no


Galas, Diamanda
Дьяволица с божественным голосом

“Мой голос был дан мне как инструмент воодушевлениямоих друзей, орудие пытки и уничтожения моих врагов. Это голос правды.”— Диаманда Галас.

В эпоху мрачного средневековья таких женщин сжигали накострах инквизиции. Ведьма — это ведь не просто та, что занимается колдовскимиманипуляциями, но еще и осмелившаяся выступить против большинства. Наличиесерой амбры, павлиньих перьев, крови аиста и прочих шаманских аксессуароввовсе не обязательно. Женщина–вамп совершенно незаметно заворожит вас,вывернет наизнанку душу и ... выбросит, после того как утратит к вам интерес.

Диаманда Галас, обладательница уникального вокальногодиапазона в три с половиной октавы, удостоилась самых разнообразных эпитетовв свой адрес. Ее называли “невестой Сатаны”, “дивой болезни”, “черной розойавангарда”, но все эти титулы так или иначе служат лишь возможными ярлыкамидля бутылки, в которой спрятан джинн. Саму же Диаманду мало волнуют изощрениямузыкальных критиков. Она просто делает то, что должна делать.

Галас родилась в семье греческих эмигрантов, и ее детствосвязано с пребыванием в городе Сан–Диего. Ортодоксальные родители Диамандывсегда поощряли ее талант как пианистки, но не как певицы. “Я начиналас исполнения произведений Бетховена, Брамса, греческой и арабской музыки— в общем, всего. Мне кажется глупым, когда люди ограничивают себя рамкамикакого–то одного стиля или направления в музыке”, — говорит она.

Примечательной страницей в жизни Диаманды стала... работав сфере наркобизнеса. “За мной закрепилось прозвище Мисс Зина, королеванаркоты. Я должна была разрешить дилемму: криминальный мир или мир музыки.И я уверена, что сделала правильный выбор...” После окончания Калифорнийскогоуниверситета Диаманду занесло в Европу, где на французском фестивале “Д'Авиньон”она представила постановку своего первого перфоманса, после чего композиторВинко Глобокар предложил Галас ведущую партию в его опере. “Я стремиласьосвоить технику оперного пения, — рассказывала впоследствии Диаманда, —потому что мне хотелось развить гигантскую экспрессивность вокала”. Еепредставления “Wild Woman With Steak Knives” (“Дикая женщина с заточенныминожами”) и “Song From The Blood Of Those Murdered” (“Песня из крови техубитых”) — реквием памяти людей, замученных вследствие военного переворотав Греции в 1967 году, с успехом демонстрировались на различных фестивалях.Постепенно стал формироваться образ безумной женщины–маньячки, творчествокоторой на укладывается ни в какие каноны.

Первый альбом Диаманды “The Litanies Of Satan” относитсяк 1982 году. В нем использовались оригинальные тексты одного из “проклятыхпоэтов” и зачинателей постмодернизма Шарля Бодлера. “Мне нравятся стихиБодлера и Библия, потому что они имеют характер литургии — этой разницымежду желанием говорить и необходимостью говорить”, — объясняет она. Втораяработа Галас — “Panoptikon” — стала воплощением яростного порыва в отношениипередачи адской тюремной жизни, параноидальных страхов и состояния перед“дамокловым мечом” смерти.

Вообще дыханием смерти пронизана вся деятельность певицы.Она, наверное, как никто другой, знает цену этому мрачному явлению, неустанновыступая против фарисейства и ложного благочестия. Триптих “Plague Mass”,именуемый еще “Masque Of The Red Death” и основанный на страшных историяхЭдгара По, начал создаваться в 1984 году в Сан–Франциско. Большинство друзейи коллег Диаманды сперва пытались отговорить ее от подобной затеи, мотивируяэто тем, что данный “продукт” не будет пользоваться спросом. Однако судьбараспорядилась иначе. Диаманда фактически не могла не взяться за эту работу.“Представление Красной Смерти”, в центре которого фигурирует попытка осмысленияпроблемы СПИДа, явилось плодом “трудных родов” женщины, видевшей и слышавшейотчаяние жертв убийственной болезни, впитавшей их голоса и сделавшей ихсвоими собственными. Личная трагедия Диаманды усугубила терпкий вкус воплощениястрадания. Ее собственный брат (и муж) — драматург и поэт Филипп–ДмитрийГалас умер от СПИДа у нее на руках. “Смерть несет нам свободу только черезболь”, — эту фразу классика Галас продолжает осмыслять по сей день.

На официальной премьере “Plague Mass” в США в Центре ЛинкольнаГалас установила на сцене кафедру проповедника, из–за которой метала слова–стрелыв адрес тех, кто думает, что СПИД — просто болезнь. “СПИД есть убийствочеловечества”, — провозгласила она, замечая, что успокоительная ложь имерзкое сожаление направлены на то, чтобы заставить несчастных людей собственноручносколачивать себе гробы. Триптих состоит из частей “The Divine Punishment”,“Saint Of The Pit”, “You Must Be Certain Of The Devil” и иллюстрирует возможностиколоссальной голосовой вариативности: от едва уловимого шепота до синкретичногошквала криков, визгов, воплей, усиливающих свое воздействие при помощиэлектронных процессоров.

Работая в Берлине над третьей частью трилогии, Диамандана улице повстречала двух женщин, которые просили ее побыстрее выпуститьв свет новые записи. “Мы ведьмы, — признались таинственные особы, — и твоямузыка очень помогает нам во время шабаша”. Однако Дьявол в понимании Галас— это лжец и человеконенавистник, это не мифологическая абстракция, а совокупныйобраз зла, направленного против людей. И, вероятно, Галас гораздо ближестоит к пониманию божественного, нежели истые служители церкви.

Диаманда, к счастью, не замкнулась только на теме демоническогопроклятья и поддержании репутации скандалистки. Она, как человек весьмаразносторонний, пробует себя в различных ипостасях, поэтому ее последниеработы являют собой “гремучую смесь” госпела, блюза, джаза, электронщиныи даже рэпа. Осенью прошлого года в Лондоне была издана книга ДиамандыГалас “Дерьмо Господа”, содержащая хронику ее жизнедеятельности за последниедесять лет.

“Величье низкое, божественная грязь” — такой метафоройнаградил некогда Шарль Бодлер женщину. И Диаманда, пожалуй, могла бы сним согласиться. Ее шоу, преисполненные чудовищного энергетизма и истерзаннойпатетики, зачастую сопоставляют с театром жестокости Антонена Арто, гдеслиты воедино свет и звук, движение и ощущение. “Я буду бороться до концасвоих дней”, — гордо заявляет Диаманда. И у нас нет никаких поводов длятого, чтобы усомниться в этом.

Ирина ШУМСКА Я

© 2005 музыкальная газета