дома


Гребенщиков, Борис
Гебистый БГ

Не подумайте, что вступление содрано со статьи о Ю.Лозе!

Разговаривать с Борисом Гребенщиковым одно наслаждение:то ли он тебя за не шибко гениального интервьюера принимает, то ли ты самуже после пары минут общения с ним пребываешь в состоянии «не понял». Разговариватьс Борисом Гребенщиковым и трудно и легко. Трудно, потому, что он ответна каждый вопрос окутывал облаком такой иронии или самоиронии, что разобратьсягде тут правда, а где игра без наркомовских ста граммов было невозможно.Легко потому, что беседа с легендой сов- и российского рок-н-ролла протекалаплавно и спокойно и «актеры», принимавшие в ней участие, четко исполнялисвои роли. Переиграть Бориса Борисовича в соревновании “вопрос-ответ” малокому удавалось. Идея же неформального обмена мнениями с БГ на его территориии его языком интересна, но не более. Заманчиво было бы перед встречей сним углубиться в основы буддизма, а потом вывалить свой ком знаний и посмотреть,что из этого получится. Только не уверен, заинтересовал ли бы сей серьезныйпредмет обсуждения большую часть наших читателей.

— Борисом Борисовичем вас начал величать покойный СергейКурехин, как вы его сейчас вспоминаете?

— Периодически... Сережка был самым талантливым борцомсо штампами и с пошлостью, которую когда-либо видел в жизни. В этой областион был гениален.

— Кому принадлежит copyright на аббревиатуру БГ?

— Думаю, что впервые это стала делать пресса по причинеэкономии места...

— ...или фанаты, наносящие на стены краской из пульверизаторовваши инициалы...

— Нет, началось гораздо раньше, до того, как они появились.

— А вас никогда не смущало, что вкупе с прозвищем «майор»,впервые услышанным минскими журналистами год назад, БГ наоборот читаетсякак ГБ?

— О «майоре» я тогда узнал вместе же с вами. Наверное,кто-то из пьяных друзей его пустил... Смущало?.. Ленинградский рок-клуббыл основан КГБ. Впрочем это общеизвестно: таким образом он защищал насот партии.

— Так, может, «майор» оттуда и идет?

— Вы знаете... Я давал подписку о неразглашении этих данных.

— В одном из своих интервью вы сказали о том, что братьяСтругацкие не любят людей, точнее — герои их произведений. С чего бы такойвывод?

— Я такое говорил? Не помню. Я к Стругацким очень хорошоотношусь, я на них вырос.

— У нас за три дня до вашего приезда выступал Егор Летов,что вы думаете о нем?

— Я слышал один раз его песни, в 1991 году. На кассетепрослушал штучки три, и мне они показались довольно милыми. Что касаетсяего политических убеждений, вернее, политики в целом, то мне кажется, этоочень глупое дело или очень нечестное. Во всяком случае честных политиковя не видел, и если музыкант влезает в политику — мне его искренне жаль.А на то, каких политических убеждений придерживается конкретный человек,мне абсолютно плевать.

— Как вы думаете, Гребенщикова-гуру создали журналистыили ваши поклонники?

— Я такую птицу никогда не встречал... Знаете, я отвечаютолько перед своими Богами, перед ангелами, демонами, кем угодно — передтем, с кем я общаюсь, когда мы пишем песни. Я считаю, что этого вполнедостаточно. Если люди нас слушают, значит, они чувствуют в нас, в нашихпеснях правду, и если я оказываю какое-то влияние на людей, то это, по-моему,не худшее влияние. Но я, опять-таки, такого за собой не замечал, и уж темболее намеренно оказывать его на кого-то — и в мыслях не было. Я считаю,что дело АКВАРИУМА — писать и петь песни, а мое дело как автора — бытьчестным в них.

— Что вам сейчас интересно слушать из наших?

— Любопытный альбом года два назад записал Костя Кинчев«Джаз». А то уж больно он металлическим звучанием увлекся. В метале нетничего истинно человеческого, свежего. Он скучен. Бутусова люблю, Настю.Очень рад за Сережу Чигракова — Чижа. Наконец его творчество становитсядостоянием все больших масс людей.

— Ранний АКВАРИУМ слушаете?

— Да нет. Мне интересно то, чем мы занимаемся сейчас,но это не значит, что все записанное ранее плохо. Это — память. Я с удовольствиемвспоминаю те времена.

— «Тбилиси-80»...

— Ну не было там ничего особенного! Журналисты потом насочиняливсякого, проявили свои садомазохистские тенденции. Упал на меня Гаккельс виолончелью, поскользнулся, и все дела.

— Выпуском альбомов группы АКВАРИУМ занимается фирма Триарий.Они как-то советуются с вами, что выпускать, а что нет? И нет ли у васидеи на ее базе организовать нечто сродни собственной фирмы-студии?

— В нашем с ними контракте оговорено, что без моего одобренияони не должны ничего выпускать. И мы совместными усилиями стараемся соблюдатьскладывающееся положение вещей, иначе на ваши уши выльется такое количествовсего... Сделать же Триарий базовой точкой для студии — такой задумки нет.Студия — это место, куда люди приходят, чтобы записываться, где стоят магнитофоны,пульты; фирма — это более-менее «волки», которые выпускают компакты, печатаютих, получают деньги. И поэтому совместить... Это две принципиально разныевещи. У нас дружеские отношения с Триарием, но не самые горячие. Они, смоей точки зрения, допустили ряд просчетов, а потому два последних альбомаАКВАРИУМА выходят на других фирмах.

— Есть люди, конкретно — церковь, утверждающие, что рок-н-ролл— музыка сатаны...

— Ярчайший факт проявления глубокого и воинствующего невежества.Вместо того чтобы понять, мы поливаем друг друга помоями. К сожалению,подчеркиваю, к сожалению, православная церковь иногда заблуждается, говоряо том, что не подходит ее канонам, как о происках лукавого.

— Андрей Вадимович Макаревич, пекущий блины, — явлениенормальное и закономерное?

— Ему, может быть, готовить нравится больше, чем вся музыка.

— Вы думали над тем, что будете делать после того, какпрекратите выступать, сочинять?

— Вы знаете, конец света тоже предсказывают... Во-первых,я до сих пор не умею думать. И во-вторых, думать о будущем, тем паче конкретноо своем. Понятие будущего, честно говоря, меня не интересует, слишком мызаняты в настоящем.

— АКВАРИУМУ — 25. Для группы — это юность, молодость,старость?

— Я не думал над этим. Я вообще не знал сколько нам лет,и как-то отмечать эту дату мы не собираемся. А те, кто хочет зафиксироватьее в своей памяти, пусть так и поступают, мы мешать не будем...

Не хватает слов, чтобы выразить нашу благодарность «Класс-клубу»и фирме “Kodak”!

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета