дома


Gods Tower
Дум, по Европе!

Lesley Knife (ВладиславНовожилов), вокал
АлександрУраков, гитара
Юрий Севцов, бас-гитара
Владислав Сальцевич, ударные
Дмитрий Овчинников, клавишные


Спокойно отношусь к «тяжелой» музыке. Без бурных восторгов,но и огульно не хаю. «Металл» бурно начал расцветать на советском пространствеаккурат с началом перестройки, лет шесть-семь был в фаворе у собственныхфэнов и отнимал понемногу оных у других направлений рок-музыки. Потом восторгивокруг него улеглись, он остепенился, как сказали бы раньше, «офилармонился»и стал терять былую притягательную силу, заняв подобающее ему место подпостсоветским рок-н-ролльным солнцем. Ничего сколь-нибудь интересного,казалось, в нем уже произойти не могло. Ан нет! Задули «экстремальные»ветры конца века, и процесс покрытия ржавчиной принял цивилизованные формы,а в некоторых случаях больной даже пошел на поправку. О гомельском врачевателе-феноменегруппе GODS TOWER рассказывают члены бригады докторов Lesley Knife (L.)и Юрий Севцов (Ю.).

— Мы писали о вас в январе этого года. Что изменилосьвокруг коллектива и внутри него с того времени?

L.: — Люди остались прежние и слава Богу. Самые крепкиегруппы те, которые долго держатся одним составом, пример QUEEN о чем-тоговорит. А когда все постоянно меняется, то какая-то балалайка получается.

— Если говорить о периодах в истории группы, что вы самидля себя выделяете?

L.: — Есть три этапа, связанные как со сменой названияансамбля, так и с изменением музыкального стиля, в котором мы играли. Первый(1989-1990) — создание Александром Ураковым и мною группы RAINGERS. Второй(1990-1992) – перемена названия на CHEMICAL WOLFER, в группу приходит ЮрийСевцов, а музыка становится более агрессивной, трэшовой. И с 1992 годамы – GODS TOWER. В 95-м к нам присоединился наш последний клавишник ДмитрийОвчинников.

— Псевдоним Lesley Knife, откуда он и зачем?

Ю.: — Это у него по жизни кличка: «Привет, Нож, как дела?»

L.: — С детства приклеилось, меня так все друзья называют,весь Гомель, а Lesley – Владислав по-шотландски. Мне на сцене гораздо легчебыть Lesley Knife'ом, это как маску надел и чувствуешь себя словно в театре.

— В последнне время где больше приходится работать?

Ю.: — Недавно вернулись из Кишинева, выступали там наоткрытом воздухе под проливным дождем.

L.: — Несмотря на то, что в Беларуси концертируем также много, все-таки есть такое ощущение, что превращаемся потихоньку в экспортныйвариант. В России играем в Москве, Нижнем Новгороде, Ростове, НабережныхЧелнах...

— Какие альбомы и туры в планах группы?

Ю.: — На польской фирме MORBID NOIZZ вышел на кассетенаш прошлогодний альбом «The Turns», он же должен быть издан российскимлейблом Союз на CD. В июне на той же студии мы перезаписывали свою первуюработу – «The Eerie» (1993), которая планируется к выпуску осенью в MCи CD форматах. Может быть, ее издадут и в Германии.

L.: — Она считается чуть ли не классической записью встиле дум-металл: если сказать очень скромно, альбом стал культовым в масштабеБеларуси; если говорить не очень скромно, он достаточно популярен в странахВосточной Европы; а если совсем набраться наглости, во всей Европе егохорошо знают. В чем успех «The Eerie»? До нас никто не пытался смешатьязыческую, фолковую музыку с «думовой», это считалось противоположнымиполюсами... Что касается тура по российским городам, то пока все находитсяна стадии переговоров и голова у нас больше занята новым проектом с рабочимназванием «Style Says Last» — «Сталь говорит последней» (это слова князяОлега), работой, которая, мы надеемся, станет очень объемной, яркой и разнообразнойпо стилю и музыке.

— Как вы оцениваете белорусскую «металлическую» тусовку?

L.: — Команды есть неплохие, та же VICIOUS CRUSADE, отдельныевещи которой очень приличные, но случаются и необъяснимые провалы. EXHUMATOR,монстр нашей «тяжелой индустрии»... В Гомеле можно отыскать вполне пристойныеколлективы, но эту музыку, к сожалению, средства массовой информации обходятстороной, что сильно «ломает» музыкантов. Нас не крутят по радио, не показываютпо телевизору, самое большее к нам внимание – это нейтральная позиция,когда не хвалят и не ругают. И просто здорово, что находится на БТ такаяпередача, как «Акколада», пытающаяся хоть что-то сделать для рок-н-ролла,а значит и для нашего направления. Спасибо «Музыкальной газете», не оставляющейбез внимания отечественный рок. Такую музыку нельзя замолчать, она имеетогромную аудиторию. И тот, кто забывает об этом, остается в проигрыше.

— Как вы сами думаете, за счет чего вам удалось вырватьсяиз того среднего, болотистого уровня белорусских рок-н-ролльщиков, вечножалующихся на отсутствие средств на «раскрутку», а то бы они, мол, тогдавсем показали?

L.: — Да мы тоже любим поплакаться между собой: «Как жетак, мы такая крутая группа, а все еще здесь?»... За счет чего?.. За счетсобственной наглости и энергии. Мы просто четко для себя уяснили, что то,чем мы занимаемся сообща, не просто хобби, а, как ни затасканно это прозвучит,образ жизни: человеком ты можешь не быть, а музыкантом быть обязан. Тыдолжен отключиться от всего и только тогда чего-то добьешься. А вообще-то,мы себя считаем группой начинающей и у нас столько нерасстраченных сил,чтобы ломиться вперед, аж страшно! Главное поставить перед собо цель идвигаться к ней.

— Газетой «Я молодой» GODS TOWER по итогам 1996 года быланазвана в числе пяти наиболее перспективных групп бывшего Союза. Как выотнеслись к такой оценке вашего творчества?

L.: — Подсознательно мы этого ожидали, нам хотелось получитьнекое одобрение со стороны тому, что мы делаем. Но поначалу, конечно же,немного ошарашило. А потом... Потом свыклись с этой мыслью, даже сталидумать – маловато будет!

— То есть отсутствием собственной гордости вы не страдаете?

L.: — Гордость была всегда, была оттого, что вот мы придемсейчас на репетицию и из ничего получится что-то, гордость людей, музыкантов,умеющих делать свое дело, а не корчащих из себя крутых. Мы общались с серьезнымимузыкантами, с теми же CANNIBAL CORPSE, у них начисто отсутствует типичносовковое «во я какой, пирог с начинокй, а вы все сайки!». Они воспринимаютнас не как экзотику, а как МУЗЫКАНТОВ.

— Артемий Троицкий сказал однажды, что, пожалуй, лишьмузыканты именно хард'н'хэви из стран бывшего СССР способны на равных соперничатьс их западными коллегами. Что, «металл» действительно проще всего играть?

L.: — Это говорит о том, что «металл» — музыка интернациональнаяи понятная. Она построена на тех чувствах, которые зачастую остаются нереализованнымив человеке, которые сидят глубоко внутри – благородство, открытость, чистота.А вот то, что всякие БГ пытаются наворотить в своих песнях, на Западе «догоняют»только ну уж очень экзотические личности; рок, подобный тому, что играетАКВАРИУМ, настолько завуалирован, настолько полон скрытых метафор, чтоему трудно куда бы то ни было пробиться в мировом масштабе.

— Западные рок-н-ролльщики по-прежнему превосходят насв умении «бегать» по струнам?

L.: — У них есть школа, которой Бог знает сколько лет...

Ю.: — Но случаются и такие парадоксы, когда индивидуальносильные музыканты, собравшись вместе, несут такой бред!..

L.: — Во всем должен быть талант. Мы ничем не хуже их,но они всегда играли так, как хотели и что хотели, их никто и ничто неограничивало, а у нас сначала при коммунистах били всех тех, кто шел нев ногу, а теперь разруха, когда качество музыки и ее количество напрямуюзависят от улучшения экономического состояния страны...

Не хотелось бы заканчивать на такой глобально умной ноте.Закончим на другой, которая относится конкретно к жанру экстремальной музыкии которую многие группы берут зачастую фальшиво. Слово Lesley: «Сатанистскуюсимволику в нашем направлении используют сатанисты – люди, перевернувшиеБога наоборот, что уже смешно, — мы ими не являемся ни в коем случае. Мы– славянские язычники, мы живем по принципу: когда горит храм, нужно вызыватьпожарных».

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета