об этом умалчивают история и ее творцы; в любом случае это отразилось на дальнейшей судьбе всех участников группы и, скажем так, не в лучшую сторону.

Между тем вот уже несколько лет фэнов TALK TALK держали в напряжении постоянно распространяемыми заявлениями, что вот–вот должны выйти несколько сборников их любимцев. В частности, вопрос шел об одном концертнике и двойнике би–сайдов. Но не вышло и скорее всего уже не выйдет ни то, ни другое. Решили вот уже во второй раз ограничиться компиляцией "The Very Best Of Talk Talk", которая увидела свет в начале 1997 года. Классика, конечно, но вряд ли это обрадовало фэнов, уже имеющих практически то же самое выпуска 1990 года.

А между тем Ли Хэррис и Пол Уэбб не оставили музыку. Теперь они выступают под именем "‘O’ RANG". Вряд ли разбирающего в истории TALK TALK можно удивить подобной новостью. Они знали друг друга с 11 лет, дружили и в перерывах между выпуском альбомов группы, турне и работой в студии сами сочиняли. За 10 лет материала накопилось предостаточно. Помимо явного влияния музыки TALK TALK, они добавили к своему звучанию чуточку этнических песнопений, потому что "в такой музыке, даже если ты не знаешь, о чем поют, ты можешь просто прочувствовать атмосферу песни". Они уже выпустили один альбом "Herd Of Instinct" на лейбле ECHO, а выход второго альбома "Fields And Waves" после нескольких переносов скорее всего появится в продаже летом этого года.

Жив ли Марк Холлис? Почему молчал все эти годы? На эти вопросы, пожалуй, может ответить лишь он сам. Как нам стало известно, после распада TALK TALK Марк работал со многими музыкальными знаменитостями. В их числе Кейт Буш, Доминик Миллер (LEVEL 42), WORLD PARTY и Стинг. Но продуктов подобного сотрудничества никто так и не увидел, за исключением, пожалуй, некоторых песен PINK FLOYD, так как Холлис какое–то время помогал им в рифмоплетстве.

На дворе 1998 год, и пришло время Марку, наконец, появиться на публике. Лейбл Polydor на прошлой неделе выпустил долгожданный его дебютный сольник "Mark Hollis", и все, что об этом известно, это сотрудничество с продюсером Тимом Фрис–Гринне, мультиинструменталистом Уэйном Ливси (который в конце 80–х продюсировал THE THE и Julian Cope). По свидетельству лейбла, это полностью акустический альбом, а значит у нас есть шанс увидеть Холлиса в новом свете.

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета