обзор


Erasure
Don’t Say Your Love Is Killing Me

Кто спорит, что АЛИСА — это явление в российской рок-музыке?Давно никто не спорит. Явление, возвышающееся “гранитным монументом”, навершине которого пляшет свои сумасшедшие пляски «дурень» Кинчев.

АЛИСА — это как вневременная форма глагола, как нечтобезапелляционное: либо красное на черном, либо зеленое на белом. Это как«пить — здоровью вредить», как «жги-гуляй рок», как ... На мой извращенныймузыкальными течениями вкус, сегодня АЛИСА — единственная из культовыхгрупп, играющая настоящий жесткий рок-н-ролл (когда она его играет) совсеми вытекающими отсюда последствиями. Она и живет по законам жанра: «нишагу назад, только вперед!»

— Константин, не кажется ли вам, что российский рок-н-роллнасквозь циничен: музыканты в своих песнях призывают к доброму и светлому,а в реальности ведут отнюдь не праведную жизнь?

— Что касается меня, то я стараюсь следовать всему тому,что пропагандирую со сцены. Положа руку на сердце, я скажу вам, что я человекправославный, хожу в церковь, и даже мало того, я «живу» в церкови.

— Вы как-то сказали такую фразу: «Я люблю Бога, а он менянет»...

— Глуп был, дерзок и пьян, когда говорил это, а Житинский(питерский писатель. — О'К) подловил меня. Короче, каюсь за свое свинскоезаявление. Бог любит меня, он любит всех, он создатель и творец наш пообразу и подобию своему.

— Церковь утверждает, что рок-н-ролл – музыка сатанинская...

— Не вся, не вся церковь... Я не считаю «рок» проявлениемсатанизма, тем более русский «рок», основанный на слове — «сначала былоСлово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». На нашей земле, как правильносказал Евтушенко, «поэт в России больше, чем поэт». Другое дело, церковьне приветствует такую музыку, потому что та является публичным действиеми холит в каждом из выступающих на сцене гордыню. Поэтому когда, случается,и я отхожу от церкови, то при возвращении сразу же смиряюсь. Мне сказалилюди, ее служители: «Стой на обочине правильной дороги, коль ты занимаешьсятаким делом».

— Вы не любите людей, приходящих на ваши концерты не засловом, а для того, чтобы поучаствовать в общей тусовке?

— Каждый вправе проявлять свои эмоции так, как ему хочется,и мне приятно, если эмоции проявляются бурно, нежели их таить в себе. Ачто касается слов, которые иногда трудно понять во время концерта из-задоминирующих эмоций, то есть компакт-диски, слушайте.

— Логотип АЛИСЫ включает в себя звезды — рок-н-ролл подвластентолько им?

— Сложно как-либо объяснить логотип, его придумал нашхудожник, и мы поддержали такой вариант. Но рок-н-ролл, чего греха таить,музыка не небесная, а абсолютно земная, и как пел Цой: «Между землей инебом война». Внутри каждого из нас и происходит эта борьба, и важно выбрать— кому служить. Я — воин, я борюсь.

— Вы сейчас употребляете наркотики?

— Прошло уже около трех лет с тех пор как я перестал ихупотреблять, и больше не стану. Это произошло после гибели нашего гитаристаИгоря Чумычкина, после того как мы записали альбом-реквием «Черная метка»,посвященный ему. Никому не советую пройти мой путь, потому что глазом неуспеешь моргнуть — и вот ты уже называешь наркотики лекарством. Страшно...

АЛИСА постарела. Константину Кинчеву в следующем годустукнет сороковник, не верится, да? Постарели ее фаны и перестали ходитьна концерты. На смену им пришел молодняк, знающий наизусть тексты песени умеющий также дружно кричать «мы — вместе!», как когда-то кричали ихпредшественники. Поклонники АЛИСЫ молоды. Задумывается ли об этом лидергруппы? И вообще, хорошо это или плохо, что основной контингент Кинчевасоставляют тинейджеры? По мере взросления хочется успокоения, потому, наверное,лично мне по душе больше альбом «Джаз», а не «Черная метка». А может, простопорядком поднадоели шаманские индивидуальные хороводы Кости, бросающегосяв какой-нибудь очередной сибирский «эпос», подбрасывающего в полымя всеновые и новые поленья: нате, мол, жрите мою душу вороги, а я все равновсех успею обогреть? И только маленький мальчик у плохонького телевизорас ужасом спросит свою маму: «Чего это дяденька делает?» — «Ничего страшного,просто Костю ломает, спи мой сын».

— Сказки в свободное от рок-н-ролла время не пишите —для детей ли для взрослых?

— К сожалению, нет. Что-то попробовать в чистом виде,как это делал наш великий Александр Сергеевич Пушкин, даже дерзнуть боюсь.Есть попытки песни обратить в сказки, и сказки в песни.

— Рок-оперу с целостным действием, с нарядами, с хоромнет желания поставить?

— Да нет... Нет... А мой настоящий сценический костюм,так просто из сэконд-хэнда!

— Когда вы исполняете песню Цоя, то ощущаете присутствиеего души в зале?

— Какой-то трепет в этот момент я чувствую, иначе бы яее не пел.

— Что вы можете сегодня сказать тем людям, которым посвятили«Мое поколение»?

— Мое поколение — это те люди, с кем мне повезло житьи существовать в одно время. И в понятие «мое поколение» я включаю всехтех, кто за секунуду до этой беседы родился, и всех тех, кто через секундупосле ее завершения умрет.

— Константин Кинчев не любит... Продолжите, пожалуйста.

— Я не люблю все то, что продекларировал в одноименнойпесне Владимир Семенович Высоцкий. Я подписываюсь там под каждой фразой.

— Как вы относитесь к другому популярному «ассимилированному»поющему российскому болгарину?

— К Киркорову, что ли? Как, как... Я болгарин наполовину,а наполовину русский, и он тоже. На этом наша с ним связь заканчивается.

— Что сказал бы Константин Панфилов (настоящая фамилиямузыканта. — О'К) Константину Кинчеву?

— А не существует никакого Кости Панфилова, он есть лишьна бумаге. «Так говорит Кинчев!»

ST международному музыкальному движению "HollywoodRock"и ООО "Класс-клуб".

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета