дома


Vacuum
Прыжок к свободе, или бегство от реальности

Электронный проект VACUUM был создан чуть более годаназад и основывается на сотрудничестве Андрея Чугунова, более известногопод именем Граф, и Алексея Кутузова (в тусовочной среде DJ Ifeelyou). Неординарномыслящие люди, создающие столь же неординарную музыку — вот, пожалуй, более-менееточная характеристика, которую можно им дать.

— Почему вы стали заниматься именно электронной музыкой?

Алексей: — На мой взгляд, на данный момент это единственноетечение, заключающее в себе бесконечные просторы для творческого экспериментирования.

— Считаете ли вы себя частью прогрессивной молодежи?

А: — Если честно, то до недавнего времени я себя таковымне считал. Но потом столкнулся с рядом всяких не весьма приятных явлений,которые имеют место среди нашей молодежи, и подумал, что я, наверное, чутьболее прогрессивный, чем все остальные.

Граф: — Прогрессивный человек — это человек, который постояннодвижется, не стоит на одном месте. Те же металлисты, к примеру, могут заявить,что они очень прогрессивные люди, но в определенный момент начинаешь сознавать,что это всего лишь heavy-metal. То есть любой электронщик, в принципе,может создавать всякую музыку — от гранджа до психоделики, а вот металлистыредко выходят за рамки одной колеи.

А: — Короче, прогрессивный человек — это тот, которыйидет вслед прогрессу.

Г: — Музыкант должен быть прогрессивным человеком и незацикливаться на чем-то одном... В каждом человеке живет музыка, простоне все ее слышат. Я лично просто пытаюсь воспроизводить то, что живет уменя внутри...

— VACUUM подразумевает некую отчужденность, изолированность.От чего бы вам хотелось изолироваться в этой жизни?

А: — Скорее всего, от самой жизни, от нашей действительности.

— То есть музыка для вас — средство перехода в иную реальность?

А: — Вот мы только что говорили о том, что есть прогрессивнаямолодежь...

Г: — ...и регрессивная.

А: — Да, так вот VACUUM — это стремление изолироватьсяот всего того, что уже было.

Г: — Я могу рассказать красивую историю на эту тему. ВАвстралии есть одно племя, играющее на музыкальном инструменте под названиемдиджериду. Не каждый знает, как он выглядит, но всем известно его звучание.И у австралийцев есть легенда, согласно которой они, все, что происходитвокруг них, весь реальный мир — это просто сон кенгуру. При помощи такогоинструмента они пытаются вырваться из этого сна, чтобы стать свободными.Точно так же и мы при помощи своей музыки пытаемся вырваться сами и, можетбыть, вырвать еще кого-то. Потому что реальная жизнь, реальные вещи — онипорой кажутся настолько мрачными, что не хочется даже думать о них, нето что видеть...

— Ваша музыка воздействует прежде всего на сознание. Ане кажется ли вам, что помимо психологического, она должна оказывать икакое-то физиологическое воздействие, ведь все это, в принципе, тесно взаимосвязано?

Г: — Любая музыка воспринимается какими-то участками мозгаи поэтому воздействует только психологически.

А: — Физиологическое влияние проявляется в том, что людиначинают танцевать.

Г: — Тело танцует, а душа где-то витает...

А: — Можно танцевать переминаясь с ноги на ногу, а можнокаждый звук улавливать своим телом. И ты один становишься как бы целыммузыкальным театром, который танцует. Каждый пальчик — это звук. Я когда-тов детстве очень далеко уходил во время танцев...

— Как вам работается вместе? Насколько мне известно, высовершенно разные по характеру люди. Я наслышана о том, что Граф — человеквесьма странный, непоследовательный...

Г(с улыбкой): — Со стороны, может, и виднее, но мне кажется,что я вполне последователен. Человек по сути просто стержень, и нельзяговорить, что вот эта форма правильная, а та — нет. Действительно, мы абсолютноразные, но пока у нас получается работать вместе, и очень хорошо, что этотак.

— Вы достаточно много поездили по Европе. Что вас большевсего удивило в тех людях, с которыми доводилось общаться? И как они воспринималивашу музыку?

Г: — Нас удивило как раз то, что им понравилась наша музыка.

А: — Возможно, не столько удивило, сколько подтвердиломнение о том, что в Европе музыканты больше ценятся. Там люди приходятна концерт, в первую очередь чтобы послушать группу, которая делает что-тосвое, а ди-джейская работа — это как бы придаток...

— Техно — это все-таки элемент западной культуры, дошедшийи до нас. А как же насчет тезиса о «загадочной славянской душе»? Вы непытались привнести в свою музыку нечто, свойственное только нам?

А: — А зачем? Это уже было преподнесено множество раз.Конечно, с Запада приходит масса всего, и не всегда хорошего. Но по крайнеймере славянская душа всегда будет жить в нас.

Г: — Хотя музыка у нас и западная, но стойкость духа —чисто славянская. Любой западник на нашем месте уже давным-давно сломилсябы и пилил детали где-нибудь на заводе.

Ирина ШУМСКАЯ

© 2005 музыкальная газета