no


Daft Punk
Сумасшедшие панки или модные технари?

DAFT PUNK, как одно из самых звучных имен в танцевальноймузыке минувшего времени, причем не из традиционно богатой талантами Британии,а из стольного Парижа, известного своим магическим влиянием на моду, нынешироко известно среди поклонников техно–хаус–музыки. Их называют вторымиTHE CHEMICAL BROTHERS, на что они накладывают вето каждым своим новым выступлениемв прессе, которых, впрочем, раз–два и обчелся. Если музыку создает компьютер,пусть у него и берут интервью журналисты с длинным носом и бесцеремоннымиманерами!..

Thomas Bangalter и Guy–Manual de Homem–Christo недоумевают,почему именно они должны развлекать своими ди–джейскими штучками публикупо очередности в нескольких клубах после полуночи всю рабочую неделю вЛондоне и Ноттингеме, а не в родном Париже! На самом деле из них хотятсделать великих звезд типа названных уже THE CHEMICAL BROTHERS, подобнодругим малоизвестным музыкантам, вкалывающим за микшерским пультом в округеи мечтающим стать вторыми Tricky или третьими THE PRODIGY. Но французыне хотят быть знаменитыми и работают в свое удовольствие. Бремя славы ихсковывает, не дает двигаться дальше, творить в корне новое, и, возможно,они в чем–то правы. У них провокационное название, морочащее мозги всемне сведущим в их музыке "пиплам", такой же сумасшедший, как иназвание, стиль (и без того перемешанный в миске эйсид–ханк гранит с обычнымтехно–хаусом) и прекрасная пресса, особенно у себя во Франции, чьи журналистыпреследуют их даже в злачных местах Англии в мольбах дать интервью именноим, а не англичанам.

Хаус–музыка всегда была и остается одной из самых засекреченных.Люди, слушающие ее, постоянно испытывают информационный голод касательносвоих кумиров, но это направление уже порядочное время имеет свое лицо,которое должен знать каждый уважающий себя фэн. Заводилы жанра устраиваютграндиозные турне, набивают полные автобусы аппаратурой и колесят по всемумиру. Dave Angel, Goldie и UNDERWORLD больше не считаются домоседами, апоследние даже стали выставлять людей с гитарами на самых видных местахсцены. Когда такое было возможно?! LEFTFIELD и THE CHEMICAL BROTHERS раскочегарилисьи стали продавать на пару альбомов больше, чем все бритпоповики вместевзятые! Монотонное обезличенное техно, ага, как же! Настало время узнатьи кто такие DAFT PUNK!

Еще недавно за них сражались все более или менее солидныелейблы, имеющие свои представительства во Франции. Победу праздновал Virgin.Но Томас и Гай–Мануэль не потеряли свободу действий и после этого. Их творческиевозможности не ограничены. Они могут в любой момент стать ди–джеями, онибез труда отпевают живые концерты где угодно, к тому же все еще функционируетих собственный лейбл Roule. Они не только способны работать в паре, нотакже регулярно выпускают сольные работы, которые, по их убеждению, помогаютим не замыкаться в себе и в выработанном группой звучании. За все это ихлюбят без преувеличения миллионы и хотят как можно чаще видеть их мордашкина обложках журналов и газет, не реже чем THE PRODOGY или THE CHEMICALBROTHERS. Проблема лишь в том, что сами "панкс" этого не желают.Гай–Мануэль заявляет, что они с Томасом, естественно, работают для того,чтобы как можно больше людей слушали их музыку, но добавляет, что фотографироватьсяони не будут. За ними охотятся телевизионщики, а они умудряются найти уймувопросов, которым с радостью отдадут приоритет вместо съемок в какой–нибудьпередаче. А когда отмазок не остается, в ход идет отговорка, что они кому–то(не известно кому) обещали этого не делать и должны сдержать слово. Прямотайна за семью печатями какая–то!

Слава инопланетному Разуму, что хоть подноготную своюони не собираются так же тщательно скрывать. Длинноволосый парень Гай–Мануэльродился 8 февраля 1974 года и от рождения имел вьющиеся волосы. Его улыбчивыйсогруппник Томас появился на свет годом позже 1 января. Такой подарочекполучили его родители от Санта–Клауса! Они познакомились в школе в 1987году и имели своим глубоким убеждением, что французская поп–музыка — этополное дерьмо. Они взахлеб слушали американцев: балдели от гитары ДжимиХендрикса, тащились от любой солидной группы, причем играющей в любом стиле— от соула и ханка до рока. Любили вещи от Motown и Stax. Были счастливыи не чувствовали никаких угрызений совести, что они такие непатриотичныев своих музыкальных пристрастиях. К сожалению, больше никто в их школене разделял их взглядов, поэтому они всегда держались вместе и это перерослов хорошую дружбу.

Когда во Францию стали попадать первые хаус–записи, парочканачала беспрецедентную охоту на них. Они стали слушать Andrew Weatherall,PRIMAL SCREAM и THE ORB. Их любимым стал ремикс Weatherall песни PRIMALSCREAM "Loaded". В общем, они ставили на более молодой хаус какисточник свежести, но все–таки не исключали из своего рациона и рок, который,по их мнению, маловероятно, что умрет так скоро, как ему это предвещают.

Они подросли, и закономерно, что у них появилось вполнечеловеческое желание самим стать музыкантами. Они твердо верили, что былиили хотя бы очень желали стать поп–звездами в своих предыдущих жизнях.Сейчас же в этом они видели еще одну выгоду. Они хотели вскружить головымножеству девчонок. В 1990 году основали группу DARLING. В своих записяхони ставили в первую очередь на гитару, потому что о синтезаторах и секвенсерахоба не имели понятия. Томас играл на бас–гитаре, а хитрый Гай–Мануэль сочинялпростенькие песенки для девочек и сам их исполнял. Парочка этих "неочень хороших" композиций вышла даже на лейбле STEREOLAB Duophonic.Кстати, именно благодаря разогреву на концерте STEREOLAB DARLING получилипервую и последнюю в своей карьере рецензию в "Melody Maker".Как пошутил один английский журналист, DARLING звучали как "сумасшедшиепанки" (daft punks).

Гитары, что выглядели скорее как игрушки, вскоре былизаменены сэмплером, который был подарен Томасу на его восемнадцатилетие.

Подобрать подходящее английское имя для нового техно–проектаоказалось весьма сложным делом. Однако всем было известно, что для французованглийские названия всегда были лишь пустым местом, поэтому остановилисьна DAFT PUNK.

После обзаведения хорошими связями в Шотландии, где DAFTPUNK заключили контракт с лейблом Soma, дуэт принялся за штурм не толькофранцузского (пока малоперспективного рынка), а сделал упор на более прогрессивныйклубный английский рынок.

Появление в 1994 году их дебютного сингла "New Wave/Alive"вызвало целую волну ехидных публикаций в британской прессе. Все хотелинаписать о новых парижских "техно–мальчиках", которым около двадцати,а они уже сумели вписаться в новую волну "новой волны" (простимих за словоблудие!). На первых своих снимках ребята выглядели покруче многихбританских техно–чудиков, но домашние стены и направленная реклама последнихпреградили на время путь на музыкальный рынок будущей сенсации до тех пор,пока Томас и Гай–Мануэль не принялись за ремикширование композиций самыхизвестных (в первую очередь в Британии) техно–музыкантов THE CHEMICAL BROTHERS("Life Is Sweet") и Gabrielle ("Forget About The World")и не записали свой эпонимичный сингл "Da Funk", включенный позжево многие самые крутые сборники мира. По Британии поползли ставшие нормойсравнения DAFT PUNK с THE CHEMICAL BROTHERS, но это лишь видимость, туман,который рассеется при первом же знакомстве с музыкой французов.

Перейдем к более интересным вопросам. Узнаем, как онисочиняют. Так вот, знайте: Томас и Гай–Мануэль уверены, что сочинять музыкуиз ничего — это не только возможно, но и нормально. Это доступно каждому.Давно уже не существует больших расстояний между понятиями "хочу"и "могу". В первую очередь это касается молодых людей, головыкоторых еще не скованы бытовыми, политическими, семейными и другими глобальнымипроблемами. В 20–25 лет тебе как никогда хочется сделать что–нибудь дляследующего тысячелетия. Музыка — это прекрасное поле для такой созидательнойдеятельности. Сегодня все составляющие искусства бесконечно смешиваются,постоянно появляется что–то новое. Прогресс, одним словом. Но есть и сдерживающиемоменты, причем очень значительные по своей силе. Например, в той же Франциивласти лезут из кожи, чтобы держать под контролем молодежь. Взрослые растятиз своих детей серьезных людей, не желая знать, что серьезными, как онисами, их дети когда–нибудь и так станут (и не потому, что им так захочетсяили их кто–то принудит к этому). Жизнь всех рассудит! А пока молодежь находитсяпод массивным прессом государственной машины, которой не нравятся молодыелюди, ищущие развлечений. Казенные мужи уже давно забыли, когда они отрывалисьпо полной катушке в последний раз! А кто не умеет отдыхать, тот, вполневероятно, выглядит слишком уставшим, чтобы делать свою работу на совесть.Под упоительные лозунги и свои предвыборные программы о борьбе с наркотикамии детской проституцией политики сковывают подрастающее поколение тотальнымконтролем за клубами и, не желая предложить альтернативу проведения с пользойвремени, загоняют молодежь в темные сырые подъезды, как крыс. Неудивительно,что ряды музыкантов все молодеют. Они не выносят банальности, поэтому музыкастановится все разнообразнее.

Взгляните на альбом DAFT PUNK "Homework". Онлюбой, но ни в коем случае не скучный. Настоящая энциклопедия стилей инаправлений современной музыки помещена здесь, а как классно представленыпесни на вкладыше! И все это сфанковано, вымолено, форсировано, отправленопо адресу, скомкано и взболтано, перевернуто с ног на голову молодым техно–дуэтомиз Парижа.

И пусть французский язык понятен не всем, ребята уверены,что танцевальная музыка — единственная, которая плюет на языковой барьер.Звучит здорово, нравится — значит, к черту слова. Отдыхай, мозг, спи, соображаловка!Ты еще понадобишься в работе, а музыка должна быть отдыхом как для души,так и для тела. Кто это поймет, тот станет вторыми DAFT PUNK, не будетискать экзотических замков для того, чтобы сочинить нечто не от мира сего,а просто заглянет в студию на часика три в день и не изведет своей музыкойне только слушателей, но и себя. Полюбите себя, только тогда вас полюбятдругие!

А DAFT PUNK не хотят, чтобы их любили, но это уже произошлоне по их воле. Даже если они и сумасшедшие техно–панки, то уж по крайнеймере не тупые и не банальные. И вообще, давайте перестанем считать слово"ненормальный" ругательным. Мне, например, оно очень нравится,и применительно к своей личности я считаю его комплиментом. Быть не таким,как все (норма), — это круто и достойно вас!

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета