дома


Погружение
Настоящее искусство ПОГРУЖЕНИЯ

Весь мир — сплошное противоречие, до самых конкретныхпримеров. Группа, о которой пойдет речь, давно известна. Хотя по названиюдолжна быть почти невидима. Или так: давно известна, но не слишком популярна.А может быть, популярна у минских интеллектуалов, хотя несет самые чтони на есть общечеловеческие идеалы, всем близкие. На вопросы "Музыкальнойгазеты" отвечает лидер группы ПОГРУЖЕНИЕ Марат Грингауз. Спор не разрешится,но правда будет.

— Ты непрофессиональный музыкант. У тебя, может, не самаядоходная, но престижная работа на телевидении. Ты наверняка смог бы проявитьсебя как актер и быстро выйти в "звезды". Почему тогда ты целуюпятилетку носишься с музыкой и проектом ПОГРУЖЕНИЕ?

— На самом деле это — единственное, чем хочется заниматьсявсерьез. Я начал учиться на домре. Бросил. Потом на гитаре. Классе в третьемполомал гитару, причем не просто разбил, а разобрал на мелкие щепочки,потому что ничего у меня не получалось...

— Виновата, разумеется, была гитара...

— А как же! А где–то к восьмому классу стал звонить посвоим приятелям и прямо по телефону учиться ставить аккорды: этот палецна один лад, вот этот на другой. С тех пор и понеслось... Я стал простокак солист выступать на разных фестивалях, конкурсах всяких. Дипломы дажес дедушкой Лениным получал. И как–то ко мне подошел парень и сказал, чтоя классно играю на губной гармошке. Хотя в тот вечер я вообще на ней неиграл!

— ?

— Просто он раньше слышал мои песни. Его звали Слава Крылович,он играл на банджо, и именно с ним при помощи группы ДЕТИ ЛЕЙТЕНАНТА ШМИДТАмы образовали первый состав ПОГРУЖЕНИЯ. Теперь он ушел в католический монастырь.

— Оправдало ли себя название?

— Сегодня оказывается, что ПОГРУЖЕНИЕ — это явление, претендующеена большее, чем просто музыкальный коллектив. Каждый может погружатьсякак в себя, так и в окружающий мир, в какую–то отдельную проблему.

— Дедушка Фрейд выводил все творческие поиски из сексуальнойнеудовлетворенности. Это и есть решение проблемы?

— Все, что связано с сексом, имеет к творчеству, и нашемутоже, самое непосредственное отношение.

— Но девушки с удовольствием танцуют под вашу музыку.Где же неудовлетворенность?

— Чтобы музыканты нравились девушкам, у них должна бытьмаксимально безобразная внешность. Как в случае с Ником Кейвом — на мойвзгляд, глубочайшим оплотом сексуальной притягательности...

— ...из чего следует вывод, что "погружение"— это весьма конкретный процесс из области физиологии!..

— ...и в то же время глубоко экзистенциалистский! Именнонекрасивые парни должны нравиться продвинутым девушкам.

— В каком, э–э, смысле "продвинутым"? Хватитвообще про секс! Давай серьезно. Что ты понимаешь под "явлением, превосходящимпросто коллектив"?

— Раньше к артистам относились очень трепетно. 15 летназад БГ или МАШИНУ ВРЕМЕНИ воспринимали буквально как посланцев высшихсил. Теперь, если есть деньги, то артиста приглашают поиграть на дне рождениядвоюродной племянницы и относятся к нему безо всякого пиетета. Конечно,многие "звезды" в этом сами виноваты. Но есть люди, которые привсем своеобразии их творчества остаются чем–то большим, нежели просто музыкантами:Боуи, тот же Кейв... На мой взгляд, дело в том, что они не лукавят, неиграют, не строят свой образ, а занимаются искусством по–настоящему.

— А не лукавишь ли ты, сваливая все решения на интуицию— мол, я (или мы как группа) чувствую, что и как надо сделать, и это будетправильно?.. Иначе говоря, насколько ПОГРУЖЕНИЕ рассчитывает свои шаги?

— В обыденном смысле — конечно, рассчитываем. Если предложатсняться в рекламе шариковых ручек или выступить в предвыборную поддержкублока партий, мы откажемся. С другой стороны, своей музыкой хотелось бызарабатывать на жизнь, в то же время не становясь совершенно коммерческим,попсовым составом.

Но в более широком, более творческом — нет, я думаю, этоне лукавство. Люди сегодня гораздо хуже, чем прежде, умеют и стремятсянормально анализировать свои поступки и давать оценку событиям. Сто летназад в письмах не писали про поездки и покупки. Писали о своих размышлениях,причем эти письма помогали людям глубже осознать свое отношение к окружающемумиру, разобраться в чувствах. Сегодняшнему стилю жизни это не присуще —люди живут "на автомате". Роботизация человечества, о которойстолько говорили фантасты, уже идет. "Живых" людей все меньше.И оттого "оставшимся в живых" гораздо труднее — велик соблазнобозлиться и "забить" на все. А с другой стороны наш "живойголос" в среде роботов легче услышать...

— Песня как реакция одинокого человека, то есть крик?

— Снаружи отрицательных эмоций, естественно, больше. Этовлияет и на стиль музыки: раньше прежнее ПОГРУЖЕНИЕ и "серединный"проект МАРАТ–КВАРТЕТ звучали более танцевально. Теперь потяжелее. Но делотолько в том, что энергии в песнях стало больше. Не цвет поменялся на болеетемный, а количество. Публика чувствует, что, независимо от качества звука(он в основном в минских клубах дерьмовый), со сцены идет настоящее, живое.И не мрачное! Поэтому свой, понимающий слушатель у них уже есть.

— Та самая верхушка студенчества, "элитные мозги"?

— Это оттого, что мы редко выступаем. Первыми "догоняют"студенты — им это близко, они просят тексты, потому что полностью словане разобрать. (Попутно от лица группы выражаю соболезнование нашему операторуАндрею за невыносимые условия работы.) Но и на плохом звуке для незнакомойпублики мы звучим убедительно. Меня удивляет, откуда у ПОГРУЖЕНИЯ такаямощная энергетика: мы ведь полгода как новым составом, не притерлись еще.

— Кстати, о составе...

— С басистом Витей Саморуковым мы играли еще в МАРАТ–КВАРТЕТЕ.Барабанщик Кирилл Таргонский оказался лучшим из людей и музыкантов — онначинал в BEAUTY BY MISTAKE. С гитаристом Максимом Паровым из НЕЙРО ДЮБЕЛЯмы долго жили по соседству и играли в баскетбол, прежде чем решили начатьрепетировать. Ищем клавишника.

— Марат, тебе светит судьба музыкального гуру...

— У меня совершенно нет такого желания. Я ненавижу тусовку,где тебе смотрят в рот в ожидании гуда. Я просто чувствую свое одиночествои выражаю это в песнях. Ищу дорогу к себе самому — в песне "Весна"даже есть такая строка. Кто ощущает похожее, тому ПОГРУЖЕНИЕ нравится.Какой там, к лешему, гуру...

— Обычно спрашивают про любимые вещи и занятия. Давайпоговорим о неприятных вам вещах.

— Тупость, самодовольство, закрытие души и отсутствиесомнений. Еще эдакое безысходное, болотное существование, когда все равно,что бы ни случилось, и когда живые люди торгуют на рынке, а роботы занимаютих места в издательствах и на ТВ. А любимое занятие наше как группы намеще предстоит определить. Хотя вместе мы оч–чень неплохо проводим время.

— Что в багаже группы?

— Песен и идей очень много. Готова программа "Временагода", записывать которую вряд ли станем, если только во время концерта.В работе второй как бы альбом "Смерти нет".

— Кроме веры в бессонницу души ("душа обязана трудиться"),ПОГРУЖЕНИЕ верит в реинкарнацию?

— Скажем так: я, Марат Грингауз, верю в то, что смертинет. Есть какой–то кувырок в другое время и пространство, который может,кстати, произойти в любой момент. Но это не остановка! Ведь энергия никудане девается... Ахматова написала: "Кто чего боится, то с тем и случится".Смерти не надо бояться, это не трагедия. Именно это я хочу сообщить людям.

— Несмотря на то, что за концерты не платят и всем все,как ты сказал, "по болоту"?

— Да, потому что надо себя ОТДАВАТЬ. А если рядом естьлюди, близкие друг другу и тебе и способные разделить твои мысли, то энергиядаром не пропадет. Еще хотелось бы, чтобы ПОГРУЖЕНИЕ было лихой сумасшедшейкомандой, свежим ветром со сцены. Настоящей группой, играющей не чтобыпонравиться, а потому, что нравится играть. И еще дико хочу не напрягатьсяс интервью, когда словами получается не то, что в мыслях!..

Макс ИВАШИН

© 2005 музыкальная газета