no


Life After Life
Slavs Not Dead!

Сегодня мы поговорим о группе, совершившей маленькуюреволюцию в панк–роке. А то, что сделали это наши братья–славяне Джим Черти Ярослав Милан Шедивы, — приятно вдвойне и наполняет сердце гордостьюза наше племя. Как вы уже, наверное, догадались, героями этой публикацииявляются славные чешские парни. Если же вы грешным делом подумали, чторечь пойдет о белорусах или россиянах, перекреститесь и не смотрите наночь БТ. Шутка. А впрочем, шутки в сторону, вернемся к нашим баранам. Историяэта началась в далекие восьмидесятые, и конца и края ей нет.

Итак, что же собой представляла Чехословакия времен закатакоммунизма? TV и радио с утра до вечера трезвонили о вечной дружбе со старшимбратом, идеалах социализма, происках Запада и угрозе NATO. Все люди былиподелены на "честных" и "нечестных". Последние, средикоторых преобладали поэты, журналисты, музыканты и прочая интеллигентскаяшушера, для их же собственной безопасности были упрятаны в тюрьмы и психушки.(Нам в этом смысле сейчас крупно повезло — те же чехи с завистью смотрятна нашу ситуацию из своего благополучного и скучного бюргерского рая.)В общем, все шло по плану, и диссидентское движение набирало силу деньото дня, пополняя свои ряды новыми рекрутами, в числе которых в конце концовоказались и наши герои.

Джим и Ярослав были настоящими freedom fighters (то естьборцами за свободу), они неоднократно подвергались репрессиям со сторонырежима за то, что играли рок–музыку без разрешения властей. Ярослав арестовывалсядважды за участие в качестве барабанщика в андерграундных гигах, что вто время приравнивалось к преступлению против государства. Первый раз егоарестовали, когда он был еще подростком. Полиция нагло ворвалась в домпрямо среди ночи, для того чтобы доставить мальчика в тюрьму. Они бесцеремоннои грубо рявкнули: "Собирайся, ты пойдешь с нами". "Но вчем меня обвиняют?" — наивно спросил Ярослав и услышал в ответ: —"Ни в чем. Одевайся. Или ты хочешь пойти голым?". Его доставилив тюрьму и бросили в сырую и темную подземную камеру, где он просидел целуюнеделю, пока ему не было предъявлено официальное обвинение. Ярославу инкриминировалосьсоздание группы PRIMITIVE GROUP, а также то, что это была радикальная организация,якобы находящаяся под влиянием Запада. Ему предложили подписать документо роспуске группы. Таким образом, у него был выбор — либо подписать бумагуи оказаться на свободе, либо не подписывать и продолжать оставаться в заключении.Он подписал документ, вышел на свободу, организовал еще одну группу — ибыл повторно арестован по аналогичному обвинению: "преступление противгосударства".

Изрядно потрепав нервы режиму и видя, что больше ему ничегосделать не позволят, он принял решение уехать на Запад. Но сделать этолегально Ярослав не мог, поэтому он обратился за помощью к своей подругеиз Министерства иностранных дел. Она дала ему фальшивый паспорт, и толькотаким образом он смог покинуть родину. Позднее эта смелая женщина былаарестована спецслужбами и осуждена за "пособничество государственномупреступнику".

Схожая история взаимоотношений с властями была и у ДжимаЧерта. Ему постоянно запрещали участвовать в концертах, он упорно нарушалэти идиотские запреты, за что неоднократно подвергался аресту.

Правящий режим высоко оценил его поэтические и музыкальныеспособности, назвав их "несовместимыми с принципами социалистическогореализма и противоречащими марксистской идеологии".

Незадолго до отъезда Джима на Запад с ним произошел забавныйэпизод. Дело было в небольшом сельском пабе во время перфоманса (то естьвыступления) Джима. Один из посетителей, стукачок–любитель, предпринялпопытку проинформировать "органы" о недозволенном выступленииДжима. Но не успел бедолага вымолвить и слова, как разобравшийся в ситуациибармен, перегнувшись через стойку бара, кухонным ножом перерезал телефонныйпровод. О том, что было дальше с предателем, я скромно умолчу, думаю, выи сами догадаетесь.

Как встретила наших героев Америка и чем они занималисьв начальный период своего там пребывания, история умалчивает. Известнолишь, что первое выступление группы LIFE AFTER LIFE в Сан–Франциско состоялосьв новогодний вечер 1993 года в забитом до отказа клубе "Хамелеон".Помимо Ярослава (ударные) и Джима (вокал, аккордеон) в группу вошли ДэвидПеркинс (гитара), Робли Эванс (бас) и Энди Поллак (клавиши). Публика теплоприняла музыкантов. Столь оригинальной музыки они не слышали никогда!

Следующий концерт проходил в день св. Валентина. LAL разогревалипублику перед выступлением уважаемой в андерграунде группы HELIOS CREED.Ребята играли от души, не жалея ни себя, ни публику. А после концерта кним буквально подлетел восхищенный и сияющий любитель "малинки"Джелло Биафра, шеф Alternative Tentacles. "Я просто потрясен! Наконец–тов Сан–Франциско появилась группа с совершенно уникальным звуком!"— восторженно произнес он. А что могло быть лучшей оценкой творчества группы,чем подобные слова маэстро?!

С этого момента, собственно, и началось сотрудничествоLAL с Джелло. В декабре 1995 года на Alternative Tentacles вышел сингл"Harrahya", включавший две песни — "Harrahya" и "Doors".А уже весной 1996 года мне в руки попал "Virus 180" — уникальныйCD, на котором были собраны синглы шести групп, ранее выходившие толькона виниле. И среди всей этой великолепной шестерки настоящим бриллиантомкрасовались три композиции LAL — уже известные по синглу "Harrahya","Doors" и новая вещь, мегахит всех времен и народов "Mexico".

То душевное состояние, в которое я погрузился после первогоже прослушивания песен группы, я не забуду, наверное, никогда. Дикая эйфорияи тотальный улет! В воздухе запахло сенсацией. Держать бомбу такой разрушительнойсилы дома было бы просто опасно. Диск пошел по рукам, вызывая у слушателейисключительно положительные эмоции. Музыкантам LAL удалось органично соединитьхардкоровую энергетику со славянской мелодичностью и задушевностью. Вопрекимрачным прогнозам Киплинга, Восток встретился-таки с Западом, и результатпревзошел самые смелые ожидания. В их музыке самым удивительным образомпереплелись прикарпатский фольклор, мелодии древних кельтов и шаманскиепеснопения мексиканских индейцев. Недюжинный талант позволил им переплавитьэти разноплеменные мотивы в мелодичные и в то же время энергичные и зажигательныепанк–гимны. Музыку Джимми Хендрикса называли душевной, это же определениена все сто подходит и к LAL. С Хендриксом их роднит также дух бродяжничестваи свободы, и совершенно не случайно музыку LAL назвали gypsy punk.

На сегодняшний день музыканты группы являются фаворитамиДжелло Биафры, и в том, что группу ждет большое будущее, не сомневаетсяпрактически никто. Подтверждением этого стал их альбом "Just Trip",вышедший в июне на Alternative Tentacles. Пятьдесят минут сверхэмоциональной,искренней и оптимистичной музыки, которая помогает выживать и не падатьдухом в самые неблагоприятные для этого самого духа времена. До того какя открыл для себя LAL, мне были известны лишь две группы со сходным терапевтическимвоздействием на психику — POGUES и ВОПЛI ВIДОПЛЯСОВА. Так что LAL — этодостойная смена великим ирландцам и украинцам. Все представленные на альбомепесни очень ровные и на редкость хитовые. Эмоциональное напряжение нарастаетот песни к песне и достигает кульминации в девятой композиции "Marijuana",в которой Джим поет гимн любви к этой самой Марье Ванне, между делом замечая,что "everybody smoking marijuana".

Но это еще не конец. Для окончательной и бесповоротнойкапитуляции слушателя на диске припасен секретный бонус–трек. Это композиция"Still Is Still Moving To Me", взятая со сборника "TwistedWillie", вышедшего на Justice Records. Плод совместного творчестваДжелло Биафры и LAL стал мощным и впечатляющим заключительным аккордомальбома. Отвязный микс из джаза и рок–н–ролла с сумасшедшими клавишамив духе Джери Ли Льюиса. Тушите Свет! Все в бомбоубежище!

Вот, собственно, и все, что я хотел вам рассказать. Теперьвы кое–что знаете об этой неординарной группе, славянской гордости номеродин, а выводы делайте, пожалуйста, сами.

Mr. HAPPY

© 2005 музыкальная газета