статья


Крематорий
не “прикладывайтесь” к дареному армянскому коньяку!

В Италии под Новый год принято выбрасывать из окна старую мебель и сжигать ненужный хлам. В Беларуси 5 декабря ушедшего года КРЕМАТОРИЙ перевыполнил план по сожжению отрицательных эмоций, накопившихся за год у кого–то из минских зрителей.

Внутри КРЕМАТОРИЯ жизнь активна и насыщена новостями.

Л.Т. — В следующем году у группы КРЕМАТОРИЙ своеобразный юбилей — 15 лет. Собираетесь его праздновать?

Армен Григорян (А.Г.) — Предусмотрена масса праздничных мероприятий. Самое главное, мы хотим сделать большой гастрольный тур. В этом году в рамках тура "Ботаника" — это название последнего альбома нашей трилогии — мы проехали шестьдесят с лишним городов. Минск — шестьдесят пятый. В следующем году, видимо, не будем выпускать абсолютно новый альбом, а сделаем юбилейный сборник, куда войдут и новые песни, и песни средних лет. А потом мы планируем большой тур, немыслимый без участия серьезных фирм. Поэтому в данный период мы занимаемся проведением переговоров с ними. Параллельно выйдет наш CD–ROM (уже подписан контракт на его издание) с биографией группы, песнями, нотами, какими–то архивными записями... К тому же появится книга, которую пишет Лада Шатун, малоизвестная писательница. Книжка получается очень объемная.

Л.Т. — Но насколько близко должен знать писатель всю жизнь КРЕМАТОРИЯ и "крематорцев", чтобы взяться за такой ответственный труд? Какова степень доверия этому человеку?

А.Г. — М–да, по больному попали! Все попытки друзей написать книгу о нашей команде заканчивались неудачно. Они видели даже больше, чем в КРЕМАТОРИИ заложено. Мы получались все время "на пьедестале". О группе надо писать правду, и пусть это кому–то не нравится. А перед Ладой стояла одна–единственная задача: навестить всех наших музыкантов, даже живущих нынче за границей, выяснить их представления о КРЕМАТОРИИ. Она собрала очень классный материал. Но к процессу работы, быть может, будет привлечен Житинский, быть может, Битов, чтобы повествование получилось литературным. Лада — человек, который не играл в группе и не знает прошлые времена. Она не знает, что такое "квартирник", поэтому пишет не своим языком. Не дотягивает чуточку до повести. Поэтому либо сами мы издадим мемуары, либо попросим содействия настоящего писателя. Не хочется банальных тусовочных воспоминаний. А еще будет издан сборник всех моих песен в рязанском издательстве "Стиль".

Л.Т. — Помнится, на десятилетии КРЕМАТОРИЯ вы подвергли акту сожжения свою знаменитую черную шляпу, с которой десять лет не расставались. Что будете сжигать на пятнадцатилетие?

А.Г. — Со шляпой просто невероятные проблемы! Понимаю ваш намек. Я пытался от нее избавиться. У нас есть штаб–квартира в Москве. Это одновременно и репетиционная база, и студия, и музей, где после наших гастролей по шестидесяти городам появилось штук тридцать шляп! Пытался я выступать без шляпы, однако находился какой–нибудь фанат, выбегал на сцену, водружал на мою голову черную шляпу со словами: "Старик, играй в шляпе, мы тебя привыкли так видеть. "Шляпа", дава–ай!!!" Как бы я ни пытался совершить над этим предметом акцию вандализма, шляпа, как птица феникс, снова возвращается на мою голову.

Л.Т. — Своеобразный "нимб" вокруг головы!

О’К. — Есть такой музыкальный критик А. К. Троицкий, питающий отрицательную "слабость" к двум группам: ВОСКРЕСЕНИЕ и КРЕМАТОРИЙ...

А.Г. — Я расскажу вам историю ненависти к нам. Выступали мы в Москве с английской группой THE BAND OF HOLLY.... На второй концерт пришел Артемий Троицкий с человеком по фамилии Липницкий. И тот, и другой представлялись мне до поры "человеками в футляре". После концерта начался банкет с английскими ребятами. Я преподнес им чумовой коньяк армянский, который ценят и в Англии. Ребята были очень благодарны. Сидели мы в гримерке и "банкетировали". Открылась дверь, и в нее попытались вщемиться Троицкий с Липницким. Им напомнили, что банкет только для музыкантов. Липницкий заявил, что он тоже играет... на бас–гитаре, но войти ему не позволили. Сидим и разговариваем, курим. Смотрю — Липницкий уже тут тусуется. Глянул на него попозже — мой армянский коньяк Липницкий поднес к губам и хлещет с горла. Любой армянин возмутился бы! Поэтому он прилюдно был обозван... "пидером гнойным". Слава Богу, с тех пор он не "мелькает"... Я не считаю Троицкого великим журналистом. Я считаю, что он — первый. То есть пронырливый. Сидит сейчас на диванчиках по всем московским программам, вещает, заикаясь, о том, о чем и понятия не имеет. Но они очень пронырливые и социально активные при любом режиме. Время коммунизма — пожалуйста, в "Ровеснике" статьи Липницкого о том, что КУИН и ЛЕД ЗЕППЕЛИН плохие группы. Это по Маяковскому "живклопы".

Л.Т. — Есть ли сейчас в Москве музыкальные издания, не стандартизированные по принципу коммерции?

А.Г. — Есть. Живут старые "хиппи", и Рита Пушкина издает замечательный журнал "Easy Rider". Не поверхностный, не "желтый". С многочисленными переводами. Есть газеты, освещающие в основном московскую жизнь...

О’К. — В Минске давно не слышали ваших "живых" концертов. Показалось, что КРЕМАТОРИЙ потяжелел...

А.Г. — Альбом этого года "Ботаника" сентиментально прост. Нет музыкальных откровений, но есть откровения текстовые, чувственные. Диск оформлен чуть ли не как детская книжечка: когда говоришь правду, это сразу напоминает детский маразм... Сейчас идет неоправданная компания по поводу обвинения нас в чертовщине. Внутри каждого человека сидит как Бог, так и дьявол, а говорить об этом незазорно. Важно, кому человек сам отдает предпочтение. Мы серьезно занимались изучением мировых религий, в том числе и сатанизма, но не для того, чтобы стать сатанистами. Боже упаси! Все мы люди крещеные. Просто внутри нас постоянно происходит какая–то борьба. Термин "греши и кайся" хорош для людей, следующих кодексу под названием "Евангелие". Можно убить, ограбить, а после прийти в церковь и отмолить грехи, но...

О’К. — Время текстовых групп, подобных КРЕМАТОРИЮ, постепенно проходит? Думается, не случайно вы исполняете с некоторой издевкой песню в стиле "панк"...

А.Г. — Это самоирония. А рока в том виде, в котором он должен существовать по своему изначальному замыслу, нет. Он в большом кризисе...

Конечно, такие пессимистичные умозаключения не возникают без причин. Одна из них финансовая, которая стоит наряду с существованием либо отсутствием порядочных организаторов. Не удивляйтесь, минчане, если благодаря отдельным представителям нашего "шоу–бизнеса" КРЕМАТОРИЙ и многие другие группы будут исключать Минск из своих гастрольных маршрутов...

Л.Т. — Позвольте прямой вопрос... Как вы относитесь к тому, что ваш минский концерт прошел при содействии двух государственных структур: Госкомитета по делам молодежи РБ и Белорусского патриотического союза молодежи, не лишенных "некоторого" политического налета?

А.Г. — Я, правда, об этом не знал. Мне кажется, главное то, что между нами и зрителями существует этакая полоса, даже затрудняюсь ее как–то назвать... В общем, как в торговле: одни производят, другие потребляют. Считаю, что любые средства от организаций, позволяющие уменьшить стоимость билетов на наше выступление, это средства хорошие. Если только эти организации не фашистские, не политические, которые, прикрываясь нашим концертом, будут бросать свои идеологические лозунги, подбивать публику на вандализм и зверство, то их участие в проведении концерта вполне возможно.

5 января декабрьское выступление музыкантов КРЕМАТОРИЯ в Минске еще не было оплачено. Организаторы заявили, что взявший на себя обязательства по оплате гонорара Белорусский патриотический союз их не выполнил...

А.Г. — Кормят нас "завтраками". Сейчас все группы выступили с заявлением не приезжать и не выступать под честное слово. Я знал Алекса Хотулева, устроителя концерта, давно, поверил ему. Хотя на следующий день у нас был запланирован концерт в Москве и финансовой необходимости в минском выступлении не было, просто хотелось со зрителями встретиться. Если организаторы не сдержат свое слово, мне придется раструбить всем музыкальным кругам о ситуации, в которую мы попали...

Л.&Т.

© 2005 музыкальная газета