статья


Черный Обелиск
Интервью с Анатолием Крупновым

Желтая пресса обязательно напишет о том, сколь долгои на каких наркотиках он «сидел», какое количество спиртного мог выпитьза раз, кому бил лицо и кто «правил» внешность ему. Друзья по рок-н-роллупрольют искренние слезы по очередному погибшему на боевом рок-н-ролльномпосту, причитая вслух, что недоглядели и вовремя не остановили. Кто следующий,ребята? Мы с Анатолием Крупновым, теперь уже бывшим лидером московскойгруппы ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК, хотели продолжить наш разговор, положенный в основупредлагаемого вам интервью. Не получилось... «Люби меня, когда меня небудет». Анатолий Крупнов. Реквием.

— А женщины умеют играть рок-н-ролл?
— Женщина может петь рок-н-ролл, а играть — нет. Я допускаю возможностьего существования в женском исполнении, но в такой рок-н-ролл я не верю.

— Ну вот, вы сразу женщинам-рок-н-ролльщицам "бах!"— и дали по голове. А вечные разборки: рок-попса, попса-рок...
— Рок-н-ролльщики пишут себе песни сами — это, на мой взгляд, кардинальноеразличие. Правда, есть поп-музыка, которая звучит намного резче, жестче,чем рок, но тонкость здесь в другом. Когда человек внутри себя переживаетмузыку, текст и потом доносит до слушателя полученный результат в своемисполнении — это его душа поет. А когда тебе приносит песню дядя со стороныи тебе она не близка в абсолюте, но песня — шлягер, это насилие над собой.Рок-н-ролльщики себя не насилуют.

— Андрей Макаревич когда-то сказал: "Рок-музыка —музыка дилетантов". У вас есть музыкальное образование?
— Закончил скрипичную семилетку в Москве, что визуально на мне сейчас неотражается.

— Родители — музыканты?
— Мама моя — скрипач. Бабка — виолончелист. Прабабка — цыганка, пела.

— Рок-музыкантов жизнь бросала, прежде чем они приходилик року...
— У меня — так же. Годы метаний. Кем только ни работал, начиная от сварщикаи плотника-бетонщика до учебного мастера в автомеханическом институте.Физику студентам преподавал, лабораторные работы принимал. Особенно с огромнойохотой у девушек. Чего там греха таить, пользовался служебным положением.Потом музыка, музыка, музыка... Сегодня то, что играет ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК,отличается от того, что мы играли 10 лет назад. Время меняется, мы меняемся,музыка меняется. К тому же я сейчас заинтересовался другими культурнымипластами: в театре играю...

— Это разовая работа?
— Стечение обстоятельств. Давний мой друг, бывший артист театра имени ЕрмоловойСережа Зуев решил поставить пьесу австрийского писателя и драматурга ПатрикаЗюскинда "Контрабас". Вспомнил, что я бас-гитарист, предложилсначала мне написать музыку для спектакля, а потом понял необходимостьмоего появления на сцене. И мы теперь играем пьесу три раза в месяц в Москве,ездили на гастроли в Питер.

— Лидер группы ЗВУКИ МУ Петр Мамонов работает в театре,теперь вы. Тенденция?
— Я использую каждую возможность попробовать себя в отличном от рок-музыкикачестве. Обидно ее упускать. Отснялся в своем первом кинофильме у режиссераАндрея Н. «Научная секция пилотов».

— С вашей музыкой?
— Заключительная песня моя, а всю музыку к картине написал Сергей Курехин.Это была одна из его последних работ в кино... Там вообще собрались замечательныелюди. С одной стороны, старая гвардия — Лидия Федосеева-Шукшина, ВикторПавлович Павлов. С другой стороны, молодняк совершенно не киношного плана:Митя Шагин, главный "митек", художник. Потом — Александр Хван,режиссер, выступивший в картине в качестве актера. Я опять же. Фильм получилсяэклектичным в хорошем смысле этого слова, этакий концептуальный триллер.

— Вы сыграли...
— Следователя. Такого продвинутого, никогда не носившего формы, аналитикапо жизни.

— А в жизни вы со следователями сталкивались?
— У меня один из одноклассников пошел по этому пути.

— Музыка, театр, кино... Что-то есть еще?
— Книга "Размышления пожилого мальчика". О времени, о себе. Внее вошли многие мои стихи. Именно стихи, а не тексты песен, которые ячетко разделяю между собой. Три сюжетные линии. Одна — автобиографическая,вторая — как и почему, на мой взгляд, устроен мир, третья — стихотворения.Все выдержано в шутовском стиле, в легкой подаче.

— Все тот же Макаревич рыб под водой гоняет, а Крупнов?
— Кота по квартире, точнее, он меня. Огромный, пушистый, породы колор-пойнт.Смесь персидского и сиамского, но у него не плоская морда (ненавижу котовс плоской мордой). Родился со мной в один день. Весит 6,5 кг, а папанькаего — 12,5. В марте, как лошадь, носится по квартире, сшибая все вокруг.

— Почему кот, а не собака?
— Собаки у меня были. Дело в том, что я женат во второй раз. От первогобрака у меня двое детей, сыновья. Они привыкли к собакам (две таксы), апотому живность осталась у них.

— Ваша нынешняя супруга, если не секрет, кто она?
— Работала долгое время стилистом на TV-6 в музыкальных программах, параллельнов различных агентствах типа Red Star с манекенщицами. Сейчас она исполняющийобязанности главного редактора журнала "Амадей".

— Ее отношение к рок-н-роллу? Терпит?
— У нее была достаточно бурная молодость, в которой она очень часто сталкиваласьс такой музыкой, и теперь не то чтобы резко негативно к ней относится...Терпит, да. Правильное слово. Она считает, что я не тем занимаюсь. Лучшебы работал в кино или только писал музыку на заказ.

— Рок-н-ролльщик может написать эстрадную песню?
— Конечно. Если происходит наоборот, то и рокер может писать в жанре поп-музыки.

— В рок-музыке есть клановость?
— Она есть везде. Равно, как и в журналистике, еще где-нибудь. Если говоритьобо мне, я независимый музыкант. Предпочитаю свободу выбора. В рок-н-ролле,например, кланы делятся по возрастным признакам. Первый эшелон составляютте, кому лет сорок пять. Второй — тридцать пять, третий — двадцать пять.Я среди тех, кому тридцать: ни туда, ни сюда.

— Среди ваших друзей много коллег по ремеслу?
— Игорь Доценко, барабанщик группы ДДТ, Костя Кинчев, Сергей Воронов изКРОССРОУДЗ.

— Сукачев?
— Он слишком занят собой, тем, что он делает, чтобы я мог назвать его действительнодругом.

— Вы сразу согласились поработать с ним в НЕПРИКАСАЕМЫХ?
— Нет, не сразу. Первым вопросом, которым встречали Сукачева те, кому онделал предложение принять участие в концертах группы, был: "А ктоеще там будет?" Гарик в достаточной мере человек жесткий, и, например,мне оказаться в роли Галанина (Сергей Галанин, лидер группы СЕРЬГА, бывшийбас-гитарист БРИГАДА С, в которой он и Игорь Сукачев успешно ругались неодин год, в результате чего БРИГАДЫ распалась. — О'К) совершенно не улыбалось,тем паче, что у меня есть своя команда. Но мне показалось интересным времяот времени работать в коллективе, делающем музыку, несколько отличающуюсяот музыки ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА.

— Крупнов по жизни авантюрист?
— Как видите. Если вспомнить еще, что я три года отучился в Московскомавтодорожном институте. Правда, все три на первом курсе.

— Потом поняли — хватит...
— Так как я учился до этого в физико-математической школе, то произвелпростейший арифметический подсчет, согласно которому на втором курсе ябуду учиться шесть лет и годам к пятидесяти институт закончу.

— Название ЧЕРНЫЙ ОБЕЛИСК пришло из Ремарка?
— Нет. Я, конечно, читал эту знаменитую вещь, но если следовать такой логике,то играть мы должны были бы панк. А играли тягучую черную музыку. Использовалистихи Бодлера, холодные, сверкающие, как обелиск.

— Что вы сами слушаете?
— Из сегодняшних — безумных ребят из RED HOT CHILI PEPPERS, METALLICA,Эдит Пиаф, как это ни странно, YES.

— Что читаете?
— То, от чего головенка отдыхает. Сборнички типа "Гибель богов",детективчики, боевички, т.е. произведения, читая которые и сопереживаягероями которых, я могу очень быстро избавиться от накопившейся в себеотрицательной энергии. Все зависит от настроения. Кухню, например, я предпочитаюкитайскую.

— А сами готовите?
— Нет, я на это не способен. Я даже жену прошу, чтобы она мне бутербродыделала.

— Что вам не нравится в людях?
— Нечестность и глупость, неумение признавать свои ошибки. В женщине —лень, лень по жизни.

— Вас часто обманывали в жизни?
— Случалось. Передача «Угадай мелодию», в частности. Как-то мне мой директорутречком звонит, давай, говорит, быстренько ноги в руки и приезжай в Останкинона запись программы. А я с бодуна. Отвечаю ему в том плане, что, мол, похмелитьсянеобходимо. «Там нальют, уже все договорено». Приехал. «Где?» — спрашиваю.«После игры». Ладно, отыграл кое-как, что-то даже угадал, а они... обманули.

Олег КЛИМОВ

© 2005 музыкальная газета