дома


Пикник
Вся магия ПИКНИКА в стеклянном шаре

(Окончание. Начало в N№41 "МГ".)

Тут в разговор вступает директор группы Виктор Грицаенко(Г.):

— Все любят "Иероглиф", а у меня почему–то любимыйальбом "Родом ниоткуда". ПИКНИК на записи и на концерте — этоодна группа, но в двух плоскостях. Энергетика, заложенная в музыке, назаписи, как и у многих других групп, приглушается.

— ПИКНИК — студийная или концертная группа?

Эдмунд Шклярский (Ш.): — Это две разных жизни. В студииидет упор на какие–то призвуки, на что–то еще, и не важно, как ты при этомбудешь одет, а концерт — более конкретное по музыке действо, которое усиливаетсявсяческими дополнительными сценическими силами, чтобы это не было простовстречей с любимым или нелюбимым артистом.

Г.: — Когда я начинал работать с ПИКНИКОМ, мне тоже казалось,что это студийный проект, уж слишком вычурно все звучит. Но у меня не былотогда концертного опыта, а на концерте я увидел другую группу, вернее туже, но другую.

— За что любят ПИКНИК?

Ш.: — Нельзя говорить "за что любят"... Любовьк музыке складывается из ощущений, которые нельзя систематизировать. Когдачеловеку не хватает кальция, он ест мел. Примерно такое же ощущение, почтина физиологическом уровне, было у меня, когда я начал слушать музыку, произведшуюна меня сильное воздействие, — THE BEATLES, THE ROLLING STONES, ANIMALS.Это вызывало у меня физиологическую потребность в соприкосновении.

— Что вообще ты любишь в жизни?

Ш.: — Интересно тогда, когда ты сталкиваешься с тем, чтоспособно перевернуть твое мировоззрение. Сто раз уже об этом говорил. Когда–тодля меня источником стала китайская книга Дао Дэ Цзин. Сейчас я уже неочень помню, что там было написано, но ощущение прочитанного присутствуетдо сих пор. Это состояние и в песнях было взято как некий метод — окружениекакого–то явления со всех сторон...

— За современной музыкой ты следишь?

Ш.: — Все музыкальные революционные начинания произошлидо восемьдесят какого–то года. Потом пошло развитие этой волны, но ничегосумасшедше нового нет. Нынешнюю музыку я слушаю исключительно из интереса,как каждый выходит из этого положения, — как THE ROLLING STONES, как U2.

— Кто радует?

Ш.: — Они и радуют, поскольку нет догматического безумияв стиле заявлений THE BEATLES: "Мы всегда будем играть с тем же звуком"."Того звука" нет, есть современные достижения, старая песня всеравно написана современным языком и аранжирована по–новому. В основномони радуют, как бы им тяжело там ни было. Радует то, что люди не живутстарыми заслугами, что является большим соблазном — сидеть и эксплуатироватьстарые наработки. Как слушатель я слышу, что они мучительно что–то ищут.

— Что касается новых имен?..

Ш.: — Не знаю, насколько это новое имя — DEEP FOREST.Даже при первом прослушивании у меня возник интерес и ощущение "жалко,что я сам этого не придумал".

— Тебе когда–нибудь приходило в голову бросить все этои заняться чем–то другим?

Ш.: — Нет. Мне нравилось когда–то рисовать — я лепил сфинксов(прим. автора: это до сих пор осталось увлечением Шклярского — альбомы"Дым", "Харакири", "Не много огня", "Вампирскиепесни", "Жень Шень" оформлены фрагментами его картин), вполитехнический институт пошел, потому что он был рядом с домом — черезпарк я в него ходил. Не было осмысленности, сумасшедшего горения и определенности,когда ты бы знал, что твое место на сцене. Меня особенно удивляют актрисы,которые заявляют, что родились с этой мечтой. Мне музыка казалась вожделеннымобразом существования. Какое–то время музыка и учеба существовали параллельно:были фестивали в политехе, давшие возможность учиться общению с публикой,показать свое мастерство и т. д. Я не считаю время, проведенное в политехе,потраченным зря — любая информация, любой багаж идут только на пользу.Выработалась привычка к какой–то неопределенности, дальше недели наши планыне простираются. Все эти катаклизмы со страной не отбили охоты заниматьсямузыкой, хотя были периоды довольно сложные. Сначала мы замечательно ездилиот организации: нам не нужны были директора, у нас был график чуть ли нена год вперед. То же было с пластинками, которые регулярно выходили наМелодии и появлялись сразу на всех прилавках страны. Потом все это прекратилось,ситуация изменилась и мы оказались в свободном плавании. Но мы это, даи другое принимаем как неизбежное. Стену надо обходить, а не поворачиватьназад.

— У ПИКНИКА есть задача стать более известными?

Ш.: — Есть два подхода. Есть подача Сальвадора Дали, когдаусы и жизненные экстравагантные поступки на первом плане, а есть картиныБосха, за которыми не известно что скрывается. У нас второй подход. Песня"Я невидим" о том же. Есть желание быть понятым. Но если бы явстретился с Джими Хендриксом, я бы не знал, о чем его спросить. Все ужесказано. Мне кажется, что общение с кумирами принесло бы мне только разочарование.Я не думаю, что в быту и общении они такие замечательные собеседники. Онизанимаются музыкой — это как раз то, что мне и надо. И меня совершенноустраивает такое же отношение к ПИКНИКУ.

  • 1982 — был закончен первый альбом "Дым";
  • 1983 — группа становится лауреатом первого фестиваляЛРК;
  • 1985 — начинает активную гастрольную деятельность;
  • 1986 — альбом "Иероглиф", во многом определившийсудьбу группы;
  • 1988 — три сольных концерта в ленинградском СКК — околосорока тысяч зрителей;
  • 1988 — "Родом ниоткуда";
  • 1991 — "Харакири";
  • 1994 — "Не много огня";
  • 1995 — "Вампирские песни";
  • 1995 (осень) — в группу приглашается новый менеджер ВикторГрицаенко, в то время параллельно работающий с группами СПЛИН и ДДТ;
  • 1996 — "Жень Шень" с одноименным туром по Россиии СНГ;
  • 1997 — "Стекло".
  • Сольные программы в БКЗ "Октябрьский" признанылучшими рок–шоу в Санкт–Петербурге за 1991, 1993, 1995 гг. ("Смена").

    По итогам 1996 года (InterMedia) группа попадает в пять(!) номинаций — лучшая группа, шоу, композитор, поэт, "Золотая Питерскаядесятка".

    Анастасия ГРИЦАЙ

    © 2005 музыкальная газета