дома


Агата Кристи
Агата Кристи

19 марта в концертном зале «Минск» состоялся концертодного из самых популярных и уважаемых на сегодняшний день музыкальныхколлективов России — группы АГАТА КРИСТИ. Уже только по этим причинам данноесобытие не могло не привлечь нашего внимания.

Прибыв в город около полудня, музыканты успели до концертапосетить радио «BA» и где-то в пять часов (то есть за два часа до времениначала концерта) появились в самом зале, перехитрив тем самым поклонницс цветами надеявшихся увидеть своих кумиров еще до выступления и появившихсячуть позже. Затем началась рутинная работа по подключению и настраиваниюаппаратуры. Не забыв о своем обещании, я передал все письма, адресованныегруппе, Александру Козлову, который находился в гримерке в момент моегопоявления там. Он поблагодарил меня за письма и сказал, что очень любитих читать. Потом все закружились в обычной предконцертной кутерьме: появлялсято один, то другой музыкант — сначала на перекур появился Глеб, который,как, впрочем, и вся группа, находился в добром расположении духа; затемвернулся Александр и на мой вопрос, каким будет предстоявший концерт, ответил,что все будет хорошо; потом появился Вадим, который сначала зачем-то сталпроверять светильники, половина из которых не работала, а потом в ходепоглощения дыма своей сигареты сразил всех наповал запев: «Вишня, вишня,зимняя вишня...» Между этим всем в гримерку неожиданно заглядывал и также неожиданно выходил директор группы Спартак Гафаров. Казалось, что онлибо волнуется по какой-то причине, либо заведен из-за того, что все нормально.Увидев «Музыкальную газету», он перелистал ее и, внимательно рассматривая,лишь сказал: «Красавец Сил!» и, в очередной раз направляясь к двери, сталнапевать гитарные аккорды песни DEPECHE MODE «I Feel You».

В последний момент перед концертом были распроданы последниебилеты (цена которых доходила до пятисот тысяч), так что зал был набитбитком и сотрясался от оглушительных криков поклонников требовавших появлениякумиров. Концерт начался при более чем получасовом опоздании с песни «Двакорабля». За ней последовал хороший «коктейль» из новых и старых песен.Находясь в прекрасном настроении, Вадим и Глеб много двигались по сценеи выдавали «на всю катушку». Не знаю, может, и вправду АГАТА КРИСТИ в студииуже не рок-группа, но на сцене это не так. Несмотря на некоторую «электронность»их последних альбомов, которую, как кажется, невозможно исполнить на сцене,они прекрасно выходят из положения с живым ударником, который «молотит»не хуже компьютера. Вообще, на концертах АГАТЫ КРИСТИ видна вторая сторонамузыки группы, которая, вместе с альбомами, и составляет ее сущность. Многие,казалось бы, полностью «электронные» песни прекрасно и весьма интереснозвучали вживую («Абордаж», «Аусвайс на небо», «Легион», «Насилие»). Настоящийроковый колорит “без сахара” придавали песням гитары Вадима и Глеба, которыев этот вечер издавали немыслимые звуки и были намного тяжелее звучащихна альбомах (у Глеба даже струна порвалась). Клавиши были слегка приглушенызвукооператором, и поэтому вся свобода действий досталась именно гитарам.Музыканты были не прочь пошутить, и в «Сказочной тайге» к Глебу вместокосматого геолога постучался невропатолог. Видно, эта шутка в песне былапоследней каплей, и сидевшие до этого спокойно зрители вскочили с мести в таком положении оставались до конца концерта. После завершавшей концерт«Как на войне» музыканты еще два раза выходили на "бис" и пели.Большего организаторы не позволили и стали разыгрывать призы.

После этого прямо в зале состоялась пресс-конференция.Хочется высказать свое возмущение по поводу абсолютно бестактного поведениянекоторых из представителей нашей прессы во время ее проведения. Но, несмотряна эти досадные прецеденты, музыканты вели себя достойно и не ленилисьотвечать на вопросы. После пресс-конференции группа отправилась в гостиницу,куда поспешил и я, предварительно договорившись с Александром о встречев его номере, где и состоялся следующий разговор.

— Первый вопрос достаточно традиционен. Не изменилосьли ваше прекрасное, насколько я знаю, впечатление о Минске после сегодняшнегоконцерта?

— Нет, не изменилось. Традиционно Минск подтвердил славухорошего концертного города, куда всегда приятно ездить. По-прежнему, мыо Минске думаем хорошо и всегда с удовольствием будем сюда ездить при любомудачном случае.

— Сколько бы раз вы сегодня вышли на «бис», если бы неорганизаторы?

— Все зависит от того, в каком настроении мы, в какомнастроении зал. Это очень редко достигаемый баланс между нашим желаниемиграть дальше и естественным желанием зала слушать все больше и больше,поскольку мы все-таки за концерт устаем и он не резиновый — рано или поздновсе равно заканчивается. Но, когда есть внутри какой-то подъем, какой-тоэнергетический всплеск, когда мы видим, что зал хочет слышать еще что-нибудь,мы выходим. У нас был рекорд в Челябинске в 1995 году: мы выходили пятьраз.

— Вы только вернулись с фестиваля в Монте-Карло. Вашиощущения от поездки?

— Принимали нас там хорошо, с точки зрения бытовых проблем,с точки зрения нашей интеграции в мировую музыкальную тусовку. Люди большейчастью там очень деликатные, очень порядочные, вежливые, поднаторевшиев таком лощеном общении. Они всегда дают понять, что они рады тебе, чтоони рады тебя видеть, что весьма по-доброму к тебе расположены. И дажеесли внутри они так не думают, а просто играют, то, по большому счету,это, в общем-то, нас мало интересует, потому что как бы на поверхностина самом деле — эмоции только положительного плана. Приняли нас хорошои поселили нас хорошо, мы не чувствовали себя людьми какого-то второгосорта, людьми из страны третьего мира. Нас принимали как реальных звездсо всеми атрибутами этого статуса: 600-й «мерседес» встречал нас в аэропорту,к нам была прикреплена машина на все поездки по городу, поселили нас вотличный 4-звездочный отель, номера были прекрасные. Ну а непосредственносам концерт... Говорить о концерте смешно, потому что каждый исполнительдолжен был исполнить по одной песне под фонограмму, поэтому говорить, чтонас там приняли хорошо было бы глупо, поскольку мы исполнили только однупесню, это была «Черная луна».Собственно говоря, мы даже не исполнили,мы только инсценировали исполнение. Но даже после такого небольшого исполнениямногие люди подходили, поздравляли, выражали свое одобрение, с разной степеньювосхищенности. Но очень многие сказали нам добрые слова: и Bon Jovi тамбыл, и Haddaway, DJ Bobo нас похвалил, сама главная устроительница фестиваля,а также принц Альберт нам помахал ручкой и показал жестом, что все нормально.

— Что приятно и неприятно удивило вас?

— Неприятных моментов не было. Это такая страна, такойгород, в котором все, что происходит, все, что делается, делается толькодля того, чтобы человек, приехавший туда получил положительные и позитивныеэмоции. А неприятностей в Монте-Карло просто быть не может. Это такой маленькийрай на земле для людей, которые могут себе позволить этот рай. Если тытуда попал, то все разобьются в доску, но будут работать только для того,чтобы ты уехал из Монте-Карло с ощущением полного счастья и улыбкой налице. Поэтому все три дня мы получали только приятные и позитивные эмоции.Поразило то, насколько далеко мы от них находимся... это не музыкальныйвопрос, а в большей степени экономически-бытовой... насколько далеко мыеще находимся от них как в глобальном смысле, так и в различных мелочах.Люди живут уже в другом веке, а мы пока еще очень отстаем. Но это — еслибрать утилитарные вещи, а если брать духовную сферу, то, в общем, мы тамсебя чувствовали хорошо, мы чувствовали себя на своем месте. И ощущениесвоей нужности, своей неслучайности нам во многом помогало.

— Помнят ли там других российских исполнителей?

— Говорить о серьезном прорыве российских исполнителейна западный рынок, в том числе и через Монте-Карло, совершенно смешно ирано, поскольку западный рынок самодостаточен и русские артисты какого-либобольшого прорыва вряд ли смогут достичь в ближайшее время. Может быть,кто-то из них станет более-менее заметным — не более того. А какие-то серьезныеуспехи сейчас пока невозможны. Поэтому о всех этих поездках можно говоритьв таком большей частью экскурсионном, познавательном плане с налетом легкойэкзотики. А русских исполнителей, конечно же, помнят, так как все семьлет, которые этот фестиваль проходит, кто-то приезжал. Но говорить о том,что кто-то приехал, произвел фурор, взорвал Монте-Карло, было бы смешно.

— Вернемся к вашей родине. Как вы считаете, есть ли сейчассвердловский рок-н-ролл?

— Ну, что-то происходит в Свердловске. Но, пожалуй, свердловскийрок-н-ролл — это феномен, который родился в 80-х годах и в конце 80-х—начале90-х плавно потух и погас, потому что все люди, которые составляли гордостьуральского рока, свердловского рока, так или иначе потихоньку город покинули.Кто-то оказался на берегах Невы, кто-то — Москвы-реки и, пожалуй, толькоЧайФ пока предан своей исторической родине. И поэтому конгломерата творческихлюдей, которые имели право называться свердловским роком, сейчас не существует.Это характерно для Питера и даже для Москвы, что каждый занимается своимделом и играет музыку, которую он хочет, а это ощущение общности давноуже пропало.

— Вопрос вновь связанный со Свердловском. Что вы можетесказать по поводу распада НАУТИЛУСА?

— С одной стороны, жалко, конечно, потому что два последнихальбома НАУТИЛУСА, на мой взгляд, были весьма удачными («Титаник» и «Крылья»).Мне там многие песни весьма нравились, они оба у меня есть в коллекции.Я вообще очень мало покупаю CD с нашей музыкой, но НАУТИЛУС в этом смыслеприятное исключение. И поэтому известие о распаде не может не вызыватьсожаления, но, с другой стороны, для Славы (Бутусова. — Д.Б.) это достаточноожидаемый шаг с его стороны, поскольку он человек очень рефлексирующий,быстро устающий от одного и того же окружения, и я думаю, что он действительноустал. Может, он устал играть ту музыку, которую играл, может, устал физически,может, устал духовно, может, внутри у него происходят какие-то глубинныепроцессы, которые просто не позволяют ему заниматься сейчас тем же самым,делать вид, что все хорошо, ездить на концерты и тем самым эту внутреннююдисгармонию усугублять. Очевидно, эта дисгармония внутренняя, она достиглатой степени надрыва, когда уже действительно можно резать только по живому.Но, думаю, что Бутусов, как творческая личность, реализуется еще в полноймере то ли соло, то ли в каком-то новом проекте, то ли, может быть, черезнекоторое время он соберет новый состав НАУТИЛУСА или воссоздаст этот.Я думаю, что он будет продолжать работать в любом случае.

— Какие еще российские исполнители составляет для вастакое же приятное исключение, как НАУТИЛУС?

— МЕГАПОЛИС, РАДИОТРАНС, Грув, его последних два альбома(«Счастье Есть!» и ремиксы Владимира Кузьмина) мне симпатичны, у Лики неплохойальбом. Очень мало у нас выпускается качественной музыки, она уместитсяна пальцах обеих рук.

— На Западе сейчас очень популярно участвовать в записисаундтрэков. Были ли у вас предложения и есть ли желание заниматься этим?

— Дело в том, что такой практики нет в российском кино— выпускать саундтрэки в виде отдельных компакт-дисков. Да и российскогокино как такового сейчас не существует. В принципе, все, что снимаетсясовершенно не радует и желание писать музыку к нашим фильмам совершенноотсутствует. Поэтому я думаю, что это дело далекого будущего.

— Чем обусловлена именно такая обложка «Урагана»?

— Появление этих двух персонажей, мальчика и девочки,обусловлено тем, что, во-первых, нам кадр этот очень понравился из клипа«Два корабля». Что-то в нем есть такое трогающее душу, такое искреннее,теплое. И мы посчитали, что это будет хорошо гармонировать с содержаниемальбома. Вторая причина в том, что мальчик, который там изображен, на самомделе уникальный. Это мальчик из Петербурга, зовут его Эдик, ему 7 лет.Тем не менее он знает весь наш репертуар, начиная с самых ранних песени кончая самыми последними. Мы просто поражались его памяти и его способностивсе запомнить. Он знает любые наши песни с любого куплета, с любого припева.Скажи ему: «Начни с 8-й строчки» — он с 8-й и прочитает. Знает все тексты.Знает всю музыку, может все спеть. В 7 лет такая феноменальная натасканностьпо нашему репертуару просто вышибла у нас слезу умиления и желание выразитьему благодарность вот таким хотя бы способом — размещением его на нашейобложке.

— К сожалению, здесь нет Вадима, но, возможно, вы ответитена этот вопрос. На последнем альбоме песен, написанных Вадимом, нет, напредпоследнем ему принадлежит музыка к нескольким. В чем дело?

— Лучше было бы задать этот вопрос Вадиму. Ну не пишетсяу него пока. Сломался прицел. Просто есть такое выражение: «Крокодил неловится, не растет кокос». Я думаю, что это творческий кризис, достаточнотяжелый для него и достаточно длительный. Но я думаю, что он найдет силы,чтобы из него выйти.

— Недавно был День рождения Аллы Пугачевой. Какую бы песнювы спел, если бы там выступали?

— «Все могут короли»

Автор благодарит продюсерский центр "Аструс"и лично Ю. В. Полищука.

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ

© 2005 музыкальная газета