дома


Partisan Forest
Мы партызаны, ялцiнскiя браты

Справедливы ваши упреки, милые читатели, ох, справедливы.Живем мы с вами в нашем газетном восточном секторе так, как будто кромеродных белорусских и становящихся все более и более родными российскихисполнителей, не существует никого. Но ведь не только представителями двухбратских народов славен рок–н–ролл на постсоветском пространстве, а потомуотправимся мы сегодня в Украину и познакомимся с одной из самых приметныхтамошних групп PARTISAN FOREST.

Краткая биографическая справка. Дата рождения — 1992 год.Место рождения — Украина, Крым, Ялта. Родители — выпускники 9–го классаодной из школ города. Приемный папа (он же директор коллектива) — АлександрАсанов. Богатый и мудрый дядька — киевское МО "Гарба" (творческоеобъединение "Телега"). Особые приметы — народный украинский панк.Достижения — дипломант всеукраинского фестиваля "Червона рута"(1995), победитель фестиваля "Перлини сезона" (1996). Кредо —"наше творчество направлено на "подрывание" всего, начинаяс внутренних врагов и заканчивая местами в зрительном зале". Состав— Андрей Галочкин (вокал, баян), Роман Матчин (бас), Владислав Ясько (барабаны).Музыка — коллегиальная. Текст — а) в прозе ("рыба") — коллегиальный;б) переложение его в стихотворную форму — А. Асанов.

На допросе у "МГ" страдают: А. Асанов и А. Галочкин.

— Группа считает себя украинской или, скажем мягко, крымской?

А.А.: — Украинской. Во–первых, мы живем в Украине, и этимуже все сказано. Во–вторых, в Крыму народу разных национальностей — самзнаешь сколько. И в связи с тем, что в силу сложившейся там обстановкиони — люди очень политизированные, то отождествлять себя с какой–то конкретной"не государственной" нацией — дело неуютное. А в–третьих, такуюмузыку, которую мы исполняем, можно исполнять только на украинском языкеи ни на каком другом.

— Белорусские любители рок–н–ролла, к сожалению, плохоинформированы о том, что происходит с роком в Украине. Попытайтесь вкратцезаполнить существующий пробел в их образовании.

А.А.: — Нам действительно обидно, что в Беларуси отсутствуеткакая–либо информация о происходящем в украинском рок–н–ролле. Из нашихгрупп у вас знают лишь о БРАТЬЯХ ГАДЮКИНЫХ (ныне распавшихся) и ВОПЛЯХВИДОПЛЯСОВЫХ, а остальное внимание белорусских поклонников рок–музыки направленов сторону России. А как кажется мне, в Украине есть коллективы гораздоинтереснее российских. Пусть это прозвучит нескромно, но и PARTISAN FORESTотносят к одной из ведущих украинских команд, которых, правда (что замечательно),в стране и не один десяток: КПП, ЯЯЯ, КАБРИОЛЕТ ЛЕСНИЧЕГО (если говоритьо них совсем откровенно, то своей популярности они обязаны в первую очередьЮрию Шевчуку, через Питер пытающегося "раскрутить" эту группув обмен на дачу, которую ему строят в Крыму при участии спонсоров и КЛ),ОСТРОВ КРЫМ, играющий в манере, близкой вашему ЛЯПИСУ ТРУБЕЦКОМУ...

— Как, кстати, он вам, если вы его слышали? У нас тутв прошлом году случилась чуть ли не повальная "ляписомания".Или "ляпсусомания".

А.Г.: — Последнее будет точнее. Это какая–то смесь Шуфутинскогои ЧАЙФА, как по музыке, так и по идее. Мне кажется, они пытаются хорошо"простебаться", но у них плохо получается, что в текстовом плане,что в музыкальном. Причем лично мне, они представляются довольно грамотнымимузыкантами, что парадоксально.

А.А.: — Дебильновато как–то все у них выглядит. Понятно,что группа рассчитывает на зрительский смех, но по своему уровню она недотягивает до того, чтобы ее можно было назвать классной "стебальной"командой.

— Что тогда вам нравится из белорусского рока?

АГ: — ПОСТСКРИПТУМ, ПАНИ ХИДА, БУРЖУАЗИЯ. Я, когда оцениваюгруппу, прежде всего смотрю не на профессиональность артистов, а прислушиваюськ себе, к своему внутреннему голосу — зацепило меня или нет. Потом оченьважно, как музыканты себя преподносят публике, как и какими средствамизаводят зал, их настроение.

А.А.: — БУРЖУАЗИЯ мне понравилась поменьше, они, по–моему,грязновато играют. ПОСТСКРИПТУМ — больше, но я не понял одного: женскаяраспевка идет у них от белорусских корней и традиций, а поют почему–топо–русски... Чего–то такого ожидал от НЕЙРО ДЮБЕЛЯ. Я впервые услышал ихлет восемь назад в Минске (в 90–е годы я закончил филологический факультетБГУ, Андрей тоже местный — родился в Гродненской области и до 13 лет жилв вашей столице), и ДЮБЕЛЯ были тогда одними из лучших у вас, но сегодняшниеНД впечатления на меня не произвели, они с тех пор никуда ни двинулись.

— Вас принято сравнивать с ВОПЛЯМИ ВИДОПЛЯСОВА...

А.А.: — ...что намного лучше, чем если бы нас сравнивалис МЕТАЛЛИКОЙ или НИРВАНОЙ. Лучше пусть будут всего две такие команды вУкраине и мире, чем сотни одинаково поющих по–русски или по–английски,как это практикуется в Восточной Украине. А если говорить о ВВ, то такоесравнение было бы правомерным с периодом их раннего творчества.

А.Г.: — Я могу точно сказать: влияния на нас ВВ никакогоне оказали, во всяком случае на меня, я до сих пор до конца не прослушални одной их кассеты... У слушателей и журналистов просто выработался стереотип:если команда использует в песнях баян, то это аналог НОЛЯ, а когда онаеще и поет по–украински — все, перед вами ВОПЛИ. Наш басист любит такуюмузыку, а барабанщик до недавнего времени ВВ вообще не слышал. Роман как–тона репетицию принес кассету, а Влад и говорит: "Слушайте, а почемумы эти вещи сейчас не играем?" Он думал, что мы когда–то их играли,а потом прекратили (Слава последним пришел в PF). А баян у нас появилсягоду в 94–м, я до того играл на басу, на гитаре. Появился вместе с саксофоном,который мы теперь не используем, так как у саксофониста было желание работатьс нами только на концертах, а не в студии репетировать. К тому же он постояннопопадал в самые забавные ситуации — с его точки зрения, а не с нашей, —опаздывал на выступления, забывал документы. Однажды на фестивале "Червонарута" мы зашли к знакомым ребятам, чтобы слегка репетнуть. Он чего–томучился, мучился со своим саксофоном — никак какая–то нота у него не идет.Потом заглянул в отверстие, а там политиленовый мешок...

— В чем, на ваш взгляд, отличие украинского панк–рокаот российского или белорусского, если оно есть?

А.А.: — PARTISANы развивались как альтернатива российскомупанку. В украинском панк–роке группы не используют нецензурные выражения.Местная печать называет наш стиль "интеллигентным панком", умным,рассчитанным не на 12–летнего пацана, который может "затащиться"от музыки, едва услышит в песне матерные слова.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета