дома


Мыши
С которых все началось

Алексей АПОЛОНОВ — текст, музыка, гитара; Евгения РАДОВСКАЯ— вокал; Алексей ВЕСТНИК — гитара; Константин НЕСТЕРОВ — бас; АлександрКОВАЛЕНКО — ударные; Владимир СЕМЕНОВ — клавишные; Сергей РАДОВСКИЙ — звукорежиссер;Клэр ЯЛАКАС — директор группы.

С "мышатами" меня познакомил Ян, солист ЭДИПОВАКОМПЛЕКСА, на последнем фестивале питерского клуба "Wild Side"13 июля: "Пойдем, познакомлю тебя с Клэр, директором одной нашей веселенькойи классной команды". С Клориттой–то мы сразу нашли общий язык, нопрежде чем беседовать с музыкантами пришлось дождаться их выступления в"Зорро", где солистка Женя "расстреляла" глазками публику,а сами музыканты заставили непроизвольно подрыгаться даже "старушек"из обслуживающего персонала...

Алексей Аполонов (А.): — Те МЫШИ, с которых все началось,сохранили только название и меня, то есть я его сохранил. Сначала в группебыли три человека: два гитариста и вокалист. Мы занялись поисками басиста,познакомились с Вадиком Смоленцовым. И он как–то быстро нас всех "пропарил":мол, через два месяца мы уже будем записываться в студии. Потом группаНОЛЬ засобирались в Германию, а у них была студия на Большом проспектеПетроградской стороны, там еще КИНО записывали какой–то из своих альбомовв 84–м или в 85–м... НОЛЬ уехал, а мы с Игорем , оператором с "Мелодии",засели в их каморке... Был февраль, отопление не работало. Одевались мыв подобие ватников и постоянно "сидели" на вине... Пили какое–токрасное, очень сладенькое, и хоть оно немного согревало, альбом старались"закатать" побыстрее, что и сделали. По этой "демке"мы нашли спонсоров на выпуск пластинки, и летом 91 года она была выпущена.

— Спонсоров долго пришлось "уламывать"?

А. А.: — Общение со спонсорами проходило комично: в институтея учился с одним парнем, он работал в фирме и отвечал за поле вложенияденег. Это был 91 год — бизнес только начинал развиваться. Фирма вложилав наш проект 50 тысяч рублей — на тот период грандиозная сумма. А директорствовална той фирме бывший... оперный певец! Я поставлю тебе "демку",и ты поймешь, почему он, сидя вот на этом же диване, красный, как рак,непрерывно и испуганно бормотал: "Ой, может, я уже чего–то не понимаю?Может, сейчас так надо?.." У нас же процентов шестьдесят музыки отсутствовалонапрочь! А у него, наверное, появились мысли: "Видно, я стар уж совсем,не понимаю современных музыкантов, а ведь не хочется в этом признаваться".В конце концов он решил профинансировать этот альбом, на чем и "залетел".Однако сейчас лично я уверен, что все то было не впустую: в то время на"Мелодии" служба рассылки работала исправно, мне звонили дажеиз–под Нижнего Новгорода и говорили, что та наша пластинка продается всельском магазине... Ха! А журналист газеты "Стиль", освещаянаше выступление на "дэдэтэшном" фестивале, написал, что ту первуюпластинку МЫШЕЙ он лихо запустил в окно, чего бы не сделал с нашей нынешней,если бы таковая существовала... После выпуска "плиты" наш бесценныйбасист Вадик, видимо, устал. Ему надоела музыка, и он уехал к себе в Томск.Мы остались без бас–гитариста. Полгода молчали, а затем я стал чувствоватьсебя неуютно, хотелось чем–нибудь заняться... Стал "дергать"оставшихся ребят, мы заполучили нового басиста Пашу Астафьева, и одновременноу нас сменился гитарист, потому как первый сопровождал грузы на железнойдороге, в охране, и отлучался на две недели через каждые две недели. Вместонего к нам затесался Виталик Лапин (теперь играет в группе НОМ), а Павелкакое–то время до своей смерти (он погиб прошлой осенью) после МЫШЕЙ игралв ПЕПСИ. Барабанщиком у нас тогда был Игорь Розанов, ныне играет с ПРЕПИНАКАМИ;они, "гадкие", его у нас увели, "длинным рублем" переманили...Давали мы много концертов. Запомнился фестиваль "День плодородия"в к/т "Ладога", где МЫШИ выступали с КАМИКАДЗЕ, ЭДИПОВЫМ КОМПЛЕКСОМ— тогда все было бесшабашней: вокалист наш по–прежнему не пел. Напоминалон скорее "припадочного" Мамонова из ЗВУКОВ МУ: худой, нескладный,высокий...

Клэр (К.): — И абсолютно сумасшедший на сцене...

А.: — Он впадал в истерику, иногда катался или ползалпо сцене, ноги — вверх... В общем, делал шоу, и мы прощали ему все остальное,пока не поняли... Ой, знаешь, когда человек не поет, то мне было сложнописать мелодию под него. Зимой 94–го ребята получили ряд предложений: кто— в НОМ, Астафьев сперва ушел играть к Тане Лариной... МЫШИ опять разбежались.Следующей весной я решил, что пора снова играть, но если в группе будетвокал, то он будет женским. Если чистый женский голос положить на жесткуюритмическую основу, не "металлическую", но жесткую, упругую,должно получиться нормально... Я встретил одного знакомого, и тот меняспрашивает: "Ты вроде вокалистку ищешь?.. Вот телефон, девушку зовутЖеня". Я позвонил, поговорили, встретились, и уже после несколькихрепетиций мы выступали с ней на фестивале клуба "Wild Side" —два года назад... Все шло прекрасно, а потом... Ну, в общем, для человека,столкнувшегося с проблемой, есть два пути ее решения: напрячься и ликвидироватьсложность или сделать вид, что ее нет... У Жени в институте нагрянула дипломнаяработа (сейчас у нее специальность "хормейстер–фольклорист"),она уставала тянуть две лямки и сказала, что вынуждена оставить группу.Мы по–прежнему были друзьями, она приходила на репетиции, но не пела.

К.: — Причем на репетициях она стала появляться чаще,чем когда работала с МЫШАМИ.

А.: — Я нашел Регину — понравился ее сильный голос, сней группа выступала на первом фестивале "ДДТ", но ей стоилопеть в другом стиле — соул, блюз. В моей душе произошел разлад между тем,что я хотел услышать, и тем, что я слышал... С Региной мы простились, ив это же время Женя изъявила желание вернуться. Сперва мы все–таки прослушаливосемь девушек! Но с Женей мы "мыслим в одну сторону". Так ииграем вместе... А еще с нашим парнем–вокалистом мы побывали в Одессе.В году этак 93–м, 94–м отправились на "Таврические игры" в Каховку.Дорогу нам оплачивала фирма "Совтэк", выпускающая усилители.Как рекламу мы планировали отвезти туда "совтэковский" усилитель,всем демонстрировать. Прибыли на вокзал, а нас там встречают и ставят передфактом: в Каховке — эпидемия дизентерии, но мы можем сыграть в одесскихклубах за проценты от продажи входных билетов. В пять утра были на одесскомвокзале, в шесть две литровых бутылки "саховки" стояло на нашемстоле — начали гастроли и к вечеру были в замечательном "кондишене".Розанов был в широком красном комбинезоне, а все мы — в "мощных"ботинках... Одесса–то город юмора, так что, когда мы шли через зал к сцене,кто–то из публики объявил: "О, клоуны!" Три первых песни спели,но никто из сидящих за столиками не понимал, в чем дело: все ждали выступления"хард–роковой" команды — в те годы в Одессе этот стиль был N1.Но где–то после третей песни (а в таких городах, как Одесса, "непрестижно"выходить танцевать первым — на него будут смотреть все, а это неприятно)несколько или самых пьяных, или самых отчаянных заплясали! Мы благополучноотыграли еще два концерта, покупались в море, "саховку" пили,причем там ее принято закусывать ядрено–горьким зеленым стручковым перцем!Мы с басистом откусили пару квадратных сантиметриков от стручка — и нашиглаза тут же полезли на лоб! Попробовали запить ледяным пивом, но это непомогло. А местные заглатывали его только так!

Вообще в некоторых клубах выступать весело! Играли мыоднажды в московском "Сэкстоне". В тот вечер среди его посетителейбыло двое серьезных мужчин с тремя девушками. Смотришь этим мужчинкам вглаза и понимаешь: вот она, смерть, сидит. "Настоящие" ребята!Они на нас и "наехали": мол, раз вы из Питера, то должны иметьнаркотики, давайте–ка мы их у вас ... деньги–то вам нужны! Мы отвечаем:"Вы что? Откуда? Мы вам лучше поиграем — скучно ведь сидеть в клубеночью просто так!" Вчетвером, без вокалиста мы заиграли, а они сиделив обнимку с колонками и слушали! А потом поощрили солидной суммой и спрашивают:"Если вам дать "тонну" и пригласить на частную вечерину,вы бы играли всю ночь?". Но их дамский эскорт стал на них "вешаться",мол, хватит с них, и так уже много дали... Уехали мы оттуда "на ура",еще и басисту на заработанные деньги купили датчики...

Тут появляются обаятельнейшая Женя и звукорежиссер "мышат"Сережа (Кузен). Леша с Серегой достали массивные курительные трубки, набилиих душистым табаком, затянулись, и Лешка этак по–стариковски выдохнул:

А.: — О–о! Тогда у МЫШЕЙ была иная, чем сейчас, жизнь.Как–то довелось нам выступать в деревне Бегуньицы под Питером. Перед выступлением"приговорили" два литра спирта, так что я даже не помнил, какмы играли...

Женя (Ж.): — Зато сохранилась этакая живенькая, веселенькаявидеозапись! Я еще с "мышатами" не пела. Выступало на том праздникегруппы три: одна команда играет, а две другие бегают прямо по сцене, пляшут,пытаются импровизированно подыграть.

А.: — А около дома сидели два здоровенных трактористаи киряли. Выходим мы на улицу, а они давай в нас камнями кидать, погнались,чуть не убили! Вид у нас был непотребный для тех мест — слишком столичный.А ночью была грандиозная тусовка! Один музыкант из Гатчины сказал запинаясь:"Ну, все! Меня ждут!.." — и выпрыгнул из окна второго этажа,оставшись после этого здравым и невредимым.

Сергей (С.): — Тогда алкоголь не испортил качества исполнения,это я вам как звукорежиссер говорю.

А.: — Сейчас, вообще–то, мы пьем в меру, в основном вино,и , кстати, к жизни стали трезвее относиться.

— А у МЫШЕЙ господствует матриархат или патриархат?

Ж.: — Нормальные отношения между мужчинами и женщинами.Бывают и скандальные ситуации по поводу очень глупых вещей. Но консенсусмы все–таки находим.

— Это касается песенного материала?

Ж.: — Нет, общих идей. Вплоть до того, в каких ботинкахмне выходить на сцену.

А.: — А из–за чего еще ругаться?

С.: — Женя, положи печенье на место! От него толстеют!!!— вот как тут не поругаешься!

Ж.: — Да мне уже весь гардероб нужно менять, потому чтоодежда мне велика! Я очень похудела. После выступлений теряю много в весе.

— Вы почему ее вчера не накормили после концерта?

А.: — Как не накормили? Там, кажется, тарелка с бутербродамистояла... может, кто съел... не я — я не мог!

С.: — А я ... смог!..

Продолжение когда–нибудь последует!

Л. & Т.

© 2005 музыкальная газета