дома


Сплин
Без прикрас, как его знает Александр Васильев

Загадочный взлет популярности этой питерской группыпо–прежнему остается необъяснимым. Настоящий директор у СПЛИНА появилсятолько сейчас. До сих пор, если верить Александру Васильеву, лидеру группы,он сам занимался административными делами. Однако вот уже несколько месяцевСПЛИН входит в первые ряды отечественных рок–звезд (кстати, люди музыкальныепредпочитают называть эту музыку поп–роком или мейнстрим–роком), и, похоже,дальше их карьера будет развиваться по нарастающей. Саша имеет репутациючеловека тяжелого и, что называется, себе на уме, а его группа всегда существовалав Петербурге несколько изолированно, вне тусовки, что во многом, вероятно,определило их судьбу. И все–таки этого недостаточно, чтобы стать "звездой",но Александр Васильев и не задается вопросами "как?" и "почему?".Все очень просто.

— Еще полгода назад группа СПЛИН была клубной группой,а сегодня вы без труда собираете концертные залы. Показательна была аншлаговаяпрезентация "Фонаря под глазом" в ДК Ленсовета, а это огромныйзал. Да и на летних фестивалях как в Питере, так и в Москве вы выступаетеуже в качестве хэдлайнеров. Ты заметил, как произошло это превращение?

— Во–первых, мы никогда не были клубной группой, а простоиграли по клубам, потому что не могли собрать большие залы — это вполнеестественно. А то, как мы вышли из клубов на большие площадки, произошлоплавно и незаметно.

— Ты можешь назвать какой–то переломный момент?

— Его просто не было.

— Но вас изменило как–то это превращение?

— Нет, и именно потому, что это произошло естественно,без искусственного хирургического вмешательства.

— СПЛИН — уникальный случай: с момента образования группысостав участников не менялся, и за неполные три года вы вышли на большуюплощадку, хотя были вне сферы коммерческого шоу–бизнеса. Кто–то когда–нибудьпытался объяснить этот феномен?

— Наше счастье в том, что мы никогда об этом не задумываемся.Я пишу песни, мы записываем пластинки... И все приходит само собой, наверное,потому, что мы работаем. Под работой подразумевается то, что мы очень многопьем, очень много курим, очень много у нас всяких разных романов, но приэтом мы репетируем, пишем песни. Мы делаем что–то, и это не работа в чистомвиде, а просто часть жизни.

— Ты говорил, что на третьем альбоме "Фонарь подглазом" ваш контракт с фирмой SNC истекает. Какие планы на четвертыйальбом?

— Мы решили продолжить работу с SNC и следующий альбомбудем выпускать там. Как раз на этот счет все переговоры будут вестисьв начале августа. Материал полностью написан, сейчас мы его доделываем.В августе–сентябре мы запишем одну песню, пустим ее в прокрут, а тем временембудем заниматься записью остальных композиций.

19 июля в питерском "Рок–клубе" состоялся сольныйконцерт Александра Васильва. Полуторачасовая программа состояла из пятнадцатипесен, часть из которых сопровождалась флейтой Яна Николенко, лидера группыЭДИПОВ КОМПЛЕКС.

— Почему ты вдруг решил выступить с сольной программой?

— Мне этого хочется. Мне нравится быть в группе, но мнехотелось все песни, которые записаны и исполнялись на концертах, исполнитьв их первозданном виде. Причем, я играю не один, а с Яном Николенко. Программаконцерта — это выборочные песни со всех трех альбомов: старые песни, которыеникуда не вошли, и песни, что войдут в новый четвертый альбом. Есть вещи,которые мы никогда не записывали, не играли на концертах и даже не репетировали,потому что я их на группу не выносил. Они неинтересные, предназначены,скорее, для домашнего прослушивания. Поэтому мы тихо, спокойно выступилив "Рок–клубе".

— Ты думаешь, это разовая акция?

— Как пойдет.

— А группа не обижается, что ты так поступаешь?

— На это могут обижаться только недалекие люди. Если ониобидятся, они себе этим подпишут приговор. Я думаю, что к этому нужно относитьсясовершенно спокойно. Вообще, я не интересовался. Может, это и повлияеткак–то на наши отношения... Не знаю.

— О текстах твоих песен говорят самое разное: ваша аудитория— старшеклассники и студенты — просто в восторге, а люди, умудренные жизненнымопытом, могут сказать, что песни заумны и немножко эстетские. В связи сэтим вопрос: ты любишь читать?

— Я люблю читать, но сейчас читаю очень мало. Практическивсе, что мне было нужно, я прочел. Иногда какие–то названия, авторы всплывают,тогда я читаю...

— Гребенщиков не стесняется называть источники своих песен,изобилующих цитатами. А как с этим у тебя?

— На одну песню может приходиться три–четыре самых разныхисточника. Скажем, жизнь, плюс кинофильм, плюс книга, какая–то картина,какая–то девушка — черт знает что может быть наворочено.

— У тебя есть кумиры?

— Кумиров нет, но есть любимые люди. В русской музыке— это БГ, в живописи — Гоген, в литературе — Булгаков, Венечка Ерофеев,в кино — Бастер Китон, Фаина Раневская... Их навалом.

— А чем ты живешь?

— Как живу?.. Заезжает Ян репетировать: берем вина, сидимпьем и играем песни, перекуриваем, записываемся, тут же слушаем, разъезжаемся— Ян на репетицию, я в Москву. О группе можно судить только по пластинками концертам. Все остальное настолько неинтересно и настолько обыденно...И у каждого в жизни одинаково.

Анастасия ГРИЦАЙ

© 2005 музыкальная газета