статья


Barfly'S Dreams
In Vodka Veritas?

«Мы ищем истину в вине, а не скребем перстом в затылке,и если нет ее на дне — она уже в другой бутылке...» К чему это я сталацитировать Губермана? — спросите вы. Да все очень просто. При более тесномзнакомстве с Ассоциацией Алкогольных Искусств нельзя не вспомнить об истине,которую, если не в вине, так в водке, пытаются искать многочисленные индивидуумы,имеющие самое непосредственное отношение к музыке.

Минская хардкоровая группа BARFLY'S DREAMS напоминаетмне дерево со множеством ветвей. Ведь именно отсюда выросли такие проекты,как DOCTORS AGAINST THE SEX, GERNUNNOS, FAT NOT DEAD и др. За всем этим«темным» делом стоит колоритная фигура человека по имени Влад Бубен, которыйи дал для «МГ» свое «сорок восьмое по счету» интервью.

— BARFLY'S DREAMS в первичном варианте — это...

— Помимо меня это Костя Музарев, Вова Мулявин-младшийи Гонза. Все вместе мы начинали играть punk-hard-core. Со временем к намприсоединился Саша Младший, создавший впоследствии группу DOCTORS AGAINSTTHE SEX. А один из последних проектов FAT NOT DEAD представляет собой рядэлектронных версий нескольких барфлаевских песен, а также всевозможныевариации на тему космоса и т.п.

— Чем запомнился дебют BARFLY'S DREAMS?

— Это было в конце зимы 93-го в кинотеатре «Ударник» врамках проходившего там фестиваля. Была очень низкая температура и какое-тостранное физическое состояние. Когда мы стали выступать, началась гроза,блистала молния. И обычно старые люди говорят, что это к апокалипсису,то есть каким-то глобальным переменам. Я считаю, что это было очень хорошееначало, потому что каждый из нас тогда понял, что нужно выкладываться вэтой группе до конца, максимально реализовывать свои идеи.

— Вы фаталисты? У группы есть какая-то идеология?

— Мы стараемся поддерживать идею алкогольного протесталичности против реальности. Человек, живущий в нашей стране, зачастую вынужденуходить в алкогольные дебри, чтобы противостоять этой действительностии попытаться найти выход из сложной жизненной ситуации, в которой он оказался.

— Кстати, как поживает Ассоциация Алкогольных Искусств?

— Когда наша Ассоциация собирается, мы обсуждаем массуразличных тем: смысл жизни, отношения между людьми, развитие музыкальноготворчества и искусства в целом в грядущем столетии. Наше сообщество — этопросто способ выживания в данных социальных условиях. Недавно мы вместес Сашей Младшим почти закончили книгу. И я надеюсь, что эта повесть будеткогда-нибудь опубликована и дойдет до широкого круга читателей. Мы попыталисьсделать не компиляцию философских идей, которыми кишмя кишит наша тусовка,а популярное произведение в легком жанре, чтобы люди, читая его, моглипосмеяться. Правда, там есть грубоватые шутки, но, перефразируя Я. Гашека,можно сказать, что человек, который не любит народного юмора, просто стремитсяскрывать свою собственную грубость и разврат.

— Помнится, у вас был небольшой такой проектик под названием«Анарха-эратычнае супольнiцтва». Он, наверное, в какой-то степени сталпредтечей нынешнего проекта FAT NOT DEAD?

— Отчасти да. Хотя там все тексты написаны на белорусскомязыке, и, возможно, они еще станут использоваться при работе над новымпроектом с другой группой. Это будет скорее всего живая музыка в стилекаких-нибудь 70-х годов, поскольку меня сейчас потянуло именно в ту сторону.Я вообще человек крайностей и могу заниматься тем и другим одновременно.

— Я знаю, ты работаешь в школе. И каково тебе в роли сеятеля«разумного, доброго, вечного»?

— Это просто моя профессия, на которую я учился. Я бымог избрать другое поприще, но хотелось попробовать себя в работе с молодежью,и, в принципе, мне это удается. Я вижу , что не сильно отличаюсь от техребят, которым сейчас 16—17 лет. Кроме того, я еще работаю психологом,и время от времени ко мне приходят ученики со своими проблемами, которыея стараюсь по возможности разрешить. Я замечаю, что почти ничего не изменилось,т.е. подростковый экстремизм и проблемы отцов и детей остались по-прежнемуактуальными. Порой меня угнетает, что некоторые родители и учителя не делаютникаких выводов из психологии юношества, которая уже давно исследована.Тем не менее иногда возникают прекрасные эмоциональные моменты, когда япросто получаю удовлетворение от своей работы.

— А на музыкальные вкусы своих учеников ты как-то пытаешьсявоздействовать?

— Ни в коем разе. Хотя иногда ребята слушают мои выступленияпо радио, приходят на концерты и затем задают мне много вопросов. Я имобъясняю концепцию нашей группы и в целом концепцию рок-н-ролла как стиляжизни, как способа мышления. Я даже проводил специальную лекцию об историирок-н-ролла, о его истоках, и о тех явлениях, которые имеют место в настоящеевремя. И мне кажется, человек пять—семь поняли то, что я хотел до них донести.Это меня очень радует и всячески стимулирует.

Ирина ШУМСКАЯ

© 2005 музыкальная газета