дома


Крама
Служили два товарища, или вот пуля пролетела и — ага...

Когда мне некоторое время назад стало известно, чтодиректор и поэт группы КРАМА Дмитрий Лукашук сложил с себя полномочия администратораодного из ведущих белорусских рок–коллективов, я не поверил. Могло случитьсячто угодно: небо упасть на землю, Беларусь вступить в НАТО, подешеветьв два раза водка, Пресняков запеть басом, "Музыкальную газету"выписать Ангус Янг, но встретить на рок–н–ролльном мероприятии Лукашукабез лидера КРАМЫ Игоря Ворошкевича — такого представить я себе не мог...

— Дима, что произошло?

— Просто настал такой момент, когда я всерьез задумался,как жить и что делать дальше. Просидев в августе месяц на даче и все осмыслив,я пришел к трем вариантам: уйти совсем, оставить все как было и "поделитьсебя" напополам.

— Давай расшифруем каждый из вариантов.

— Первый: завязать с рок–н–роллом и с текстами вообще,совсем не иметь контактов с музыкальным миром. Насколько знаешь ты, насколькознают читатели "Музыкальной газеты" жизнь рок–н–ролльщиков вБеларуси, которые хотят работать серьезно, отдавая полностью всего себямузыке, то с рок–н–ролла особо не заработаешь. Исходя из этого и имея 28лет за плечами, все чаще задумываешься о материальной стороне жизни: гдежить, на что жить. Все прекрасно, много написано, хотелось бы и дальшеэтим заниматься. Дерево посажено... но надо и дом построить.

— Второй вариант?

— Когда тебе все нравится, все в кайф, в том числе и неустройствотвое, разные неудобства. И ты борешься со всем этим или смиряешься, ещекак–нибудь. То есть оставить все — как есть, так и есть — и пытаться работатьпо мере возможности дальше.

— Ты остановился на третьем варианте: устроился на работу,не связанную с КРАМОЙ, но продолжаешь писать для группы тексты. Ты прогнозировалреакцию со стороны поклонников команды, которые однажды увидели бы твоюфамилию в телевизионных титрах БТ?

— Я все понимал. Самое главное в такой ситуации — не отходитьот того, чем человек занимался до этого, не отказаться от своей позиции— нравственной, творческой, какой угодно. Я пока работаю как внештатныйкорреспондент в спортивной редакции, в программе "Утренний коктейль"веду рубрику "На кухне у "звезды". Конечно, я беру интервьюне только у рок–н–ролльщиков, но артистов подбираю исходя из своих принципов:у меня были ПАЛАЦ, Валерий Дайнеко, предлагал, кстати, КРАМЕ.

— Как Ворошкевич отреагировал на твой уход с поста директорагруппы?

— Разборок не было. Мы расстались очень мягко, друзьями.Игорь спросил меня, когда я объявил о своем решении: "Ты ж не уходишьот нас насовсем? Ты писать–то будешь?" — "Ну, естественно".Непоняток не возникло, мы не расплевывались. На телевидении я работаю попрофессии, а основным источником дохода служит моя трудовая деятельностьв одной коммерческой фирме. Ты ведь знаешь, что когда заходил разговоро моей "должности" в КРАМЕ, я всегда говорил и просил, чтобыменя представляли как "исполняющего обязанности директора группы КРАМА".И всегда подразумевалось, что в случае появления человека, который будетлучше и профессиональней, чем я, делать административную работу в группе,то я останусь в ней только в качестве текстовика.

— Проведу параллель, может, несколько корявую, с такимсюрреалистическим сюжетцем: вот есть Андрей Макаревич, осуществляющий несколькопроектов в самых различных областях человеческой деятельности — играети поет в МАШИНЕ ВРЕМЕНИ, пишет для нее тексты и музыку, кашеварит в "Смаке",на РТР делает передачу "Эх, дороги", занимается бизнесом в областистоматологии и т.д. И вдруг от Макаревича уходит часть его самого, какаячасть — большая, меньшая, определяющая, — время покажет...

— Я не вижу здесь параллели. Я тебе говорю, что по–прежнемубуду писать тексты для КРАМЫ...

— А эта твоя "необходимость" не может пастьпод грузом двух–трех денежных "забав", о которых ты говорил?

— В любом случае, даже сейчас, когда я не в КРАМЕ, еслина меня выходят по старым каналам, я занимаюсь организацией их концертов.Естественно, это происходит не в прежних объемах, но я делаю то, что могу.

— Ты оказывал решающее влияние на Ворошкевича и группув плане участия или неучастия в том или ином мероприятии, выступлении заденьги — не за деньги?

— Такого влияния не было. Да, идеологические вопросы решалисьдвумя сторонами — мной и Игорем, и на конкретную идеологическую подоплекуу нас взгляды были одинаковы. Когда нам поступало какое–то предложениеи стоящее за этим предложением можно было истолковывать по–разному, томы всегда ставили себя на место тех, кому дорога КРАМА, как бы они отнеслиськ тому, поучаствуй мы в данной акции. А если не брать идеологию, то навсе остальное я мало оказывал влияние, что, собственно, и сыграло какую–тороль в моем отказе от директорских полномочий. Потому что, когда я считал,что в таком–то концерте стоит поучаствовать бесплатно, Игорь мог не согласитьсяс моим мнением. Или нужно было дать интервью, а Игорь говорил: нет, мнелень, я никуда не пойду, зачем нам это надо? То же самое произошло и сейчас:я хотел снять КРАМУ для "Утреннего коктейля", а Игорь отказался,сославшись на это самое "зачем мне это надо, лень".

— Давай я тебя в лоб спрошу, надоело ходить вокруг даоколо. Речь может идти о предательстве с чьей–либо стороны?

— ...Я не считаю, что кто–то кого–то предал. В принципе.Это мое субъективное мнение... Я знаю, что в настоящий момент у них нетчеловека, который взял бы на себя полностью мои полномочия. Им трудно...Но это не предательство. У нас в КРАМЕ было обговорено, что если кто–тохочет чем–то заниматься на стороне, он волен это делать. Илья Шевчик, например,играет вместе с Козловским (по имеющимся у "МГ" сведениям Ильяпокинул группу — О’К), кто–то еще с кем–то... Я журналист, я хочу работатьпо профессии, а сидеть на двух стульях вряд ли было бы полезно и одномуи другому делу...

Иногда они возвращаются... Думаю, Дмитрий рано или поздновернется в рок–н–ролл навсегда. Слишком много он для него сделал, слишкоммного белорусский рок потеряет без Лукашука... Ты в ответе за тех, когоприручил.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета