статья


Калинов Мост
Стиратель

Концерт КАЛИНОВА МОСТА в “Горбушке” стал легендой поопределению, ибо группы с таким названием уже давно не существует. Этопослужило поводом для того, чтобы встретиться с Дмитрием Ревякиным и побеседоватьс ним.

— Чем было обусловлено участие группы в “звездной”серии концертов, проходящих в “Горбушке”?

— У нас вышла пластинка, которая называется “Надо было”.Это выступление группы 12 апреля 1987 года в Новосибирске, на рок-фестивале.И эта звуковая дорожка вышла сейчас. Поэтому мы все посчитали нужным этупрограмму показать опять.

— В рекламных проспектах говорилось об участии группы“золотым” составом. Какой же состав имелся в виду?

— Ну, честно говоря, я не знаю, что такое “золотой” состав,а что касается КАЛИНОВА МОСТА, то группа в любом составе добивалась желаемого.Я могу просто назвать участников: барабанил Чаплыгин Виктор, на гитареиграл Смоленцев Василий, басил Олег Тоторенко, я же пел и играл на акустическойгитаре.

— Прошедший концерт — это рекламная акция или вновьсобравшийся союз единомышленников?

— Когда я обратился к музыкантам, я просто сказал, чтоэти песни должны вновь прозвучать. Вот, пожалуй, и все.

— Как складываются твои отношения с другими участникамигруппы? Ведь, насколько мне известно, они не живут в Москве.

— Да, они живут в Новосибирске. Отношения нервные... Нервныес их стороны. Я свое отношение к происходящему постоянно культивирую впрессе. А их дело — делать выводы.

— Ты в Москве уже давно, но о тебе в столице практическине слышно...

— Ну, обо мне всегда особо не слышно. Это ни с чем несвязано — это стратегия.

— Не так давно в газете “Аргументы и факты” было напечатаноинтервью с тобой, в котором ты рассказываешь о своем негативном отношениик теперь уже российскому року. Неужели все так плохо?

— Достаточно символично, что я отвечаю на этот вопросв баре под названием “Бульвар несбывшихся надежд”. Вот в этом ключе и былодано интервью, что отечественная рок-музыка — это сплошная серия несбывшихсянадежд. Ни о какой реализации творческой, духовной, личностной там не можетбыть и речи. Вот об этом я и попытался очень коротко, быть может, сумбурно,рассказать.

— А как ты относишься к творчеству других групп, которыесейчас работают?

— Что всегда было свойственно мне, в каком бы качествея не представлял свое творчество, я никогда особо не следил за тем, чтопроисходит вокруг меня, я имею в виду остальную братию. Мне это было интереснов начале — 1986 год, 1987-й, еще раньше 1985-й. Вот, пожалуй, и все. Вбольшей степени меня волновало то (и группу тоже), чем живем мы. А все,что происходит вокруг, нас касалось только тогда, когда мы непосредственносталкивались с музыкантами, с группами в каких-то сборных общих концертах,где мы иногда облагораживали ситуацию своим появлением.

— Между тобой и Джимом Моррисоном проводят параллели,как ты к этому относишься?

— Достаточно спокойно... Вот...

— А почему, по-твоему, возникло это сравнение?

— Ну, может, потому, что Джим Моррисон с группой с группойDOORS и Ревякин с группой КАЛИНОВ МОСТ делали все достаточно искренно ивсе это звучало цельно. Может быть, поэтому. А может быть, и еще потому,что музыка и у DOORS, и у КАЛИНОВА МОСТА настоящая, героическая; она можетвдохновлять на баррикадах, некоторые песни могут распеваться на демонстрациях.

— В одном из журналов была напечатана статья АлександраСкляра, лидера группы ВА-БАНКЪ, в которой он дает краткие характеристикилидерам отечественной рок-музыки. О тебе же он говорит, что ты приехалв Москву, чтобы ставить ее на колени. Как ты можешь это прокомментировать?

— Даже не на колени, а стереть ее с лица земли. Можетбыть, так даже будет точнее. Пусть это будет не при моей жизни, а в дальнейшем,но я очень активно участвую в том, чтобы Москва как олицетворение мегаполиса,как олицетворение смешения, как клоака, как пена была изжита и на этойпрекрасной земле, на этих семи холмах вырос новый город. Так всегда считалии всегда будут считать настоящие мужчины, которые на знамя поднимают честь,силу, достоинству, благородство.

— Ну почему, неужели Москва настолько недостойна?

— Существуют определенные законы исторические, космические...Человек понимает, проводником каких сил он является. Это очень здорово!Мне кажется, что я понимаю.

— Проводником каких же сил ты являешься? Именно такихсветлых, достойных и мужественных?

— Да.

— Чем же обидела тебя Москва? Откуда такие мысли?

— Она обидела... Мы не имеем в виду конкретных личностейили Москву как город, а Москву как символ, как отдельный анклав, которыйживет за счет огромной территории. Все равно наступит время, когда ей придетсяответить за все, что она олицетворяет.

— А как ты думаешь, что же спасет мир?

— Мир спасет иерархия, мир спасет последняя война, революция.Вот то, что всегда спасало мир и будет спасать. Мир спасет обновление.

— Но ведь всегда говорили, что мир спасет любовь?!

— Любовь как квинтэссенция, как эра благодати... Но олюбви лучше говорить со священнослужителем.

Мы посидели еще немного. Дмитрий рассказал о выходе своейновой работы “Все поле в цветах”, о предстоящем издании сборника стихов,зарисовок и дневниковых записей.

Так что жизнь продолжается, и в творчестве Дмитрия Ревякинаеще ой как рано ставить точку. А посему ставлю многоточие...

Максим Лунев

© 2005 музыкальная газета