статья


Монгол Шуудан
Песни любви и анархии

МОНГОЛ ШУУДАН:
ПЕСНИ ЛЮБВИ И АНАРХИИ


Группа МОНГОЛ ШУУДАН образовалась в октябре 1988 года.С тех пор они сильно изменились, но оставались одной из наиболее популярныхмосковских команд. В конце прошлого года выпустили альбом «Истина», который,как они надеются, позволит им выйти на широкую аудиторию. Во время поездкив Москву корреспонденту «Музыкальной газеты» удалось встретиться с бессменнымлидером группы Валерием Скородедом.

— Направление и основную идею творчества многих группопределяют по названию. Почему вы назвались МОНГОЛ ШУУДАН?
— Дело все в том, что изначально группа МОНГОЛ ШУУДАН полностью состоялаиз людей монгольской национальности, которые исполняли песни только намонгольском языке. Я был принят в качестве гитариста. Таким образом в нейоказалось четыре монгола и один русский. Под моим давлением группа началапостепенно перерастать в русскоязычную. В результате за год все монголыушли и остались одни русские. А название мы решили не менять.

— В чем же состоит основная идея вашего творчества?
— Все наши песни в общем-то о любви. Мы считаем, что вообще все песнипоются о любви. У нас это, например, выражается в любви не мужчины к женщине,а в любви мужчины к оружию, к винтовкам, у нас есть целый цикл песен натему гражданской войны. Некоторые из них отличаются своим анархическимуклоном, так как мы выступали под лозунгом «Слава анархизму!» и всяческипропагандировали эту идею. Сейчас, в связи с тем что этот культ немногоустарел, мы поем песни практически вообще ни о чем. То есть первая строчкав куплете не соответствует второй строчке, как и третья. В общем, стихоплетствокакое-то — творческое стихоплетство ни о чем. Главное, мы считаем, драйви кайф. Самое удивительное, что наши поклонники находят смысл в этих текстах,хотя мы сами не очень-то понимаем, о чем это все. На первом месте у насстоял текстовой удар — где-то со времен, когда мы начали пропагандироватьидею анархизма. У нас даже имидж был соответствующий. Выступали в портупеях,с шашками, в папахах, с орденами. Фанаты наши тоже так одевались. Они покупалипластмассовые сабли по семнадцать копеек в «Детском мире» и на них писали«МОНГОЛ ШУУДАН».Особым шиком считалось, когда на этих пластмассовых сабляхстояли наши подписи.

— Ваши планы и надежды на этот год.
— В конце прошлого года мы выпустили альбом «Истина». И пока мы какбы отбиваем эту тему, то есть мы его раскручиваем. Материал есть и на второйальбом. Хотим его записать. Мы уже сняли клип на песню о Москве. Сейчасхотим снять еще пару. То есть мы хотим как бы выйти из подполья и отрицаловки,которая свойственна андерграундным группам, которые отрицают все, что общедоступно.Мы эту грань перешли и хотим все наше творчество посвятить широким народныммассам.

— Кстати, почему на обложке вашего последнего альбомаизображена яичница?
— Это надо спросить у человека, который оформлял альбом. Так ему ,наверное, видится это слово.

— То есть истина проста, как яичница?
— Да. Самое смешное, что у людей, которые продают наши компакты, покупателиспрашивают наш компакт так: «У вас есть альбом группы МОНГОЛ ШУУДАН «Яичница»?»

— Много ли таких «ошибок» вокруг вас?
— Да. Мы раньше часто выступали вместе с группами МАНГО-МАНГО и БАХЫТКОМПОТ. С тех пор постоянно идет путаница с названиями. Вплоть до того,что приглашают группу МОНГОЛ ШУУДАН и нас просят спеть «Пьяная помятаяпионервожатая». Мы говорим, что этого не поем. «А кого же мы тогда пригласили?»— удивляются люди. Ничего страшного я в этом не вижу, и это даже по кайфу.

— А вообще, вы довольны своим последним альбомом?
— Я — нет. Я считаю, что альбом не закончен. Мы были поставлены в жесткиерамки условий, в связи с тем что подписали контракт с фирмой GALA RECORDS.А это достаточно серьезная фирма, которая висюльки, сопли и нюни всякиераспускать не намерена. И несмотря на все расп...ство (= разгильдяйство.— Д.Б.), извиняюсь за выражение, они требуют от нас жесткого графика работы,в который мы не уложились. То есть вышло, что успели записать. Около трехили четырех песен мы не успели записать. На мой взгляд, альбом получилсянедостаточно завершенным. Хотя, в принципе, мы его склеили более-менее.В общем, ничего.

— У вас есть творческий идеал, до высот которого выхотели бы подняться?
— Не знаю. Все в этом мире решают “бабки”. А кумиров каких-то нет.Я вообще не стараюсь кому-либо подражать. Одно время для меня были идеаломSEX PISTOLS. Я смотрел и думал: «Вот, блин, чуваки, мочат за всю масть!»

— А вас никто не называл русскими или монгольскимиSEX PISTOLS?
— Постоянно. Ведь мы родились на волне неопанка. Хотя проводить какие-топараллели между нами и SEX PISTOLS немыслимо. Мы играли совершенно идиотскуюмузыку. Мы сами не могли понять, почему она нравится людям. А называть-тонас кем только не называли.

— Как вас еще называли?
— Один раз нас назвали следующим образом. Люди гадят на земле, и кучастановится больше и больше. Вот и МОНГОЛ ШУУДАН положил свой кусочек какашкина верхушечку. Очень много было ругательных статей, но чаще почему-то хвалили.Народ как-то лояльно к нам относится. Недавно мы столкнулись с такой передачей,как «Акулы пера». Мы к этому готовились и думали, что там уж нас точноразотрут в порошок. На удивление, к нам отнеслись очень доброжелательно.Вопросов, которых я боялся, на которые я мог просто не ответить, чтобысебя не скомпрометировать, не прозвучало. Может, это от незнания... Хотяпотом выяснилось, что прекрасно все все знают. Даже тот же Отар Кушинашвили...А за время существования группы столько всего было! Пару раз меня дажехоронили. А история существования группы достаточно велика — страниц напятьсот можно накатать.

— Будете писать мемуары?
— Лет через пять, когда уже кончится запал, может, чего-нибудь и напишу,потому что, действительно, очень много интересного всего было. Посмотрим,что у нас будет с новым составом. Мы сейчас взяли к себе в группу двоихчеловек. То есть фактически радикально поменяли состав. Решили расширитьзвук за счет клавишных инструментов и попытаться придумать что-нибудь новенькое.Сейчас у нас есть время и место, где можно это реализовать. Думаю, чтона новый альбом мы что-нибудь постараемся придумать... Откуда-то газетасама?

— Из Минска.
— А! Мы в Минске же были. Скандальный концерт у нас там был. Первоевпечатление о Минске — это когда мы выходим из вагона, а нас встречаютсерьезного вида люди и спрашивают: «Это вы, что ли, панки из Москвы?» Мыпоехали вместо группы ВА-БАНКЪ или еще кого-то там. Состав был не утрясен,и мы приехали вдвоем, сказав, что мы можем дать только сольный акустическийконцерт. Приехали, зал битком. Там проводился какой-то фестиваль. Вышли,играли что-то. Реакция публики была настолько неадекватной, что народ началломиться на сцену, поломали все стулья, вспыхивали жуткие драки. В концеконцов погас свет из-за того, что на порталы, которые стоят по бокам, залезлилюди. Порталы упали вниз, прибежали пожарники, нас «свинтили» со сценыи сказали : «В Москву, назад!!!» Не знаю чем, но мы как-то распалили тампублику вдвоем, и это своего рода подвиг. Если бы мы играли там полнойгруппой, я не знаю, что бы там вообще было. Потом, как мне рассказывали,все там восстановилось, порталы подняли, потому что играла КРАМА. Мы сними как-то в одной гостинице жили. Они перед отъездом напоили нас какой-тострашной водкой. 50 градусов какая-то у вас там есть — наливка или настойка.И все время нам говорили: «Пейте аккуратно!» В конце концов нас здоровоупоили и подвезли к поезду на тележке носильщика. Но нам, конечно, к этомубыло не привыкать, потому что зачастую концерты в Москве проходят именнотак. Потому, наверное, мы и слывем радикальной и скандальной группой. Люди,которые приходят на наши концерты, вдруг начинают чувствовать какую-тонеобузданную радость. Почему-то какой-то посыл в душе, что надо что-тообязательно сломать.

— Может, поэтому вас называют русскими SEX PISTOLS?
— Может быть, хотя мы тут решили пойти на компромисс. Раньше наши программысостояли только из быстрых песен, а здесь у нас около семи совершенно медленныхбаллад. И все равно, когда мы поем, в зале непременно происходит крушениелбов. Видно, эта стезя за нами уже закрепилась и нам уже не удастся отнее отмазаться, как бы мы ни старались. Как бы мы ни старались уйти в попсу,это никак не получается. Постоянно идет следующий процесс: старые уходят,а новые приходят. Было четыре состава: начальный, потом — когда пришлимузыканты из группы ЦЕНТР, затем — когда пришел Сергей Лапин, бывший гитаристгруппы БРАВО, а сейчас четвертый. Мы сейчас пока играем только ранее сыгранное.Вот будем записывать новый альбом, тогда посмотрим, что получится. Я думаю,что изменение состава повлияет на музыку. Мы хотим опять записать что-либовразнобой — начиная от вальса и заканчивая танго. Может быть, запишем какие-токавер-версии знаменитых кинопесен. Но мы не совсем уходим в сторону попсы,взяли — бац! — и сделали танцевальный ремикс. Мы хотим представить песню,как мы ее видим. Здесь тоже присутствует элемент популярности — хочется,чтобы песня была наиболее близка народу. Вот мы поем песню «Самара-городок»,которую всегда играем в финале концерта. Это наша стратегия и тактика,и людям она очень нравится. Так, в некоторых клубах, где мы играем, нашипесни не очень любят, но все сидят и ждут этой песни. Сейчас, может быть,попытаемся сделать программу, которая целиком состоит именно из душевныхнародных песен.

— Как песня про Москву?
— Да. Я ее написал в 1986 году, когда вернулся из армии... У нас былтакой проект, когда мы играли мощный хард-рок или панк-рок, когда мы рубилина гитарах так, что там все отрывалось. Следовали за модой, короче. Ноэто не совсем мое. Я — человек экспериментирующий и все время ищу чего-тонового. Все время стремлюсь сделать что-то, что не было бы похоже на предыдущее.Редко, правда, удается. Вот как раз следующий альбом я попытаюсь сделатьименно таким.

— И, наверное, напоследок. На какой вопрос вы большевсего любите отвечать?
— На вопросы плана: «Как вы думаете, что будет лет через сто с нашейпланетой?»

— И что же будет?
— Мне кажется, что пролетит огромный астероид, расколет нашу планетунапополам, и на этом история закончится. Пластинки с нашими записями будутлетать в космосе, как летающие тарелки.

Прямо не знаю, что и пожелать таким людям — планеты жалко.Может, если уж так хотите, лучше пошлите свои записи на космическом кораблеинопланетянам (если у вас их так много). Представьте себе: прилетают инопланетянетолько для того, чтобы взять автограф у МОНГОЛ ШУУДАН! Вот это была быизвестность! Куда уж там BEATLES и прочим монстрикам!

Дмитрий БЕЗКОРОВАЙНЫЙ


© 2005 музыкальная газета