статья


Торнадо
Страсть и пристрастия

Братья-славяне всегда славились повышенным интересомк зарубежным идолам и героям, забывая при этом о своих. Однако из любогоправила бывают исключения.

И в подтверждение тому привожу два "Дня варенья"— Курта Кобэйна (NIRVANA) и Ангуса (ТОРНАДО), отмечавшиеся недавно минскимитусовщиками. Второе мероприятие, организованное при поддержке компании"Табу" и клуба "SIX PISTOLS", собрало несравненно большееколичество народу. И, исходя из патриотических соображений, это очень радует.Не все же коту масленица, а Курту Кобэйну — особое внимание. Придя в клубк девяти, я попала, что называется, с корабля на бал. Уже успели отыгратьDOCTORS AGAINST THE SEX, и публику веселила КРАМА. Топот сотни пар ноги радостные вопли сотрясали пространство. За КРАМОЙ последовал "гвоздьпрограммы" — группа ТОРНАДО, которой в этом году исполняется десятьлет. Отыграли чертовски хорошо (отдельное спасибо тем, кто ставил аппарат).Демонический Ангус, зарядивший всех своей бешеной энергией, увенчал выступлениегруппы сакраментальной фразой: "Встретимся в аду!" Затем былаN.R.M., невесть откуда появившийся НЕЙРО-ДЮБЕЛЬ, а также интересная командаАКЦЕНТ. Но мы не станем особо концентрироваться на описании этой тусовки,а обратимся непосредственно к творчеству группы ТОРНАДО. Для начала разберемся,кто в данный момент есть "who": Ангус (Андрей Пипко) — вокал,Сергей Надежкин (гитара), Геннадий Лавник (бас) и Антон Гаевой (ударные).А теперь несколько наиболее существенных штрихов к истории этой "банды":в 1989 г. был записан 1-й мини-альбом, а в 1990 г. в Дании — 2-й. В 1991г. группа попала на всесоюзный фестиваль тяжелого рока "Монстр-рок",проводимый в Москве, где заняла третье место после ЧЕРНОГО ОБЕЛИСКА и EST.

Сергей Надежкин: — Всего участвовало 250 команд со всегоСоюза, и небезызвестный Борис Зосимов, сказал нам тогда: "Ребята выклассно играете, но у нас все куплено, поэтому, увы, только третье место".Вообще, в Москве нам было бы гораздо проще раскрутиться, чем здесь. Тамнамного шире спектр возможностей. Можно было бы попробовать уехать туда,но это не так-то просто, поскольку у нас есть семьи.
Гена Лавник: — Тем не менее мы готовы выплеснуть на рынок новую убойнуюпрограмму, которая, надеемся, не разочарует наших фанатов. Группа ТОРНАДОза все время существования от своего стиля не отошла ни на шаг. За музыкальныминовинками мы следим, но остаемся верны своему звучанию.

— Расскажите немного о ваших зарубежных контактах и поездках.
Сергей:— Мы давали концерты в Дании, Германии, Польше и России. Сейчасна студии "RTX-records" вышел наш альбом "Invasion".Он микшировался в Англии фактически без нашего участия, а мы должны былиехать туда на год, чтобы его рекламировать. Но здесь возник целый ряд проблем.
Гена: — Наш бывший менеджер Олег Яковицкий работал в консульстве и взялсяпоручиться за нас. Но Ангус, будучи в Польше и прося визу, столкнулся сситуацией, когда представитель английского консульства в Варшаве, узнав,что мы из Беларуси, заявил: "Я такой страны не знаю" и повесилтрубку. Это было в 1994 году.
Сергей: — В Англии хватает своих музыкантов, и нашим людям там очень сложнопробиться. Наш альбом "Invasion" вышел на CD, но без постоянныхконцертов там невозможно ничего продать. У нас был контракт с одной британскойфирмой, который нам почти ничего не принес. Первые месяцы еще платили какие-тоденьги, а потом решили, что белорусские музыканты могут работать на халяву.
Гена: — Нам предлагал работу менеджер всемирно известной BONY M, говоря,что разработает нам сценический образ, обеспечит костюмами и т.д. Но когдаон узнал, что мы уже на контракте, только развел руками, сказав, что неможет идти против английских законов. А контракт потом, по сути, как был,так и сплыл.

— Да, печальная история. Вообще, вам не кажется, что «металлическое"движение потихоньку хиреет?
Ангус: — Отнюдь нет. Наоборот, оно как бы получило второе дыхание. Когда-торок держался на блюзе. Теперь появилась масса новых направлений, такихкак рэп, индастриэл и пр. Все эти элементы используются и в тяжелом роке.

— А как это выражается применительно к вашему творчеству?
Ангус: — У нас особый подход к музыке. На первый взгляд, мы вроде оченьпросто играем, но есть некоторые "фишки", мелкие нюансы, которыеподчеркивают настроение каждой песни. Сейчас мы работаем с Антоном, которыйшесть лет играл на барабанах в основном составе ансамбля "Хорошки".И вот как-то раз мы встретились, посидели в гостинице "Орбита",пописали с балкона на новых белорусов и решили поиграть вместе. Антон привнесв нашу музыку элементы джаза, который до сих пор был несовместим с тяжелымроком. Получилось нечто необычное, хотя и традиционное звучание выдержано.

— С какой аппаратурой вы работаете?
Антон: — Это очень важная проблема для нас. Нам нужны люди, которые быхорошо разбирались в этом и могли помочь нам. Своего аппарата у нас нет,постоянно приходится кого-то упрашивать, чтобы дали поработать. Так воти мыкаемся...

— Как вы относитесь к высказыванию о том, что когда женщинауходит — это блюз, а когда возвращается — это уже панк?
Ангус: — Это полная ерунда.
Антон: — Когда женщина уходит — это рок...
Ангус: — А когда приходит — это тяжелый рок. Если бы не существовало женщини ряда других явлений, то мы, возможно, и не стали бы заниматься музыкой,а выращивали бы , к примеру, помидоры. На творчество влияет совокупностьвсех жизненных показателей.

— Что более фантастично: встретить среди бела дня инопланетянили узреть вас в числе членов общества трезвости?
Антон: — Наверное, второе.
Ангус: — Но мы не возводим алкоголь в культ. Водка служит для снятия стрессаи как средство возврата жизненных сил. Алкоголь — это часть нашей жизни,но у нас это никогда не доходит до маразма, как у люмпена, который не знаетмеры в выпивке. Все должно происходить на уровне.

— Чего бы вы себе никогда не пожелали?
Ангус: — Умереть в этой стране. Это единственная трагедия для меня.
Антон: — Музыканты, они почти как моряки. Все время путешествуют, куда-тоездят, поэтому и родины у них нет как таковой, а есть только место рождения.
Ангус: — Музыкант — это пилигрим, космополит. Он всегда в пути.

— Есть ли такой вопрос, за который вы бы могли меня побить?
Антон: — Такого вопроса, наверное, нет.
Ангус: — Есть ответ за который можно побить журналиста. Газетчики — оченьпаскудный народ, который задает всякие дурацкие вопросы. Должно же у нихбыть какое-то внутреннее чувство меры, корректности. Есть всякие Киркоровы,которые стремятся вильнуть задницей и уйти от ответа.
Антон: — А мы — люди неприхотливые, что спросят, то и ответим.

— Согласны ли вы с утверждением, что нет плохой музыки,а есть только плохие музыканты.
Ангус: — Конечно. Это однозначно. И по-другому в этом мире быть не может.Есть плохие музыканты и есть плохие слушатели — люди, которые не воспринимаютстиль, у которых не выработан вкус.

— Какие сны вам чаще всего снятся?
Сергей (с улыбкой): — Про вселенскую любовь. Лично я часто вижу страшныесны, в которых я летаю, сражаюсь с монстрами, защищаю свою семью. Какая-товечная борьба, и я все время "на острие меча". Кстати, я единственныйиз всей группы, кто стал охотником. Я купил себе шестизарядный американскийвинчестер и в этом году в первый раз побывал на охоте. Мне попалась такаябольшая и красивая лиса. Я помню эти желтенькие, горящие глаза. Мне сталожалко зверя, и я не смог выстрелить, а другим охотникам потом сказал, чтобыла осечка. Они меня чуть не разорвали за это.

— То есть охота — это вроде хобби?
Сергей: — Да, и наша группа открыла ее благодаря мне. А вот ребята из КРАМЫ— заядлые рыбаки. Охота и рыбалка — неплохие виды активного отдыха. Приятнопоходить с ружьем, почувствовать себя царем природы. Даже не обязательнострелять в зверей. Мы любим иногда выезжать на шашлыки, и чувство единенияс природой нам не чуждо. Это гораздо лучше, чем сидеть здесь и пить водку.

Напомню, что беседа происходила в клубе "SIX PISTOLS",чередуясь с обильными возлияниями в честь Дня рождения и просто очередногоудачного выступления. Кстати, Ангус заметил, что для его внутреннего мираДень рождения — грустный праздник. Это просто повод собрать своих друзейи постараться создать для них атмосферу веселья. Очевидно, что последнееему явно удалось...

P.S. После мероприятия из клуба было вынесено 20 мешковмусора и несчетное количество стеклотары. Праздновать — так уж на всю Ивановскую,а точнее Первомайскую!

Ирина ШУМСКАЯ

© 2005 музыкальная газета