no


Ino, Brian
На тебя сошелся, белый свет

Действительно, Мраморный дворец в Петербурге давненьконе видывал такого скопления знаменитостей. Здесь 17 ноября состоялось открытиеинсталляции легендарного английского музыканта Брайана Ино. Этот факт,несомненно, заслуживает внимания, хотя художественная ценность проектаможет стать предметом спора. Дело в том, что многие только сейчас узналио более чем полугодовом пребывании Ино в северной столице, хотя инкогнитоему сохранить не удалось и в прессе периодически возникали восторженныезаметки по этому поводу.

На всякий случай небольшая справка о герое торжества:Брайан Питер Джордж Сент–Джон ле Батист де ла Салль Ино, он же Брайан Ино,он же Мозг Номер Один (Brain One — анаграмма, придуманная поклонниками),1948 года рождения, с начала 70–х активно занимается музыкой и за это время,помимо сольных проектов, успел поработать в разных качествах (композитор,исполнитель, продюсер) с такими культовыми персонажами, как Дэвид Боуи,Боно, Роберт Фрипп, Дэвид Бирн, Питер Гэбриел, Брайан Ферри, Джон Кейли др. В этот почетный список, кстати, попала российская группа ЗВУКИ МУ.За Ино прочно закрепилась слава новатора и экспериментатора, которому современнаямузыкальная сцена, особенно электронная, обязана больше, чем кому–либо.Наиболее значительной из его заслуг является, пожалуй, изобретение музыкальногостиля "эмбиент", ныне весьма модного. Свой первый "амбиентный"альбом — "Music For Airports" — Ино записал аж в 1978 году, когдаFUTURE SOUND OF LONDON или ORB еще не было и в проекте. Хотя его лицо известноменьше, чем лица многих людей, с которыми он сотрудничал, Брайан Ино давноуже стал "священной коровой" английской музыкальной тусовки.

Именно это высокое положение и явилось, судя по всему,главной причиной его временного переезда в Санкт–Петербург. В одном изинтервью, объясняя свои мотивы, Ино пожаловался: "Если ты живешь вАнглии и прошел тернистый путь к славе, в какой–то момент критики решают:"Черт возьми, он здесь уже так долго, надо оставить его в покое".И потом тебя начинают приглашать на каждое глупое, патетическое мероприятие— побудь в жюри этого конкурса, награди такого–то и так далее, и вот яувидел, что моя жизнь превращается в череду незначительных событий. Я подумал:поеду–ка я куда–нибудь, где этих незначительных событий не будет".Брайан, чья страсть к перемене мест не является тайной, отправился именнов Петербург не случайно — во–первых, он с детства интересуется архитектуройи русской живописью конца XIX — начала XX вв., во–вторых, его здесь действительномало кто знает в лицо. К тому же покой мэтра старательно и ревниво оберегалихудожники из "Новой Академии" Тимура Новикова, в первую очередьСергей "Африка" Бугаев. Ино смог отдохнуть от бесчисленных интервью,спокойно писать картины, размышлять — в общем, жить в свое удовольствие.И, как ни странно, отвлечься от своего основного занятия. "Одна изпричин моего приезда сюда — возможность не слушать музыку, даже не думатьо ней. В последнее время музыка стала частью моей работы, а я всегда гордилсятем, что у меня нет работы". Ино много времени проводил в музеях,особенно в Русском. "Легко быть отшельником, когда у вас есть Эрмитаж",— не слишком удачно скаламбурил он на пресс–конференции (по–английски "отшельник"— "hermit"). Впрочем, полноценным отшельничеством его жизнь назватьтрудно. Деятельный Ино успел слетать в Финляндию, выступить на фестивалев Лондоне, побывать на грандиозном концерте U–2 в Праге и поучаствоватьв их же концерте в Сараево... В начале июля вышел его новый альбом "Drop",стиль которого автор охарактеризовал как "drop–music". (Бытьможет, Брайан снова опережает моду, и лет через двадцать на "drop"будет "торчать" вся планета?). Кроме того, английская газета"Observer" периодически публиковала "путевые заметки"Ино, отправляемые им по электронной почте. Несмотря на уникально длительныйдля западной звезды период проживания здесь и присущее Ино остроумие, егонаблюдения по большей части несколько поверхностны. Русские девушки чрезвычайнопривлекательны. Русские бизнесмены никуда не годятся (особенно Брайанапочему–то заинтересовал господин Довгань). Русские тинейджеры обладаютболее яркой индивидуальностью, нежели американские. Здесь немного опасно,но если быть начеку, все будет в порядке. В послании с характерным названием"Россия — не поросячья дыра. Честно." Ино трогательно возмущаетсяантироссийской пропагандой в английской прессе: "За четыре месяца,которые я здесь, я не был задушен, застрелен, отравлен, облучен или сбитсумасшедшим шофером. Меня обворовали всего один раз" и не менее трогательносообщает, что русские очень любят животных: "до такой степени, чточасто встречаешь нищих, сидящих на улице с коробкой котят и просящих деньгидля них — не для себя"... Ночная жизнь Петербурга не слишком впечатлилаангличанина. Вот как он описывает самый престижный клуб города: "полушлюхив полуюбках полутанцуют с полубандитами". В общем, трудно возразить.Или еще: "рейв демократичен, поскольку все танцуют одинаково плохо".Опять не в бровь, а в глаз.

Намеренные появления Ино на публике вплоть до последнеговремени проходили с минимальной рекламой. В начале июля для избранных иособо пронырливых в Павловском дворце была устроена небольшая инсталляция,что–то вроде репетиции к нынешней: с помощью синтезатора, подключенногок компьютеру (или наоборот), Ино обработал струнные квартеты Гайдна, ипод эту райскую музыку немногочисленные зрители могли либо любоваться картинами"новых академиков", либо медитировать на роскошном паркете.

Уже в сентябре Брайан продемонстрировал себя в слегканеожиданном качестве — ученого, прочитав на философском факультете Санкт–Петербургскогогосударственного университета культурологическую лекцию под названием "Трансформации:жизнь как искусство". Вообще говоря, ничего сенсационного в этом нет— с подобными лекциями он объездил уже полмира. Большая Теория Культуры,придуманная Ино, слишком глубока, чтобы быть здесь изложенной в двух словах,посему воздержимся от дилетантских суждений. Отметим лишь, что студенты–философыне ударили в грязь лицом и без стеснения дискутировали с легендой мировогорока.

Еще один эпизод, связанный с Ино, носит скандальный характер.Навестить Брайана приехали его друзья из группы PET SHOP BOYS, и уже упомянутыйпрестижный клуб поспешил вынести название знаменитого дуэта на афиши вкачестве своих гостей. В результате собравшаяся толпа, заплатившая кучуденег за возможность послушать "It’s A Sin" или "Go West",могла лишь наблюдать Нэйла Теннанта, спокойно выпивающего с другом Брайаном(у них, кстати, намечается совместный проект). Впрочем, не все так ужасно.Через полтора месяца BOYS снова прилетели и провели пресс–конференцию,на которой сообщили о намерении дать концерты в обеих столицах с конкретнымидатами (в начале ноября) и местами. Как мы знаем, концерты пока не состоялись— вроде бы по вине московской стороны — и теперь планируются на февраль.

Что касается инсталляции, которую в ближайшие недели можнопосетить в Мраморном дворце, то она называется "Lightness" —"Свет" и с трудом поддается описанию. В абсолютно темном помещенииустановлены две подсвеченные колонны и экран, на который проецируются некиесочетания цветов. При этом звучит медитативная синтезаторная музыка, скомпанованнаяиз трех компакт–дисков Брайана Ино, проигрываемых одновременно. Специальнодля этого культурного события был отреставрирован Белый зал дворца, закрытыйпоследние двадцать лет, однако работу реставраторов вследствие упомянутогомрака оценить не представляется возможным. Ино, по собственному признанию,уже десять лет занимается подобными вещами. Его инсталляции, называемые"quiet clubs" (клубы тишины ?), экспонировались во многих музеяхЕвропы и Америки и имели большой успех. Повторится ли он у нас, пока неясно,так как собравшихся на открытии, очевидно, волновал не столько Ино–художник,сколько Ино–персонаж, и среди них преобладали не арткритики, а музыкантыи светские тусовщики — Борис Гребенщиков, Артемий Троицкий, Александр Липницкий,Андрей Бартенев, девушки из группы КОЛИБРИ и др. Их, впрочем, можно понять— когда вы прочтете эти строки, Брайана Ино, видимо, уже не будет в Петербурге:он отбывает, чтобы снова окунуться в гущу "незначительных событий".

Станислав ЗЕЛЬВЕНСКИЙ

© 2005 музыкальная газета