дома


Нож Для Фрау Мюллер
Ножевые трансмутации Олега Гитаркина

Сегодня в питерской группе НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР работаютдва композитора: Гитаркин и Костров. Любопытный факт некоего "двоевластия"прослеживается у огромного количества электронных проектов современности,будь то наши НОВЫЕ КОМПОЗИТОРЫ или англичане ORBITAL. Порой занимательнопопарно сравнивать членов одной и другой команды и получать удивительныесходства в плане распределения ролей. Но всегда интересен разговор с однимиз двух участников проекта, когда ты можешь узнать гораздо больше, чемпри беседе с двумя, так как у второго всегда найдется своя точка зренияна тот или иной вопрос. Это интервью с Олегом Гитаркиным.

История команды НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР восходит к 1991 году.Олег Гитаркин — последний оставшийся из первоначального состава НОЖЕЙ,прошел с этим коллективом весь путь — от пародийного панк–рока, через дебрииндастриэл до современной танцевальной электронной музыки. Не раз, оставаясьсовсем один, как это было в 1995 году на записи "Сосулек–убийц",он был близок к тому, чтобы НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР прекратил существоватьнавсегда. Но этого не произошло. MESSER FUR FRAU MULLER как–то популяризировалисьв Германии, а здесь появились новые возможности и идеи по созданию принципиальноиного музыкального материала. В 1993 году состоялось знакомство Гитаркинаи Кострова. Пять месяцев назад на Шок Records вышел современный по всемпоказателям опус НОЖЕЙ с диким названием "Нечеловек–видимка".Шквальный брейкбит и хаус–темы с сэмплированными голосами Клавдии Шульженкои Цары Леандер, видимо, ознаменовали выход из полосы депрессии, котораяподтекстом была заявлена на "Сосульках". Сегодня на том же лейблеготовится к выходу следующий, еще более "отрывной" альбом НДФМпод рабочим названием "Снеговик 666".

— Когда ты обратил свой взор к электронике?

— С 1993 года меня как гитариста начали сэмплировать разныеэлектронщики, и именно тогда у меня возник интерес к сплаву электроннойи живой музыки. До 1993 года я выступал просто как гитарист за группу НОЖДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР, где, помимо меня, играли Тима Земляникин, Кузик Илья,которого зарезали, и Микшер — легендарнейший барабанщик "Рок–клуба".Тима Земляникин сыграл огромную роль в нашей летописи: он создавал совершеннонеимоверную атмосферу и параллельно участвовал в своем проекте, что в конечномитоге и привело к разладу наше совместное творчество. Потом с Кузиком мысоздали проект ТАБЛЕТКА Р–66. Мы дали под этим названием несколько "индустриальных"концертов, где были электронные барабаны и "живая" бас–гитара.Знаешь, в то время были популярны такие группы, как REVOLTING KOX и MINISTRY,и на нас это все, естественно, оказало влияние. В 95–ом я записал собственныйэлектронный альбом "Сосульки–убийцы". Он отличался необычнымсаундом. Стас Животовский спел на нем несколько песен. Это была киберпанкмузыкас абсолютно цифровым звучанием, которая, в принципе, может поразить обычногослушателя, хотя изначально она создавалась для людей, которые любят игратьв компьютерные игрушки. Любители резни в "Doom" как раз могутпозабавиться: включать эту музыку и играть без компьютерного сопровождения.

— Верно, раньше были популярны REVOLTING KOX и MINISTRY,и ты невольно подвергался их влиянию, но сегодня ты делаешь отнюдь не тяжелуюмузыку. Скажем, современный вариант НОЖЕЙ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР порой заигрываетс танцевальной электроникой: стилями хаус, джангл, брейкбит. Неужели настолькосильно сказывается влияние Олега Кострова с его безответной любовью к GENTLEPEOPLE и к музыке полегче?

— Изначально моя концепция группы НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕРсводилась не просто к панк–року, а к "шансоньешному" панк–року,где основные идеи черпались от таких людей, как Жак Брель. Так, темы ЖакаБреля мы играли в несколько раз быстрее и с более жестким звучанием. Втот момент, когда я познакомился с Костровым, он делал совершенно другое— электро–поп, что, в общем, и надо было делать выходцу из БИОКОНСТРУКТОРАи участнику технопопкоманды ФАНТОМ. Я подал идею сэмплировать старую музыкуи создавать компьютерный стиль "post easy listening", но тогдамы назвали это техно–мюзикл. Думаю, мы оказали влияние друг на друга.

— Расскажи немного о своих современных проектах.

— Помимо сотрудничества с Костровым в рамках НОЖЕЙ, язанимаюсь совместным творчеством в паре с Антоном из московских ЧУГУНОВ–СКОРОХОДОВ.Мы пишем музыку под рабочим названием "Стереомикробы". Я думаю,это название сохранится и, более того, наша музыка прорвется в радиоэфир.Именно в "Стереомикробах" можно почувствовать мою тягу к тяжеломугитарному звуку. Этот брейкбитовый альбом, вполне вероятно, выйдет на ШокRecords уже в январе; сейчас для него дописываются последние две–три композиции.

— Как широко распространяются твои интересы? Занимаешьсяли ты чем–нибудь помимо музыки?

— Я неоднократно участвовал в литературных вечерах какпоэт. У меня очень много поклонников, из которых многие и не подозревают,что основное мое занятие — НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР. Это меня очень сильно смешит.Мне нравится, что я могу писать стихи с такой же легкостью, как и музыку,хотя толком не занимаюсь ни тем и ни этим.

— НОЖЕЙ и твое имя кое–кто знает в Германии. Были ли какие–нибудьзаманчивые предложения "с той стороны"?

— Знаешь, однажды было предложение о совместной работеот самого Брендона Перри из DEAD CAN DANCE, но мы так и не смогли с нимвстретиться. Реально же у меня есть некоторые договоренности с ФлорианомМ., который играет в группе IDEE DES NORDENS (ИДЕЯ СЕВЕРА), и некоторыемысли по поводу выхода моих вещей на немецком лейбле Chrom Records, а именнопесен "Сосульки–убийцы" и "Плазмаготик" в сборникеевропейской электронной музыки.

— Если тебе предложить выбрать между ORBITAL, PRODIGYи APHEX TWIN, то на кого упадет твой выбор?

— Я считаю, что последнюю работу APHEX TWIN (прим. автора:"Richard D. James") можно сравнить по настроению с творениямиORBITAL. Любая музыка несет определенную информацию, а их музыка несеточень похожую информацию. Вот, представь, бабушка увидела, как сверкнулашаровая молния, пришла и рассказала нам об этом, и то же поведал нам дедушка.Вы понимаете, что разговор идет о шаровой молнии, только дедушка при этомзаикается, а бабушка пускает слюни. Что касается PRODIGY, то говорить оних стало дурным тоном.

— У каждого электронного композитора должна быть собственнаяоригинальная идея насчет будущего. Наверняка она есть и у тебя...

— Однажды в метро мне в руки попала странная листовка.Это не было пропагандой ни секты, ни чего такого. Там была информация отнекоего контактера, направленная к людям, которых по чьему–то выбору ужеприблизили к доступу в эту информацию. В листовке сообщалась абсолютноновая теория, что с 1991 года наступил новый период, который дал отсчетглобальной трансмутации. Одновременно начало трансмутации означает приближающуюсясмерть вида и превращение людей в новых существ. Превращение происходитв легкой и плавной форме. Правда, острый глаз может заметить некоторыеизменения уже сегодня: больше людей стало страдать психическими расстройствамии заболеванием печени. В листовке давались указания, как быстрее подключитьсяк космическому стержню положительной энергии, что для этого надо делать,объяснялись определенные способы голодания, говорилось о том, что все зараженои отравлено. Все в таком духе. Мне эта листовка очень понравилась, и наее почве я разработал собственную теорию. Со временем я сам подключилсяк космическому стержню и понял, что все так оно и есть: трансмутация стартовала,и органы с течением времени изменят свои функции. Люди станут сканерами,и мысли, о которых ты думаешь, будут реализовываться в жизнь. Вывод: лучшепоменьше думать, чтобы не навредить окружающим и самому себе. В моей жизнибыло много примеров, когда мысли совершенно идентично проецировались натот или иной объект. Человек как бы сам становится магом, но это всеголишь новая форма человека.

Беседу вел Константин ИЛЬИН

© 2005 музыкальная газета