дома


Иванушки Iternational
Иванушка по имени Андрей

ЛИКБЕЗ

Группа ИВАНУШКИ NTERNATIONAL была создана в марте 1995года композитором и продюсером Игорем Матвиенко. В ее состав входят триисполнителя: Кирилл Андреев (родился 6 апреля 1971 года, закончил Московскийрадиомеханический техникум, работал в качестве демонстратора одежды в Театремоды Вячеслава Зайцева, заместителем директора рекламного отдела "Имарт–видео",принимал участие в съемках рекламы "Альфа–банка", клипов ЛаймыВайкуле, Светланы Владимирской и др.), Игорь Сорин (род. 10 ноября 1969года, закончил музыкальное училище им. Гнесиных, в детстве снимался в кино,озвучивал художественные и анимационные фильмы, работал в театре им. Ермоловой,актером в театре Minskoff на Бродвее, в театре "Ученая обезьяна"телепередачи "Сам себе режиссер"), Андрей Григорьев–Аполлонов(род. 26 июля 1970 года, закончил заочно ГИТИС, работал в Сочинском театремоды в качестве режиссера, актером в театре Minskoff на Бродвее, режиссеромСочинского театра причесок).

Основным направлением творчества группы является популяризацияотечественной песни с элементами танцевального шоу, исполняемой в современныхтехно–аранжировках. ИВАНУШКАМИ выпущен компакт–диск "Конечно Он",куда вошли наиболее известные композиции коллектива: "Вселенная","Тучи", "Колечко", "Где–то" и др.

А ЗАЧЕМ, СОБСТВЕННО?

Мы долго не решались написать об этой группе. И не потому,что она так уж сильно нам не нравится ("каждый выбирает по себе"),и не оттого, что формат нашего издания крайне редко позволяет писать ороссийских исполнителях, в него не попадающих (приоритет за рок–н–ролльнымимузыкантами). Просто слишком много было "сломано копий" вокругИВАНУШЕК, и добавить что–то от себя по их адресу нам казалось излишним.Но вы, дорогие и обожаемые нами читатели, прежде всего, естественно, девушки,не дали нам "по стеночке" прошмыгнуть мимо (не морщите носы,фэны ГРАЖДАНСКОЙ, КИНО и N.R.M.), как ни крути, громкого явления в современнойпостсоветской музыке. На рандеву у "Музыкальной газеты" одиниз INTERNATIONAL — Андрей Григорьев–Аполлонов.

ИНТЕРВЬЮ

— Когда–то умы и внимание девушек занимала группа ЛАСКОВЫЙМАЙ. Ее солист Юрий Шатунов в одном из интервью обмолвился о том, что наступитвремя и он обязательно выпустит альбом с рок–н–ролльными песнями. Вас похожиеидеи не обуревают? Года через три–четыре не собираетесь предстать передслушателем в другой ипостаси?

— Надеюсь, пораньше, потому что мы растем в творческомплане не по дням, а по часам. Наша жизнь к этому располагает: слишком многоинформации, слишком много движения, концертов, знакомств и т.д. Поэтомумне бы хотелось, чтобы уже пару лет спустя мы представляли из себя что–токонцептуально новое. Почему бы и нет?

— Что это может быть?

— Сейчас всем нравится то, что мы делаем, и нас хотятвидеть ИВАНУШКАМИ, такими, какие мы есть на настоящий момент, с песнями,которые мы сегодня поем. О новых же ИВАНУШКАХ говорить пока рано, простоя тебе высказал свою не оформившуюся окончательно мысль о будущем. Этоможет быть что–то для души. Я бы привел в пример группу DEPECHE MODE, начинавшуюс достаточно попсовых песен, с которыми они стали кумирами молодежи. Потомна несколько лет они замолчали, а сейчас выпустили альбом, записанный сизвестными ди–джеями в стилистике, не имеющей ничего общего с их прежнимиработами. То же самое сделала U2 в последнем альбоме. Они три года ничегоне писали, и вот вышел "Pop" с совершенно отличающейся от прежнейU2 музыкой, с лишь оставшимся неизменным голосом Боно... Я не могу сказать,какими мы окажемся в 2000 году, но хотелось бы, чтобы наша музыка явиласьнеким откровением.

— Вашему композитору и продюсеру Игорю Матвиенко журналистыодно время часто адресовали упрек по поводу того, что ИВАНУШКИ — искусственнопридуманный коммерческий проект. Вас как–то задевала такая оценка?

— Нет, нисколько. Потому что лично я принимал участиев создании нашей группы, в разработке ее концепции. И как меня, по–твоему,может "ломать" то, что я с Игорем Матвиенко придумал?

— То есть вы согласны?

— С чем?

— Что ИВАНУШКИ — группа, "сделанная" специальнодля зарабатывания денег?

— Подожди, ты передергиваешь. Если человек решил посвятитьсебя какому–то делу и при этом он не против, чтобы дело приносило ему ипищу, он, само собой, будет стремиться работать получше, дабы и жить становилосьне хуже. Так в чем ты нас упрекаешь? В том, что мы образовались толькос целью "отбивания бабок"? Получим мы большие деньги за пятоклет — и на Канары, писать воспоминания "Как мы дурили головы девчушкам"?Глупость! Каждый из нас человек творческий, ищущий, и ТОЛЬКО денег длянас мало, понимаешь? Мы хотим самоутвердиться в этой жизни, найти свое"я". Да, за счет коммерческой музыки, музыки, которую покупаютслушатели, за счет доброкачественного "товара", который не стыднопредложить "покупателю". Нам не стыдно предлагать себя, мы честноделаем свою работу... Я понимаю, конечно, что есть и музыка некоммерческая,когда ты пишешь нечто свое, на собственные стихи, записываешься у себядома и тебя слушают твои близкие, друзья, пять человек, сто, но не стадионы...Очень трудно совместить в одном целом коммерческое и личностное, но примерытакого совмещения есть: Дэвид Боуи, сочиняющий то, что ему нравится, то,что он хочет, но часто остающийся слегка припопсованным. И ему верят, еголюбят и слушают. И никто не называет Боуи коммерческим исполнителем. КИНОу нас работала так же.

— Опять про журналистов. Некоторые из них...

— Ты от своего имени говорить будешь, в конце концов,или нет?!

— Продолжу. Некоторые из них относятся к вашему творчествус определенной долей иронии. Наблюдается что–либо подобное со стороны артистов,с которыми вы выступаете в сборных концертах?

— Я такого не чувствую. Мы с ними коллеги "по цеху",и предвзятости я не ощущаю. Даже от "нанайцев", у которых, каквсе говорят, мы "отняли кусок хлеба". Когда мы с ними работаемна общей площадке, то всегда приветствуем друг друга: "Как дела?"— "Как у тебя?". Не обнимаемся, но общаемся нормально, без злобныхвзглядов с их стороны или с нашей... Что касается журналистов, то слишкоммного среди них таких, которые хотят найти какую–то "какашку"(я не про тебя) и преподнести ее как сенсацию, понимаешь? Газета "Мегаполис–экспресс"написала, что ни я, ни Игорь на Бродвее не работали, что это плод нашейбольной фантазии, что Кирилл там чего–то... Переврали все!!! И указали,что скрупулезное расследование проводил такой–то... "козел".В кавычках. Ради Бога, если он на этом заработал 100 тысяч "зайчиков",пусть ему будет хорошо.

— У меня во дворе ребята поют под гитару песни. Репертуарфантастический: ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА, белорусская команда ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ,ЧАЙФ, Цой. ИВАНУШЕК запоют когда–нибудь под окнами или, может быть, ужепоют?

— ... (Пауза — О’К). Девочки поют. Причем по–всякому:на наши мелодии придумывают свои слова, на тексты ИВАНУШЕК сочиняют собственнуюмузыку... Нас начали петь в ресторанах, в кабаках — "Колечко","Тучи", сам лично слышал. Прикольно так поют, на таком кабацкомуровне, но... поют!.. Ты знаешь, я думаю, это и есть народное признание.Когда твои песни поют на кухне за бутылкой водки, на свадьбе или в кабаке,значит, ты популярен среди простых людей, а ведь таких сегодняшних эстрадныхисполнителей мало, кого поют в ресторане.

— В прессе прошла информация, что у вас возникли проблемысо снимаемой вами квартирой. Как все закончилось, мирно?

— Да, все утряслось. Меня просто выселяют на фиг и все,"наглухо"... Пришла тетенька, хозяйка квартиры, и сказала, чтососеди жалуются. Они и не могут не жаловаться, я их прекрасно понимаю.У моего подъезда всегда дежурят тридцать девчонок, и утро для соседей,общий подъем начинается с криков, доносящихся с улицы: "Андрей! Андрей!"А заканчивается день под крики: "Андрей, спокойной ночи!"

— В какой–то момент это, наверное, тешило самолюбие, теперь,видимо, надоедает?

— Когда нашли мою квартиру, тешить перестало. Скажу грубо(девчонки, думаю, не обидятся): личная жизнь, в которую так влезают, перестаетоставаться личной. Мне бы не хотелось иметь такую популярность, сопровождаемуюбытовыми неудобствами, но я понимаю, что сегодня для меня иначе быть неможет. Популярность без проявления избыточного фанатизма, увы, вещь несбыточная...Я дружу с этими девчонками, знаю почти всех по именам, и это нормально:я дружелюбный человек, я по жизни не умею хамить и не посылаю никого вжопу.

— Как будете решать вопрос с переселением?

— Сниму квартиру.

— А если свою купить? Неужели цены на московские метрытаковы, что даже для вас они "тяжеловаты"?

— Почему "даже"? Именно для меня они и "тяжелы".Во–первых, в группе три человека, во–вторых, у ИВАНУШЕК есть продюсер,в–третьих, у нас есть оклад, зарплата. Единственное, в чем я не могу себеотказать, — бутылка пива и хорошая одежда. И покупка квартиры или автомобилядля меня это как бы... Трачу только на себя... И на девушек! Прекрасныйпол — это святое! Нет, правда, не улыбайся, на самом деле все "бабки"на них уходят (смеется — О’К)!

— Давайте, с вашего разрешения, проведем небольшой блиц–опрос.Книга, которая произвела самое большое впечатление?

— Есть книга, которую хотелось бы прочитать очень внимательно,— Библия. Это непреложная истина, ее должен иметь в своем сердце каждыйчеловек... Есть книга, гениальная с точки зрения художественного произведения— "Мастер и Маргарита" Михаила Булгакова. По ней кто–то из нашихрежиссеров снял фильм, и он в силу каких–то причин не может выйти на экраныкинотеатров. Наверное, это и хорошо. Я сильно сомневаюсь, что по ТАКОЙкниге можно снять достойный ее фильм.

— О фильмах.Что предпочитате смотреть из них?

— Мне нравится action, фильмы действия... А если говоритьо глубоких, философских картинах... Кто–то, может, рассмеется, но знаешь,я смотрел очень прикольное с виду американское кино "День сурка"с Биллом Мюррейем в главной роли. И мне показалось, что это глубоко философскийфильм. О том, как человек из циника, из "конченного" благодарякаким–то ситуациям, подчас фантастическим, превращается в нормального парня.Замечательная картина с точки зрения заложенной в ней идеи! Что–то должнопроизойти позитивное с человеком, чтобы он поменялся в лучшую сторону.Нас меняет сцена, популярность, меняет, я думаю, в хорошем смысле: мы не"козлеем", мы не "борзеем". Мы остаемся, слава Богу,ИВАНУШКАМИ — теми людьми, о которых год назад писали, что "они простые,нормальные ребята".

— Исполнитель?

— Очень много. Чтобы всех перечислить...

— С ходу, что пришло в голову.

— Ленни Кравитц — замечательный артист, группа UNDERWORLD,ВОПЛИ ВИДОПЛЯСОВА — суперкоманда! А самое последнее для меня откровение(сейчас говорят, что это музыка двадцать первого века) — французская группаDAFT PANK, записавшая превосходный альбом, я всем рекомендую его послушать!

— К нам в газету приходит множество писем от ваших поклонниц...

— У меня дома тысячи три их посланий, наверное, скопилось.И все идут и идут.

— Что бы вы им могли сказать?

— Только одно слово: "Спасибо!". За то, чтоони любят нас, слушают, верят нам. И пообещать, что мы постараемся не "обламывать"их чувства. Мы — это они, и наша работа — это в первую очередь работа недля себя, не для нашего материального блага, а работа именно для них, длядевчонок. Мне бы не хотелось на самом деле поменять "электорат",мне бы не хотелось, чтобы на наши концерты приходили только взрослые люди.Мы не поем о войне. Мы поем о любви.

ОБЩИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Телевизор портит "звездного" человека. То липеред глазком телекамеры он пытается вообразить из себя нечто сверхмонументальное,в надежде навеки запечатлеть свой образ в памяти потомков, то ли настолькоуходит в себя, что, опять–таки, понять, какой он есть на самом деле, невозможно.Исключения лишь подтверждают сказанное.

Андрей Григорьев–Аполлонов, как собеседник, вне вашегоока: вежлив; улыбчив; просматриваются атавизмы прошлой "пред–звездной"жизни; отсутствует деланный выпендреж и снобистский гонор; вдумчив; воспоминанияо том, что у него когда–то хватало времени и на книгу, его не оставили;кажется, искренен (пишу, а все равно сомневаюсь, вот уж чертова журналистскаяпривычка искать подводные камни в пустыне!). Короче, ожидал "бяку",а получил нормального, популярного артиста, о чем нисколько не жалею, исмотреть на выступления ИВАНУШЕК стану теперь несколько под иным угломзрения. Не удержусь и добавлю: если буду смотреть.

Олег КЛИМО

© 2005 музыкальная газета