дома


Пикник
Вся магия в стеклянном шаре

В нынешнем году группе ПИКНИК исполняется пятнадцатьлет, их можно было бы насчитать и больше, но отсчет принято вести с моментапоявления в коллективе Эдмунда Шклярского и выхода первого альбома "Дым"в 1982 году. Подводя итог, вернемся к самому началу.

Эдмунд Шклярский родился 26 октября 1955 года в Ленинградев семье, как принято говорить, интеллигентов: мать Ирина Сергеевна — преподавательЛенинградской консерватории по классу фортепьяно, отец Мечислав Феликсович— горный инженер, лауреат Государственной премии СССР. Эдику довелось учитьсяв детской Музыкальной школе по классу фортепьяно. С восьми лет он освоилгитару, а на сцену впервые вышел во время учебы в институте. Это был Ленинградскийполитехнический, который Эдмунд успешно закончил и по распределению попалв институт имени Ползунова, где какое–то время работал. А с 1983 года ужевместе с группой становится артистом Ленконцерта. Тут и начинается настоящаятворческая "рутина" — пластинки, гастроли, концерты.

Последний гастрольный сезон 1996–97 гг. группа отметилатуром "Жень Шень", прокатив одноименную пластинку по городамбывшего СНГ: Одесса, Краснодар, Киев, Уфа, Екатеринбург, Новосибирск, Владивостоки т. д. Программа из двадцати песен была замечательно принята и оцененазрителями и представителями СМИ как особенно интересная и с точки зрениясценографии. Эффектное оформление сцены, выполненное художниками МаксимомЕлисеевым и Денисом Красиковым, специально поставленная хореография, особаясвето– и звукорежиссура концертов и, конечно, сама музыка — все это в целоммаксимально полно раскрыло зрителям особый мир ПИКНИКА.

Кое–что изменилось и в составе группы. По мнению людейзнающих, замена — В. Евсеев (бас), Ю. Крючанцев (саксофон) и АлександрРокин — пошла группе на пользу. В программу "Жень Шень" новыйбас добавил мрачноватых красок, а оригинальные шоу–номера — "Пожирательогня", "Воин", "Шаманские пляски", "Инквизитор","Сны" — еще более расцветили мистическое представление ПИКНИКА.

И вот грядут следующие гастроли, которые начнутся в Минске24 октября. Этот беспрецедентный по своим масштабам тур, обещающий охватитьне менее пятидесяти городов, проходит в рамках празднования юбилея группы.В октябре же вышел новый альбом "Стекло". Много и другого произойдетдо весны с этой группой.

Так, незаметно для самого себя, ПИКНИК прожил пятнадцатьлет — время подводить итоги достигнутого, но о конце не может быть и речи.

Эдмунд ШКЛЯРСКИЙ:

— Во–первых, кажется, что все было вчера. Время имеетобыкновение сжиматься, поэтому ощущений, что это было давно, у меня нет.Понятно, что пятнадцать лет — это довольно много: приятных и неприятныхколлизий было достаточно, но неприятное забывается. Плохое воспринимаетсякак ноющий зуб, что иногда даже доставляет удовольствие. В принципе, всевоспринимается в тонах не то что радужных, но как светлый путь, которыйпродолжается. Каждый занимается тем, чем и хотел заниматься. А пятнадцатьлет назад была просто некая осмысленная точка, с которой все началось.

— На вашем новом альбоме "Стекло" нет ни однойзаводной композиции. Все очень плавно и задумчиво. Пожалуй, только одна— "Диск–жокей".

— Ой, это очень старая песня, 1982 года. Мы не могли еевставить ни в один альбом, да и в этот не собирались. Она где–то просачивалась,и народ просил ее издать. Я бы не назвал альбом особенно задумчивым. Особыйсмысл, конечно, хотелось вложить, но мне все–таки трудно говорить об этомальбоме. Его должны проверить гастроли. Вообще многим кажется, что у насне концертные песни — нет быстрого ритма, все песни, в принципе, в среднемтемпе. Но опыт показал другое. Я не буду писать песню в быстром темпе,я лучше сделаю ее такой, чтобы она была эмоционально горяча.

— Откуда образ "стекло"?

— Это стеклянный шар как предмет, впитывающий в себя всюинформацию, которую видит. Почему по нему гадают? Мне кажется, он имеетсвойство запоминать и хранить в себе информацию, а замечательные гадалки,которые с помощью своей утонченности могут туда проникнуть, ее разгадывают.

— Как получилось, что девятый альбом выходит с другимколичеством песен?

— Да, до сих пор было по восемь песен на каждом альбоме,кроме "Танца волка", где их было семь. Просто раньше мы издавалисьна обычных пластинках или на кассетах и нам говорили: "Ребята, лучше,если на каждой стороне будет не больше семнадцати минут". Когда появилиськомпакт–диски, нам стали говорить: "Пишите как можно больше".Но как можно больше нельзя, мы не хотели тянуться до мировых стандартов,когда при прослушивании зарубежных аналогов по альбому чувствуется, чтомузыканты "дотягивают" до нужного объема.

— То есть никакой мистики в этом нет?

— В числе одиннадцать — пока нет. Раньше и у числа восемьне было. Вот если несколько альбомов выйдет с одиннадцатью песнями, тогдамы призадумаемся.

— Недавно сформировавшийся фан–клуб ПИКНИКА ты расцениваешькак достижение?

— Говорить о достижениях или неудачах лучше со стороны.Скажем, это приятная неожиданность, которая с нами приключилась. Мы необременяем друг друга какими–то рутинными работами и обязательствами —должен быть обоюдный интерес. Некоторых членов фан–клуба можно будет увидетьв клипе "Лицо", потому что наша первая встреча 26 сентября былакак раз приурочена к съемкам этого ролика. Мы сыграли часть песен, потомначались съемки и продолжались до ночи, поговорить мы так и не успели.Случайно это совпало и с моим днем рождения.

— Как это у вас так получается с цифрами–символами?

— Это было совпадение, а вообще мы придаем значение имагический смысл цифрам.

— ПИКНИК и мистика неразделимы...

— Это какое–то мироощущение, которое человек сам себене создает, он с ним рождается и изменить его не в состоянии, как бы нихотел. Ощущение мира при всем жестоком реализме последнего все равно таково,что признается, будто какие–то силы участвуют в существовании нашего мира.В каких формах — непонятно, но они с нами пересекаются. Наши музыка и слова— для людей, которые, скажем, в пути, но еще не пришли, для человека ищущего,не утвердившегося еще полностью в своих мировоззрениях. Человеку, ощущающемутвердо почву под ногами, это может быть не интересно, может даже раздражать.Как показал опыт, те, кто воспринимает нашу музыку, — это еще не обретшеедуховного покоя студенчество.

(Окончание следует.)

Анастасия ГРИЦАЙ

© 2005 музыкальная газета