дома


Бек Хан
Он — БЕК ХАН!

За последнее время не припомню ни одной новой группы,которая бы играла то, что принято называть "традиционным роком".Все больше возникает команд, наяривающих всевозможные разновидности кора,панка; пользуется спросом "метал", хотя и не в таких масштабах,набирают обороты экстремальные течения, и даже появление коллективов, идущихв своем творчестве с остальными "не в ногу", не укладываетсяв рамки, о которых я упомянул вначале. "Традиционный рок" у нассегодня не в почете, его теперь принято называть поп–роком, мешая в кучуимена и стили...

И вот к своей неописуемой радости на последнем питерскомфестивале я углядел–таки команду, никаким боком не вписывающуюся ни в однуультрасовременную рок–тусовку. Я говорю о БЕК ХАНЕ. Для меня она не сталавозникшей из ниоткуда, уже больше года по Питеру и Москве гуляли слухио том, что, дескать, есть где–то группа, которая, мол, "делает"один в один Цоя, "делает" неплохо, но вторичность — это вторичность...Поговорив перед выступлением с лидером ансамбля, собственно, самим БекХаном (спокойный, выдержанный, интеллигентнейший человек с мягкой и оченьгрустной улыбкой, неторопливой речью, длительными паузами для обдумыванияответа, с обилием многоточий, вызывающий какую–то колдовскую симпатию),я, честно говоря, с некоторым напряжением ждал его появления на сцене.Почему? Я опасался, что люди, пришедшие на фестиваль, могут неадекватновоспринять именно ее — команду из Чечни. Слишком кровоточила рана, и всякоеупоминание "мятежной" российской республики вполне могло вызватькак минимум заглушающий свист и топот, а дальше... кто его знает, что моглослучиться дальше. А потом мне чертовски не хотелось, чтобы тот человек,разговор с которым вдруг стал напоминать общение по душам, действительнооказался в своем творчестве всего–навсего очередным апологетом Цоя... Ярад, что ни того, ни другого не произошло. С первыми же аккордами (и этоне приукрашено) БЕК ХАН завоевал зрителя. Публика, вначале яростно размахивавшаяроссийским флагом, затем немного поумерила свой пыл, и проявление патриотизмастало у нее соизмеряться с тем, что на сцене пели ребята, чья республикавынесла столько горя по вине безмозглых российских политиков и военнойверхушки, бомбивших их города под этим флагом. А Цой... Да, он был в этомзале, он стоял рядом с Беком, но рядом, а не вместо него...

— Бек, я понимаю, что вас уже "достали" параллели,проводимые всеми кому ни лень по поводу творчества вашей группы и творчестваВиктора Цоя...

— Насчет похожести?.. Наверное, похожи, но мы, во всякомслучае, поем и играем то, что нам нравится. Оказал ли на нас влияние Цой?Безусловно, оказал, так же как и целая плеяда рок–н–ролльщиков того времени,с которыми он вместе рос, — АЛИСА, ДДТ, НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС... Так многоговорят о похожести на Цоя... Надоело... Нет, даже не так. Просто не знаешь,что отвечать... С одной стороны, это приятно...

— Но вы не боитесь, что так и проходите всю жизнь, несяшлейф Виктора?

— Я не думаю, что он будет тянуться вечно... Все–такинаша музыка и его музыка — они разные. С другой стороны... Нет, я не боюсь.Это тяжело объяснить, но по–другому эта музыка у меня не играется.

— Расскажите, пожалуйста, о себе, о группе.

— Ей пошел седьмой год. Нас четверо: Ибрагимов Майербек,мы называем его Майером, — гитара; Алиев Алихан — бас; Масаев Муса — ударные.О себе... Музыкального образования у меня нет (я заканчивал в Грозном историческийфакультет госуниверситета). Был страшный домосед, редко куда выезжал...С музыкой же настолько получилось внезапно, что с 91–го года кроме неедля меня все остальное отошло на второй план, исчезло... В 1992–м записалипервый альбом... В связи с войной у нас получился перерыв в работе: "когдаговорят пушки, музы молчат"... Мы не собирались больше играть, темболее рок; сами понимаете, сколько у нас проблем — все разбито, разрушено,а тут рок–н–ролл... Но все возвращается: жизнь, музыка, люди остались...кто уцелел... В октябре прошлого года к нам туда приезжал Юрий Шевчук ивынудил нас приехать в Питер и записать в феврале 97–го новый альбом. Наверное,он прав, нужно что–то делать...

— Группа живет только за счет музыки?

— Всякое бывает. И подрабатывать приходилось... Сказать,что музыка обеспечивает все наши жизненные потребности, — я так сказатьне могу. Надеемся на лучшее. Война закончилась, все нормализуется.

— Что играли местные музыканты в Чечне до войны, какиестили пользовались наибольшей популярностью?

— Да все направления были у нас представлены, все новшествамоментально подхватывались, там точно такая, как и везде, молодежь, с темиже проблемами, с похожими увлечениями. Если вы имеете в виду, был ли унас свой национальный рок, то о нем говорить, в общем–то, сложновато...У нашей группы есть песни на родном языке, и их можно, видимо, назватьфолк–роком или еще как–нибудь... не знаю. Сейчас, вы понимаете, говоритьо музыке в Чечне трудно. "Как, там еще и рок играют?!" Можносоздать такой ореол, никому не нужный, и, самое главное, за ним ничегоне стоит.

— Семья большая?

— Мама, брат, сестра. Был женат, дочка...

— Как в семье относились и относятся к тому, что вы поменялипрофессию и занялись музыкой?

— Нормально. Они уже привыкли к тому, что я музыкант.Нет каких–то крайностей ни в сторону чрезмерного одобрения, ни наоборот.Первое время, конечно, недоумевали: зачем я так поменял свою жизнь и занялсятак поздно музыкой, которую до этого не писал. Друзья подходили, удивлялись:"Слушай, я тебя по телевизору видел!" А знакомые, с которымиредко встречался, говорили так: "Вчера видел концерт, там парень был— вылитый ты". Такие моменты случались...

— Вы хотите быть "раскрученными" в масштабахбывшего Союза?

— Если от души ответить, это необходимо, чтобы работатьдальше. Но "раскрутка" для меня играет не настолько уж главенствующуюроль. Мы с ребятами в группе близки в таком понимании вещей, и на первоеместо у нас не выдвигается ремесленнический характер того, чем мы занимаемся.Насчет популярности и славы... Таких заморочек нет, чтобы правдами–неправдами,любой ценой достичь какого–то пика.

Вот такой он музыкант и человек — Бек Хан. Хочется искреннепожелать ему удачи и счастья. И пусть не будет войн...

Бек Хан о Цое: "... У меня дома лежит свитер, подарокМарианны Цой, который был на Викторе в тот день... Чем Цой является дляменя?.. Во всяком случае, то, что мы делаем, уже имело почву под собойв том смысле, что мы с ним не только в музыкальном плане, а чисто психологическиродственные души и единомышленники. Я, правда, не знаю, как это назвать...У нас один "фронт", на котором и он "сражался". Цойи еще некоторые люди — ТА сторона, НАША сторона... Не умею я рассказывать..."

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета