дома


Настя
В ожидании НАСТИ

Очень приятно было получить без лишних вопросов согласиена интервью у, можно сказать, единственной женщины — легенды русского рокаНасти Полевой. Разговор в моем гостиничном номере в Питере был довольнопродолжительным и насыщенным.

Хотя начала свой творческий путь Настя несколько позжеколлег по свердловскому рок–клубу (ЧАЙФ, АГАТА КРИСТИ, НАУТИЛУС, АПРЕЛЬСКИЙМАРШ), многие приверженцы рок–музыки считают ее группу неотъемлемой частьюэтой, как сказал ранее Бутусов, "в ближайшем будущем классики".Началось все, по словам самой Насти, с двух или трех месяцев работы в первоначальномсоставе НАУТИЛУСА, куда ее пригласили в 1985 году. Чуть позже возниклаидея самостоятельного творчества — возникла одноименная группа.

Так как в отличие от вышеперечисленных именитых командНАСТЯ не балует минскую публику своими концертами, первый вопрос был отом, чем же сейчас она занимается, какие гастроли были и какие возможныв ближайшем будущем.

— В данный момент вот уже почти два года у меня вынужденныйнеобходимый перерыв. А вообще, все время моей творческой работы группаНАСТЯ жила в Свердловске, а я здесь, в Питере. Время от времени мы съезжалисьи что–то делали. Но потом это стало невозможно, два года назад группа распустиласьи я осталась здесь, стала заниматься своим личным проектом. Где–то в концесентября выйдет альбом, записанный год назад. В ближайшем будущем выйдетеще много разных вещей. В первую очередь это архив, где собрано много старыхвещей, очень интересных. Выйдет новая "упаковка" из серии "Легендырусского рока" куда вошли АКВАРИУМ, ЦЕНТР, БРИГАДА С, ЧАЙФ и мы. Наверное,где–то к ноябрю это все появится.

— Интересно было бы узнать что–нибудь о вашей концертнойдеятельности. В Минске вас давно уже не было?

— Последний раз мы отъездили концерты в 1995 году и послеэтого взяли паузу, необходимый отдых. Я ходила на концерты здесь, смотрелачто и как. Но в интенсивной жизни не участвовала. Что касается Минска,то мы были у вас в 1991 году на каком–то фестивале. Сольных концертов уменя в Минске не было... Мы много гастролировали в южной части бывшегоСоюза, в Грозном, Нальчике и т.д. Иногда очень смешные такие концерты были...А в принципе, это очень тяжело и утомительно; хорошо, как ни странно, толькотогда, когда тур концертный идет несколько месяцев, через некоторое времявтягиваешься и привыкаешь... Я считаю, что наш теперешний самовольный уход— временный, он очень полезен: отстраниться вот так года на два, на три,отдохнуть, чтобы не возникло отвращения к происходящему. Что–то подобноесейчас происходит у Славы Бутусова.

— А с чем, на ваш взгляд, связано количество энергии,трудоспособности в музыкантах — одни очень интенсивно работают до самойглубокой старости, другие устают на полпути?

— Все зависит от личного желания. Вообще, все это возниклово время учебы в институте, потом многие женились, не стало возможностизаниматься этим. Но если посмотреть на Шахрина, он как стал в колею, такиз него и сейчас энергия хлещет, на сцене огонь мечет, как и тогда, когдаони только начинали. И посмотреть на того же Бутусова, который на сценепохож на полумертвую рыбу, — просто перенасытился человек. А вообще былобы очень интересно посмотреть на Шахрина или Гребенщикова, когда им летпо 80 будет, что же с ними дальше станет.

— Довольно неожиданным для поклонников было сотрудничествоБ.Г. с Бутусовым в последнем альбоме Вячеслава, и в частности в песне "Нежныйвампир". Две такие яркие личности в одной песне, разные мнения наэтот счет есть...

— Я знаю эту историю. Хотя, в принципе, Борис уже пелпесню Славы в альбоме "Отчет", посвященном десятилетию НАУТИЛУСА,"Я хочу быть с тобой". Очень интересно и красиво получилось,он сделал это по–своему, на свой манер. А "Нежный вампир", по–моему,очень хорошо получился. Борис сыграл такого умудренного опытом вампира,а Слава — молодого. Две такие страшные фигуры. Мне очень понравилось, хотявсе это не наше, не наша почва, но мне сразу понравилось.

— Существует такое мнение, что в Питере публика "объелась"рок–н–роллом и даже очень известные и хорошие группы не смогут собратьбольшого зала...

— Просто очень часто некоторые группы здесь выступают.АГАТА заездила все, через каждые три месяца почти выступают. ЧАЙФ оченьчасть появлялся и ЧИЖ. Нужно выдерживать какую–то дистанцию, с новой программойприезжать, что ли. Ребята из АГАТЫ говорили, что очень мало народу былона последнем концерте. Хотя на АЛИСЕ зал был переполнен, да и на АКВАРИУМЕтоже.

— А как, на ваш взгляд, обстоят сейчас дела с молодымипитерскими группами? Следует ли ждать очередной партии команд, которыевойдут в историю, займут свое место в музыке?

— Постоянно формируется что–то новое. Все теперешние молодыегруппы образовались приблизительно в одно время — в 1989, 1990 годах. Сейчасони формируются, формируют свое мировоззрение. Есть группы, которые изначальнонастроены играть хорошую музыку и находиться в модной волне, но они, грубоговоря, "сдирают" стиль с Запада. Есть группы, которые как-товыкручиваются. Вот СПЛИН. Может, и не очень ребята оригинальны, но чувствуетсяновая энергетика, свежие силы, которые так и плещут из их солиста. Очерчиваютсяболее яркие группы: ЧУФЕЛЛА МАРЗУФЕЛЛА, РЕВОЛЬВЕР и другие. Вообще, этовсе волнами как бы происходит. Я думаю, что в ближайшие два, три года нужнождать нового "плевка" оригинальных команд. Ситуация обнадеживающая.У нас тоже происходило так, ведь в Свердловске было очень много хорошихгрупп, около двадцати, наверное. Но добились чего–то считанные команды.Очень жаль, что не сохранилось записи группы ТРЕК. Как–то они вместе сУРФИН ДЖЮСОМ и НАУТИЛУСОМ делали концерт для телевидения, приехала какая–томолодежная редакция нас снять, а теперь записи размагничены. А очень жаль.

— А что касается стиля современных команд, то все ониочень отличаются. Раньше ведь было не так?

— Да, сейчас идет потрясающий синтез всего — и фолка иклассики , и рока. Рок–н–ролл уже 50 лет исполняется, и к концу века сращиваетсявсе. То, что было вначале, становится уже классикой.

— Существует мнение, что и в наше время между московскимии питерскими музыкантами продолжаются постоянная борьба, соперничество.Насколько реально это, на ваш взгляд?

— Соперничество идет не между музыкантами, а между жанрами,борьба на идейном уровне. В Москве все построено на прокат, на потребление,для этого используется все, что только можно. Может быть, поэтому рок–музыкасейчас немножечко в загоне, она более содержательная и менее рекламируемая.Вот, например, Гребенщиков, хотя и не мелькает на экране, но когда появляетсяв Москве... Что там творится!.. Зал всегда полный... Люди видят, что происходитс роком, и несмотря на маленькое освещение в эфире, приходят, ждут снова.А такие текущие, однодневные вещи должны, наверное, существовать, для тогочтобы оттенять вечное. Это как Бог и сатана, если можно привести такоесравнение. Без этого, наверное, невозможно. Меня угнетает только одна вещь:что они в такой гонке не могут придумать ничего своего. Все сдирается —и стили и музыка, даже звук не могут свой придумать.

Татьяна ТАРАСОВА

© 2005 музыкальная газета