дома


Лаборатории Звука Министерства Психоделики
Лабораторные опыты московских шаманов

На первом минском Фестивале электронной музыки в качествепочетных гостей побывали представители ЛАБОРАТОРИИ ЗВУКА МИНИСТЕРСТВА ПСИХОДЕЛИКИ:Коля Грецов (семплер) и Буцык (драмсекция). А всего в МИНИСТЕРСТВЕ четверовысокопоставленных особ: двое вышеупомянутых плюс Андрей Гайдуков (компьютер)и Валерий Васюков (семплер). Экспериментальная электронная психоделическаямузыка, создаваемая группой, может по праву отнестись к разряду прогрессивно–элитарной.Коля и Буцык оказались людьми весьма дружелюбными и разговорчивыми. Вотчто они поведали мне во время нашей беседы.

Коля: — У большинства людей культура понимания музыки,в частности электронной, находится гораздо ниже даже того клубного уровня,который сейчас существует. Всех устраивает, допустим, acid, techno, которыекрутятся везде еще c 91–го года. А мы занимаемся экспериментальным трансоми используем электронные звуки для достижения некоторых состояний. В долгихпоисках названия мы, наконец, остановились на МИНИСТЕРСТВЕ, поскольку унас четкая внутренняя структура — условно говоря, четыре министра, у каждогоиз которых свои функции.

Буцык: — Мы занимаемся вопросами создания звуковых наркотическихсредств, то есть пытаемся изменять сознание людей посредством своей музыки.

К: — В шаманских практиках очень часто используется введениечеловека в измененное состояние осознания при помощи определенных темпов— например, 160 барабанных ударов и пения (горлового либо какого–то другого),иначе говоря, при помощи звука. В принципе, подразумевается, что каждыйчеловек должен совершить путешествие в другой мир, не соответствующий реальнойдействительности, каким–то образом себя в этом мире идентифицировать иобязательно вернуться обратно. Для этого он должен знать свою песню — тумузыку, которая играет у него в голове. Мы ищем способы находить такоезвучание, чтобы люди чувствовали, что это нечто внутреннее, а не простоэлектроприборы.

Б:– Сами приборы мы как бы коммутируем, то есть заводимих по определенной системе: ритм, тон, баланс, вибрация — все это позволяетчеловеку выходить на новые уровни психических состояний. МИНИСТЕРСТВО ПСИХОДЕЛИКИзанимается проблемами изучения молодежной психики, коллективного бессознательногои личного подсознательного. Поскольку каждый человек индивидуален и в тоже время все люди одинаковы, мы пытаемся найти общую схему, позволяющуювводить человека в состояние покоя и равновесия или наоборот, если человекухочется заряда, движения. Человек должен изучать свою психику и быть подготовленнымк жизни в этом мире. Мы считаем, что в школах необходимо ввести психоделикукак спецпредмет. В нашей стране очень много чисто психологически больныхлюдей, потому что те звуки, которые они постоянно слышат, негативно влияютна сознание. Музыка, создаваемая нами, не подчиняется какой–то конкретнойпрограмме. Мы попадаем в клуб и, как шаманы, определяем для себя состояние,которое нам преподнесли данные обстоятельства, и играем то, что чувствуем.Все зависит от окружающей атмосферы. В плохих московских клубах мы играемжесткую, довольно наглую и минималистскую музыку, а в приятных клубах можемпоиграть jungle. Вообще мы разрабатываем систему бессознательной музыки— своего рода звуковой атмосферы, которая может существовать где угодно— в подъезде, на перекрестке. Любое пространство может быть озвучено. Город— это фактически общеорганизованный шаманский акт, когда масса людей строитсебе большой вигвам, в котором создается микробиосфера. Мы исследуем силузвука, способную создавать у человека всевозможные иллюзии. Многим людямнравится наша музыка, и они как бы медитируют вместе с нами. но есть ите, кто затыкает уши и убегает из клуба, поскольку их внутренние импульсыне совпадают с теми импульсами, которые посылаем мы посредством своей музыки.Кстати, начинали мы не с электронной музыки, а играли шаманские песни,рок, грандж. Теперь, помимо музыки, мы еще занимаемся и другими видамиискусства — графикой, живописью, практически всем, вплоть до кино. Электроника— это не только музыка будущего, но как раз и настоящего.

К: — То, что мы сейчас делаем, — типичнейшая академическаяклассическая музыка конца двадцатого века. Следует вспомнить, что в концепрошлого столетия у музыки были одни особенности, еще столетие назад —другие и так далее. Развитие электропромышленности и открытие ряда физическихзаконов дали возможность усовершенствовать информационную, и в том числемузыкальную, теорию. И это большое достижение человечества. Когда людинаучаться выдавать на динамики то, что звучит у них в голове, — это будетследующий революционный переворот в музыкальном мире. Будет звучать мысль,а не просто кнопки и специальные фильтры.

Б: — Нас удивило то, что минская публика позитивно реагируетна все новое, на частые изменения ритма. Люди танцуют даже тогда, когдамузыка останавливается. Вообще, нам тут понравился и свет , и звук, хотяоформление самого клуба (имеется ввиду кинотеатр "Салют" — примавт.) сделано немного по–комсомольски. В Москве люди уже просто обожралисьвсем, поэтому в клубы народ ходит зачастую только для того, чтобы "угореть"от приема наркотических средств. У вас ситуация другая, и это радует.

Ирина ШУМСКАЯ

© 2005 музыкальная газета