no


Collide
Эксклюзивное интервью группы

COLLIDE — это электронно–готическая команда с женскимвокалом ( место у микрофона занимает очень привлекательное создание поимени kaRIN). Хороший ритм, своеобразный драйв, мелодичность и целый букетэмоций — все это присутствует в музыке дуэта.

Можно было бы сравнить композиции группы с вещами DELERIUMили SWITCHBLADE SYMPHONY, но этого будет явно мало, так как творчествоэтой американской команды кажется нам более интересным, несмотря на то,что на сегодняшний день в арсенале у команды есть только один полноценныйальбом "Beneath The Skin", который с энтузиазмом был встреченсообществом индустриальщиков и Goth–меломанов. Но 11 ноября в магазиныпоступил новый альбом ремиксов "Distort", в котором собраны следующиекомпозиции: "Pandora’s Box" — opened remix (Collide remix), "SonOf A Preacher Man" — bat remix (Collide remix), "Falling Up"— egypt remix (Spirits In Sin remix), "Whip It" — version 2.0(Collide new mix), "Beneath The Skin" — razors edge mix (DasIch remix), "Obsession" — version 2.0 (Collide new mix), "Violet’sDance" — abstract dub fuck (Alien Faktor remix), "Falling Up"— full moon remix (Waiting for God remix), "Black" — pitchedremix (Crocodile Shop remix), "Pandora’s Box" — ultrajet remix(T.H.C. remix), "Strange" — bizarre remix (SMP remix), "Deep"— 2deep remix (Regenerator remix), "Violet’s Dance" — blisterfeet remix (Idiot Stare remix), "Fear No Evil" (новый трек).Это событие и подвигло нас на то, чтобы связаться и пообщаться с музыкантами.

МГ: Назовите, пожалуйста, имена, прозвища обоих участниковгруппы?

kaRIN: Отличные от kaRIN & Statik, наши другие прозвища,которые мы даем друг другу, постоянно меняются. Например, на прошлой неделея была "RIN тин тин", а Statik — "Болваном".

Statik: Не называй меня Болваном, ты, маленькая рыбешка.

МГ: Где вы играли до того, как начали работать вместе?

kaRIN: Я всегда пела — это было частью моей жизни. Когдая была ребенком, то являлась развлечением для всей семьи, а позже я квартироваласьсо своими друзьями, которые играли на гитаре, и мы перепели вместе всепесни, которые знали. Тогда же я играла с парочкой других групп, но ниодна из них не развилась в профессиональный проект. Я думаю, что многиекоманды распадаются по причине того, что необходимо очень много свободноговремени, чтобы сфокусироваться на музыке, и даже если в конце концов выполучите контракт от какого–либо лейбла, то это только начало — вы столкнетесьс необходимостью полного посвящения себя этому делу. Я чувствую, что весьпрежний музыкальный опыт был для меня очень полезен и без него я вряд липришла бы к той точке своей жизни, где началась история COLLIDE. Иначея просто была бы не готова к переменам.

Statik: Так или иначе я всегда был вовлечен в музыкальныйпроцесс. Раньше я играл на трубе... так что я умею читать ноты и имею кое–какие"формальные" знания. В один прекрасный день, когда я прогуливалуроки в школе, я продал трубу и купил свой первый сэмплер. Моим первыммузыкальным опытом стал сольный проект под названием Statik: Machines.Я даже пел сам, несмотря на то, что никогда не любил делать это, предпочитаюписать музыку.

МГ: Кто является лидером в вашей группе?

kaRIN: У нас нет лидеров и нет ведомых. Мы имеем равныеправа, чтобы высказывать свое мнение обо всем, что происходит с нами. Когдамы в чем–то не согласны друг с другом, то мы надеваем боксерские перчаткии решаем наши споры.

Statik: Она не шутит. Иногда мы боксируем, даже когдау нас нет причин для споров.

МГ: Что явилось для вас побудительным мотивом к занятияммузыкой и совместной игре?

kaRIN: Я никогда серьезно не думала о музыкальной карьере,но я знала, что хотела иметь возможность посвящать все свое время этомузанятию. Мне нравится играть со Statik, потому что он так же одержим музыкой,как и я. Мы оба мыслим в одном направлении и имеем схожие вкусы. У насхороший творческий баланс — мы как будто пришли из разных перспектив ивстретились в центре.

Statik: Много лет назад я решил, что буду заниматься тем,что приносит мне наслаждение, вместо того, чтобы заниматься обычным полезнымтрудом и уподобиться большей части людей. Я всегда интересовался музыкойи компьютерами. Что касается COLLIDE — когда я услышал пение kaRIN, тоя уже знал, что она как раз та вокалистка, с которой мне хотелось бы работать.Это все, что мне необходимо было знать в тот момент... Меня абсолютно неволновала то, чем она занималась прежде.

МГ: Коротко — вспомните ваши первые шаги в музыкальнойкарьере?

Statik: Первым музыкальным опытом для меня явилось написаниемузыки для курса астрономии в местном колледже. После этого я медленнопрогрессировал в электронной музыке. Моим первым сэмплером были маленькиеклавиши Casio. Около двух лет ушло у меня на написание собственных песен,и лишь после этого я почувствовал себя достаточно комфортно, чтобы показатьих кому–либо.

kaRIN: Моими первыми шагами в направлении музыкальнойкарьеры я считаю начало работы в COLLIDE — до сих пор занятия музыкой являлисьдля меня чем–то вроде побега от реальности.

МГ: Успех. Что он значит, по вашему мнению? Всегда лион отражает талант и потенциал, качество артиста? Вы на сцене не первыйгод и доказали, что не являетесь случайными людьми в музыке. Поэтому наминтересно знать, что вы думаете о "звездах–однодневках" и искусственномуспехе, создаваемом с помощью прессы, ТВ, радио? Возможно ли сегодня слепитьновую музыкальную звезду из любого желающего?

Statik: Каждый человек думает об успехе. И очень частоширокая известность артиста вовсе не означает то, что у него все идет успешно.Крупная звукозаписывающая компания может потратить тонну денег на своегоартиста, и, конечно же, он появится на радио, ТВ и т.д. И я не обвиняюэти компании ни в чем. Более того, мне кажется, что мы должны чувствоватьсебя достаточно счастливыми, получая то внимание, которым мы окружены,будучи прописанными на независимом лейбле.

kaRIN: Я нахожу средства массмедиа в целом очень интереснойформой промывания мозгов и стараюсь не воспринимать их слишком серьезно.Искусственный успех не имеет ничего общего с талантом, однако, чтобы достичьуспеха, необходимо потратить немало энергии на такие вещи, как промоушн.Для меня успех — это свобода создавать все, что я захочу, не размышляяо том, как выжить в этом мире.

МГ: Наивысшее достижение COLLIDE на сегодняшний день?

kaRIN: Это с какой стороны посмотреть... С недавних порнаивысшее удовлетворение мы испытываем, когда получаем письма, рассказывающиео том, как наша музыка вдохновила кого–либо или изменила чью–то жизнь.

МГ: Опишите, пожалуйста, в нескольких словах ваш музыкальныйстиль и последний CD "Distort"?

kaRIN: Мы полагаем, что название "Distort" быловыбрано очень точно, а по содержанию это кавер–версии наших песен, сделанныенами и другими приглашенными музыкантами. Что касается стиля, то как обычноон очень сложный — намешано много всего, но, конечно же, все связано общиминевидимыми нитями.

МГ: Почему вы решили выпустить альбом ремиксов "Distort"в конце этого года, вместо того чтобы записать новый альбом после достаточноуспешного дебютного CD "Beneath The Skin"? Нам кажется, что слушателиждут от вас новых песен. Что вы можете ответить по этому поводу?

kaRIN: Если бы мы знали то, что знаем сейчас, то мы быизменили наши планы. Наш лейбл Re–Constriction собирал ремиксы для нашихсинглов, и внезапно мы обнаружили, что их скопилось достаточно много. Поэтомунам было предложено выпустить весь этот материал в виде альбома ремиксов.На это было потрачено очень много времени, и даже если бы мы решили остановиться,то было бы уже слишком поздно — шар оказался запущенным. Таким образом,мы просто попытались сделать все максимально хорошо, а также добавили парочкусвоих каверов и одну новую песню. Мы довольны результатом, но испытываемсильное желание вернуться к работе над материалом для нового альбома. Теперьмы можем безбоязненно заявить, что с нас достаточно работы над ремиксамии каверами.

МГ: Знаете ли вы, что такое получать адреналин, играя"живьем"? Что вы предпочитаете более — работу в студии или живыевыступления?

kaRIN: Моим единственным опытом живых выступлений былаигра в других командах, и я никогда при этом не имела возможности слышатьсебя — когда работаешь на низкобюджетном уровне, то обычно все протекаетиз рук вон плохо. Поэтому ничего подобного я не испытывала. Надеюсь, чтов будущем все изменится. Сейчас же я предпочитаю работу в студии. Я рассматриваюсебя скорее как студийного артиста, нежели как живого исполнителя. Моелюбимое занятие — это создавать нечто новое. Вот при этом–то я и получаюадреналин.

Statik: Я думаю, что у нас недостаточно опыта живых выступлений,чтобы судить об этом. Работа в студии — это искусство само по себе, предметпостоянного совершенствования и оттачивания материала до тех пор, покавсе не будет закончено. Конечно же, вы не можете отправляться в тур, незавершив всю необходимую работу в студии, но после всего этого я думаю,что живые выступления подарили бы немало веселых минут, если не брать вовнимание все те мелкие детали, которые нужно утрясать во время гастролей.

МГ: Как вы думаете, что делает вашу музыку оригинальнойи отличной от той, что исполняют другие команды?

Statik: Я всегда нахожу это одним из приятнейших комплиментов.Это хороший вопрос... Однако что делает что–то оригинальным? Я знаю, чтоя испытал на себе множество музыкальных влияний... очень разного материала...преимущественно электронного, но не только... наша музыка просто вобралав себя все это и круто перемешала... смесь из 60 минут... это COLLIDE.

МГ: Что вы думаете о современной и старой музыкальнойкультуре в целом? В каком направлении вы собираетесь развиваться дальше?Есть ли еще какие–либо перспективные музыкальные поля, которые можно исследовать,реализовывать необычные идеи, находить нечто экстраординарное?

Statik: Современная и старая музыкальная культура?? Насколькостарая?? Я нахожу музыку в целом очень интересной... хотя бы потому, чтоона существует вокруг нас так долго... начиная с первобытных времен и донынешних. Это прекрасно... то, как музыка... большая связка звуков и ритмовспособна заставить нас чувствовать нечто... как мы можем запоминать мелодиии слова тысяч песен. Мне весело слушать музыку нынешнего века и наблюдать,как с каждой декадой менялся ее саунд. Было бы забавно очутиться в году1940–м и думать, как современно все вокруг звучит.

kaRIN: Мы никогда не задумываемся о том, как мы будемзвучать, мы лишь двигаемся в тех направлениях, которые подсказывают намчувства и которые нравятся нам в данное конкретное время. В COLLIDE мывсегда надеемся исследовать столько направлений, сколько нам интересно.Я думаю, что мир компьютерноориентированной музыки открывает двери музыкальныхвозможностей очень широко, и это только сейчас начинает проявляться в полноймере.

МГ: Ваши отношения с шоу–бизнесом, MTV, радиостанциями?

kaRIN: Мы находимся в глубоком андерграунде, и попастьна MTV или коммерческие радиостанции для нас очень трудно. Крупные лейблыпредпочитают работать с теми, кто приносит крупные барыши, с более понятнымдля широких масс материалом — в результате мы наблюдаем застой и преобладаниеунылой и однообразной продукции. Я звонила на крупную местную радиостанциюи спросила их: "Хорошо, что от нас требуется, чтобы вы проиграли нашипесни на радио?", и парень со станции ответил: "Правда состоитв том, что все заключается в деньгах — это бизнес...". Мне показалосьэто очень печальным, я понимаю экономику сделки, но думаю, что для любогочеловека было бы больно работать на таком уровне. Однако, к счастью, параллельносуществует андерграундный мир, который работает на музыку просто из чистойлюбви к ней.

МГ: Можете ли вы сказать, что музыкальная деятельностьявляется вашим единственным источником получения денег, столь необходимыхсегодня для нормальной жизни? Участвуете ли вы в каких–либо проектах, несвязанных с COLLIDE или музыкой вообще?

kaRIN: Музыкальная деятельность не является для меня основнымсредством поддержки, это всего лишь наше очень дорогое хобби. Statik работаетсо многими другими музыкантами и этим кормит себя, это его ежедневная работа.Я же дизайнер по профессии и создаю различные вещи, ювелирные украшения,занимаюсь рисованием картин, фотографией и т.д. — всем тем, что я умеюхорошо делать.

Statik: Я бы мог обеспечивать себе нормальное существование,занимаясь музыкой, даже не формируя COLLIDE. Я выполняю работу программистаи звукоинженера для многих других команд и продюсеров. Но я бы очень желалкак можно больше времени уделять именно COLLIDE.

МГ: Ваше отношение к сексу, насилию, религии, политикеи оккультизму?

kaRIN: Секс... если его рассматривать только на физическомуровне, то это скучно и временно для меня; в чувственности, однако, естьнечто волнующее — здесь уже больше связи с мыслями и тем, что идет из сердца.Я очень эмоциональный человек. Я ненавижу насилие — нахожу его очень примитивнымспособом решения проблем. У меня есть своя собственная религия, как мнесебя вести и как мне жить. По–моему, как только люди объединяются в группы,то начинает преобладать менталитет толпы и начинаются страшные вещи. Когдая вижу, как много злодеяний совершено во имя религии, то у меня отпадаетвсякое желание участвовать во всем этом. Политика, какой мы ее знаем, видитсякак огромное поле битвы. И наконец оккультизм — я специально заглянулав словарь, чтобы найти его определение: "Изучение сверхъестественныхсил и возможностей контролировать эти силы". Я чувствую, что человеческаясила имеет больший потенциал, чем мы понимаем, но я все–таки смотрю наоккультизм как на интересную сторону природы.

Statik: Секс: определенно это то, что двигает обществово многих направлениях... фильмы, ТВ, музыка, политика. Наблюдая, как выглядятлюди сегодня, можно говорить об успехе той или иной товарной или общественнойполитики. Насилие... я думаю, что в обществе в целом стало больше насилия.Проживая в Лос–Анджелесе, мы были свидетелями оного, наверное, более чемв других городах США, однако насилие распространено везде. Я думаю, чтомы видим слишком много крови и преступлений в средствах массмедиа. И всеэто можно связать с проводимой сегодня политикой. Кажется, что существуеттак много всевозможных запретов и ограничений, что людям впору расстроиться.Я не верю политикам — создается впечатление, что в их мире все вертитсявокруг денег. Насчет религии я согласен с kaRIN. Я думаю, что люди зашлив своей вере слишком далеко. Люди должны быть способными сами решать, вочто им верить. Когда же религия принимает форму насилия и диктата взглядов...Оккультизм, насколько я знаю, является еще одной из практикуемых религий...До тех пор, пока он не причиняет никому вреда, я не вижу в нем ничего плохого.

МГ: Ваши предпочтения и вкусы, касающиеся моды, концертов,фильмов, книг, одежды...?

kaRIN: Я думаю, что мода — это то, из–за чего люди чувствуютсебя неудовлетворенными. Я отношусь к персональному стилю и вкусам с интересом— они многое отражают в индивидуальности. Что до моих личных вкусов, томеня привлекает одежда, которая ассоциируется с такими понятиями, как драма,загадочность, романс и андрогинность — это некоторые из моих любимых тем.Я люблю фильмы, которые доставляют удовольствие на несколько другом уровнеи заставляют думать и незначительно менять свои взгляды.

Statik: Я не думаю много о моде... мода приходит и уходит,юбки становятся длиннее, затем короче... черный цвет популярен, потом наоборот...Нельзя сказать, что все это проходит мимо меня — я даже люблю это. Фильмы...хорошо, мне нравятся типичные экшн–фильмы... знаете, чужие, пистолеты,чужие с пистолетами... Я не знаю, что сказать об этом, — просто я люблюсмотреть их и ничего не могу с собой поделать. Книги... у меня нет временичитать часто, но я люблю это занятие. Из последних впечатлений — мне оченьпонравились книги Anne Rice о вампире Лестате.

МГ: Где вы сегодня проживаете?

COLLIDE: В Лос–Анджелесе.

МГ: Вы философы или реалисты по натуре? Оптимисты? Вочто вы верите? Что вас волнует? Что любите и ненавидите?

kaRIN: Определенно я скорее философ по природе — менябольше занимают мысли о возможном, нежели о реальном. Фактически я вообщене люблю реальность — все уже сделано, и я не вижу причин повторять что–либо.Индивидуальная реальность настолько субъективна, что я вижу наслаждениев погружении в нее. Да, я оптимист — тот факт, что все мы существуем, янахожу замечательным. Я верю, что каждому следует выбирать свой собственныйпуть и нести ответственность за свои поступки. Я больше заинтересованав созидании. Я люблю вдохновение и ненавижу людей, которые пытаются егорастоптать и уничтожить.

Statik: В группе я точно реалист. И это хорошо, так каксуществует некий баланс. Я также оптимист... или по крайней мере пытаюсьбыть таковым. Я всегда стараюсь смотреть в будущее и ставить определенныезадачи о том, где мы должны быть и что мы должны делать там. Я верю в маленькихрептилий и дельфинов. Я верю, что они восстанут и избавят Землю от человеческойрасы в течение ближайших 50 лет. Но я знаком лично с несколькими дельфинамии, возможно, уцелею и буду жить с ними в мире, когда наступят эти дни.

МГ: Ваша любима фраза или шутка?

COLLIDE: Now You talking... Zombie. Пример правильногоиспользования: "Would you like a margarita?" (вопрос) и "NowYou talking... Zombie" (ответ). Мы надеемся, что вы поймете это.

МГ: Что еще вы бы хотели добавить или пожелать нашим читателям?

kaRIN: Верьте в то, что мы умеем летать...

Statik: Не верь своему компьютеру!

МГ: Ваши планы на будущее?

COLLIDE: Творить, творить, творить... наше любимое занятие.

МГ: Какими вы находите это интервью и вопросы?

COLLIDE: Интересными... что–то вроде персонального тестирования.

DJ-командой "ЛАБЕЛЛА"

© 2005 музыкальная газета