no


Shaggy
Лохматый ловелас или хитрый бизнесмен?

Познакомившись со своей будущей девушкой, я вдруг нечаянноузнал для себя, что чем больше шерсти на теле, тем больше к тебе интереспротивоположного пола. Гормоны, оказывается, выдают себя. Получается, чемтемпераментнее человек ,тем больше мужских гормонов вырабатывает его организми тем больше у него волосяной покров в отдельных достопримечательных местах.Не знаю, как с этим обстояло дело у знаменитых любовников Дон Жуана и Казановы,а вот у ямайского солнечного мальчика Shaggy, похоже, все в порядке. Нежитсясебе на солнышке, танцует и поет рэгги, джинсы рекламирует, альбомы выпускает!И что самое приятное для мужчины, бриться меньше надо — на имя нужно работать!..

Так уж сложилось, что в 90–е годы рэгги не нашлось почетногоместа. Оригинальная ямайская музыка, кружившая головы предыдущим поколениям,оказалась мало привлекательной для современной молодежи, да и "старички",по идее тоскующие по песням своей молодости, где помимо битлов и Диланаверховодил и Боб Марли, забили на рэгги, не приняв новые лица. В такойситуации надо было спасать честь марки. Шэгги подоспел вовремя.

С раннего детства Орвилл Ричард Баррелл (Orville RichardBurrell) действовал по правилу: "Неважно, куда тебя занесло и чтоты делаешь, — будь на виду, играй на публику, создавай впечатление!".

Уродился он, конечно же, на острове Ямайка 22 октября1968 года и от друзей получил прозвище Shaggy (Лохматый) в честь вечноголодного заросшего хиппи из мультфильма о приключениях Скуби Ду (интересно,хиппи все были такими голодными?). По исполнении 18 лет парню пришлосьпоследовать за своей матерью в Штаты, да не куда–нибудь, а в самый Нью–Йорк.Правда, район Флэтбуш скорее был похож на джунгли, чем на часть мегаполиса,но все–таки до бедняцкого ямайского существования ему было еще катитьсяи катиться. Приспосабливаться к местным устоям долго не пришлось. Орвиллпопал в индийскую коммуну, поэтому наслаждался любимой кухней и слушалзнакомую с детства музыку. В школе он внезапно открыл для себя, что в Нью–Йоркесуществует довольно сильное рэгги–движение. Орвилл завязал нужные знакомстваи уже вовсю шлифовал свой дивный с хрипотцой голос, впрочем, оставаясьди–джеем. Два года ему потребовалось, чтобы записать свою первую песню"Man A Mi Yard/ Bullet Proof Buddy" с продюсером Ллойдом "Пайком"Кэмпбеллом. Было записано еще несколько номеров перед тем, как Орвилл познакомилсяс известным нью–йоркским радио–ди–джеем, продюсером и пропагандистом рэггиСтинглом. Работа пошла еще продуктивнее, Шэгги записал несколько синглов"Mampie" и "Big Up", но найти приличную работу, чтобыобеспечить себя, он никак не мог, поэтому сознательно "пошел работать"в армию, потому что на улицах Бруклина (самого известного и богатого районаНью–Йорка) прилично заработать можно было только "нелегалом".

Шэгги выбрал военно–морские силы. "Я думал, что этостанет приятной прогулкой, что–то вроде летнего лагеря, — вспоминает новоиспеченныйвоенный. — Но вдруг оказался в Персидском заливе". Некоторые людимогли прослужить все 20 лет и никогда не увидеть реальной драки, не участвоватьв сражении. Шэгги "повезло": он оттрубил 4 года на флоте и прошелчерез войну. Где бы он ни был, везде приходилось сходить на сушу и окапываться.Вокруг кораблей горела нарочно разлитая нефть и видимость была минимальной.Нередко, проснувшись, белого человека могли спутать с негром из–за чернойкопоти, осаждавшей все воинствующее побережье.

Самое интересное, что после того, как он на время вернулсяоттуда, новые "уличные" песни (не солдатские!) сделали из негонью–йоркскую звезду рэгги, хотя разместился он в Северной Королине. О своемнью–йоркском успехе он ничего не знал, поэтому звонок своего друга, живущеготам, он воспринял как злую шутку — ведь Шэгги все еще числился солдатом,а тут его записали в знаменитые музыканты (представьте себе нашего салагупоп–звездой!). Другом этим был не кто иной как довольно популярный рэгги–исполнительRed Cox. В конечном итоге ему все–таки удалось убедить Шэгги в своей искренности,и бедному вояке пришлось тратить по восемнадцать часов каждый уик–энд нарейды в Нью–Йорк и обратно... чтобы только услышать свой голос по радио.Такие, мягко говоря, самоволки рождали массу проблем для моряка, потомучто тебя видели скорее беспрекословно подчиняющейся машиной для выполнениязаданий, чем каким–то там ди–джеем. Но отдышку от реальной службу удалосьзаполучить, и наш герой должен был появляться в расположении своей базывсего лишь раз в полгода. Так как он служил (т. е. работал военным, точнееговоря) по контракту, как только ему улыбнулась музыкальная карьера, военнаяотпала, как излишне хлопотная и не оправдавшая возложенных на нее грез.

Еще будучи военной единицей, Шэгги выпустил свой дебютныйальбом "Original Doberman", о котором как–то все забыли послетриумфа его знаменитой "Oh Carolina". Многие ее относят и посей день только в копилку Шэгги, на самом же деле это просто удачный ремиксстаренькой вещи Prince Buster. Этот римейк стал хитом во многих странахи, как божится виновник этого "безобразия", он не ожидал такогорезонанса, однако, как я уже говорил, никогда не скрывал своих намеренийбыть в центре внимания миллионов. Через два года после альбома с "OhCarolina" "Pure Pleasure" нагрянуло еще более громогласноепродолжение с "Boombastic". К тому времени Шэгги объехал весьмир со своими концертами и даже стал первым танцевальщиком, который выступилв пост–апартеидной ЮАР. Он определенно набирал обороты, сменил более чемскромненький лейбл Greensleeves на гиганта Virgin.

Отчасти помогла джинсовая реклама под звуки хита "Boombastic".Помните того маньяковидного парня, который спас прекрасную леди, вытащивее из горящего здания? Уверен, если бы этот сюжет не был анимационным,главная роль досталась бы самому Шэгги.

Не меньший вклад принадлежит и друзьям мистера Бумбастика.Рэппер Grand Puba из BRAND NUBIAN, давний приятель Rayvon и несколько первоклассныхпродюсеров, включая Sting, Robert Livingston и ямайца Tony Kelly, на славупоработали. А "boombastic" в переводе, между прочим, означаеткак что–то противное, злое и грешное, так и нечто озорное и шаловливое.Все это Шэгги.

И вот такое солнечно–летнее плутовское настроение получилошанс потрепать нервишки промозглой поздней осени в году нынешнем. МистерБумбастик на этот раз плавно превратился в сэра Полуночного Любовника ирастрепал это всем аж двенадцать раз на своем новом альбоме "MidnightLover". Настоящее рэгги в ночи!

По моим наблюдениям, рэгги вновь находится на подъеме.Музыканты разных стилей проектируют его элементы в свои песни, и это здороворекламирует рэгги. Может показаться, что Шэгги давно уже сделал свое делои может отдыхать, но сами видите — он неумолим. Кажется, он тоже почувствовалперемены и теперь может наконец погулять на стороне. Новый опус известногорастамана повергнет в восторг любого его поклонника. Разнообразие — вотзнаменатель его свежезаписанных песен. Вы когда–нибудь видели чувака смулатскими кудряшками, ранее переваливающегося с ноги на ногу, озвучиваябасовитый мотив собственной мелодии, исполнявшим кантри и даже соул, поющимпод аккомпанемент оркестра, использующего сэмплы и синтезаторы? Шэгги ина этот раз не потерял экстравагантности в своих поступках! Лишь пара каверовБоба Марли и Дженис Джоплин выдают нам традиционные атрибуты "солнечногомальчика". В остальном же он неподражаем. Он может соблазнить женщинуодним взглядом, отличается завидной энергичностью и шармом, а уж словеснаядуэль на сцене — это его беспроигрышный конек (у него отличное чувствоюмора). Но, заметьте, только на сцене он такой святящийся и крутой, ведьон большой шутник и его мистер Любовник — это всего лишь выгодный имидж,сулящий признание, славу и достаток. На самом деле Шэгги — бизнесмен, ноженщины его, естественно, интересуют. Но стоит ли его за это осуждать?Я думаю, что его совесть чиста перед слушателями. Он развлекает и делаетэто профессионально. Таких эпицентров неподдельной харизмы сегодня явноне в избытке.

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета