no


Tales Of Darknord
Бесконечное солнцепадение

Полторы тысячи белорусских поклонников экстремальныхзвуков знают, о ком пойдет речь, — те, кто присутствовал на июльском фестивалеExtremum–97, познакомились с ведущей брутальной группой России. Те, ктотакую возможность упустил, сегодня могут потребить часовую дозу жесточайшеговолжского дэз–метала: с первого сентября в продажу стартовал новый, уже6–й альбом волгоградской команды TALES OF DARKNORD с интригующим названием"Бесконечное солнцепадение".

Альбом выпущен минским лейблом LEGION productions и будетиметь мировую дистрибьюцию. Семь полновесных кусков железобетона замечательногокачества специально в этом релизе дополняются пятью концертными бонус–трекамис предыдущих альбомов "тэйлсов". В сборку LEGION compilation,vol. 1, вошла не совсем характерная для группы композиция "MankindObseques" — если судить по ней, то TALES OF DARKNORD играет... блэк–метал!Ха–ха! Ничего подобного! Музыка группы — жесточайший brutal death metal,никаких компромиссов, никакого милосердия! Очень технично и очень брутально!Лучшие стандарты в лучших традициях! Тяжесть и еще раз тяжесть... Собственно,если кто–то нуждается в показательных проекциях, то можно назвать DEICIDE:присутствует определенное сходство в степени мощи и степени брутальности.А еще — партии вокала: мрачный гроулинг Ширла диссонирует с "неожиданнообнаружившемся" блэк–войсом Алекса Кантемирова, коротковолосого основателягруппы. Полноформатный альбом высочайшего уровня — подобные релизы по–прежнемуредкость в постсоветских странах. Что касается качества реализации, тоу меня есть подозрения, что парни втихую посетили Morrisound Studio и зачем–тодержат этот факт в секрете. Резюме: имеем дело с дьявольски интереснымпродуктом, "Endless sunfall" — обязательный пункт в осенней программелюбого бруталмэна!

Перед выходом на сцену Extremum–97 волжские парни далиинтервью специально для "Музыкальной газеты".

— Несколько фактов из биографии группы...

— В 1991 году гитарист Алекс Кантемиров организовал проектдля воплощения своих взглядов на жизнь и на музыку. Некоторое время проектобходился без названия и исполнял блэк–метал старой школы, что–то в духеVENOM, HELLHAMMER... В 1993 году, уже под названием "Сказания ТемногоСевера" (довольно необычном для группы с юга России), была реализованадемо–лента "Blackened Soul Remains". Год спустя: мини–альбом"Tragedy". Дэз/блэк трансформировался к тому времени в deathcore.В марте 1995 года третий релиз группы "Absorbing Destinies" продемонстрировалдвижение группы к брутальному дэз–металу. В этот период началась активнаяконцертная деятельность. Два последующих альбома, "Unearthly Agitator"и "Obliteration Allegory", продемонстрировали значительно возросшийпотенциал волгоградцев. Последний был выпущен в профессиональном форматеростовским лейблом Mortal Dreams, а также подготовлен к выпуску на MetalAgenRecords. Новый альбом "Endless Sunfall" вышел на LEGION productions.

— Что можно сказать о музыкальной жизни в Волгограде?

— Локальная сцена представляет собой такой же сумбур,как и по всей стране. Есть панк–группы, много попсы... На день сегодняшнийкроме TALES OF DARKNORD в Волгограде нет серьезных метал–команд. То естьони–то есть, но не участвуют в активной музыкальной жизни, не записываютдемо, не играют концерты, периодически распадаются, так ничего и не добившись.

— Как часто и где вы выступаете?

— В основном, конечно, в родном городе. Выезжаем в ближниекрупные города: Саратов, Воронеж, Ростов... В ближайших планах — акциив Нижнем Новгороде, в Набережных Челнах. Более дальние края — Урал илиСибирь пока, к сожалению, недоступны для нас: местные организаторы не всостоянии оплатить астрономические транспортные расходы. В Москве мы досих пор не были, да и не стремимся: это "беспонтовое" занятие,хорошие концерты там проводятся довольно редко.

— Ваши контакты с MetalAgen... Почему именно с ними, ане с КТР, например?

— Мы привыкли работать серьезно, без всяких заморочекс созданием дутого имиджа. А КТР — это много слов и мало дела. MetalAgen— тоже не идеальный лейбл, но в нынешней ситуации является единственнойзначимой фирмой в России, поддерживающей музыку, которую исполняет TALESOF DARKNORD.

— Как вообще, по–вашему, обстоят дела на российской экстремальнойсцене?

— Пока все упирается в финансовое обеспечение. Групп хорошихмного, но не все могут дойти до массового слушателя. Главная проблема —как, где и за что качественно записать альбом. Действительно широкую известностьприобрели группы, выпущенные и поддерживаемые MetalAgen: MENTAL HOME, NOК-TURNALMORTUM... Другим пробиться сложно. Во многих регионах просто нет мало–мальскиприличных звукозаписывающих студий.

— Вам не кажется, что шоубизнес вообще может поставитькрест на метал–музыке, признав ее коммерчески бесперспективной? Ведь еслисравнить потребительский интерес с рок–н–роллом, вообще рок–музыкой, неговоря уж о попсе...

— Экстремальная музыка — музыка не для всех. И уже поэтомуне вписывается в рамки большого бизнеса. На самом деле у крупных фирм никогдане было большого интереса к такой музыке, это всегда было уделом независимыхкомпаний, которые невелики, зато их очень много. Они не делают "быстрыемиллионы", но за счет гибкой политики и большого ассортимента успешнозаполняют свою нишу на рынке. Вот нас конкретно вообще мало интересуютцифры продаж наших альбомов, хотя, безусловно, приятно, когда они пользуютсяспросом.

— А существует ли проблема оттока музыкантов, решившиходнажды, что "музыка для души" — это хорошо, но семью этим ненакормишь?

— Если разобраться, то в России сейчас нет музыкантов,зарабатывающих себе на жизнь экстремальной музыкой. Даже АРИЯ — у них своястудия, основные доходы идут с этого.. Оттока как такового никогда и небыло. Просто люди, занимающиеся такой музыкой, знают, что ожидать какой–то"манны небесной" не приходится. Особенно учитывая нашу суровую(все еще) действительность, когда буквально все дается нашим музыкантамна несколько порядков труднее и сложнее, чем их коллегам на Западе. Это— особый сорт людей. В этом все дело.

— Существует ли проблема присутствия у экстремальной молодежисатанинских (якобы) проявлений? Насколько это серьезно в среде музыкантовили это все только имидж?

— В большинстве случаев речь может идти только об имидже.Молодежь, особенно любящая хэви–метал, чисто психологически склонна проявлятьинтерес к подобного рода вещам: перевернутым крестам, мечам и прочей атрибутикежанра. По сути, это — проявление бунтарства. Раньше были бунтари рок–н–рольщики,теперь это — сатанинские бунтари. Это — бунт, часто подсознательный, противобщепринятой, насаждаемой в обязательном порядке морали, особенно еслиэта самая "мораль" довольно сомнительных качеств, как это естьв наших посткоммунистических странах. Конкретно мы — не сатанисты и ковсем таким проявлениям относимся отрицательно.

— Что из музыки за последнее время произвело на вас сильноевпечатление? Что вообще слушают брутальные парни из TALES OF DARKNORD?

— Больше всего нравятся последний альбом "Moonspell"исландский блэк–акт FALKENBACH, вообще нетрадиционные формы музыки, скажем,блэк–метал, смешанный с фольклором. Конечно, часто слушаем, отчасти изчисто профессионального интереса, группы, играющие в нашем стиле, то естьbrutal death metal.

Андрей МЭН

© 2005 музыкальная газета