статья


Crow, Sheryl
Два дня рождения и одна жизнь на колесах

Она работала с Майклом Джексоном, Родом Стюартом иДоном Хенли, а когда начала сольную карьеру, ее признали такие гранды музыки,как Боб Дилан, Нейл Янг и ROLLING STONES.Вопреки установившейся “традиции”мгновенного вспыхивания звезд на музыкальном Олимпе, взлет Шерил Кроу изтихих заводей Миссури в ранг имен первой величины рок-музыки более всегопоходил на медленно растущую сенсацию. Вот как это было.

Ворона-путешественница
На сегодняшний день Шерил Кроу это звезда мирового уровня, независимаяженщина 34 лет (род.11 февраля), но, как говорится, без прогрессирующейзвездной болезни. Ее дебютный альбом «Tuesday Night Music Club» вышел воктябре 1993 года на студии «A&M». Но несмотря на лестные отзывы критиково нем как об «одном из величайших дебютных дисков», продажи его шли поминимуму. Надо было что-то срочно предпринять. Так как Шерил с детствабыла великим неустрашимым искателем приключений и жизни на колесах, онаразвернула целую кампанию по популяризации своих песен. Бесчисленные клубныевыступления, место в качестве разогревающего исполнителя на концертах ДжонаХайта, Crowded House и неизменно у группы Big Head Todd — только бы нестоять на месте. Но, как назло, дело не сдвигалось с мертвой точки. И тогданачинающая певица решила слегка изменить политику «промоушен», попытавсвои силы в написании музыки к криминальному сериалу «Калифорния», в саундтрэккоторого вошли две песни Шерил «No One Said It Would Be Easy» и «StrongEnough». В результате Шерил получает место в «группе поддержки» большогоамериканского турне вновь собравшихся THE EAGLES и оказывается в центревнимания знаменитого второго вудстокского фестиваля. Дело пошло в гору.Только в Америке после всех перечисленных событий ее альбом разошелся тиражомоколо миллиона экземпляров в течение шести недель октября—ноября. В Великобританииее тоже ждал успех. Визитную карточку-сингл «All I Wanna Do» с такой энергиейстали крутить на тамошнем радио, что четвертое место в национальном хит-парадене заставило себя долго ждать. Если то, что произошло с Кроу, и нельзябыло назвать чем-то исключительным в области шоу-бизнеса, то дальнейшийуспех ей был гарантирован.

Народная любовь и приятные недоразумения
И тут начались «комиксы». «В ноябре этого года я получила тысячи поздравительныхоткрыток «С Днем рождения» от моих поклонников со всего мира”, — смеялась«именинница». А смеялась она неспроста: люди оказались очень доверчивыми.Одна лишь Шерил смогла понять, в чем здесь дело, ведь,как уже говорилосьранее, родилась она в феврале. История оказалась действительно весьма забавной.Дело в том, что первая композиция «Run, Baby, Run» дебютного альбома начиналасьсловами: «Она родилась в ноябре 1963 года в день смерти Олдоса Хаксли»,и благодарные но наивные слушатели решили, что песня автобиографична. Вот,что потом говорила Шерил по этому поводу: «Если бы вся эта лирика былаобо мне, я, скорее всего, была бы уже жалкой спившейся проституткой. Аведь я больше выдумщица, нежели правдивая рассказчица». Но факты из личнойжизни тоже находят свое место в творчестве Кроу, иначе ее композиции потерялибы всякую правдивость. Например, в первом ее альбоме есть захватывающиемоменты о большом периоде ее музыкальной карьеры как бэк-вокалистки МайклаДжексона во время его незабываемого «Bad»-турне и особенно о его бывшемменеджере, доставившем Кроу столько неудобств и горя, а также о ее детстве,семье и родном городе Кеннетт.

Родина
В рассказах Шерил Кроу о ее родине, судьба певицы напоминает судьбузнаменитой южноамериканской красавицы Скарлетт О'Хара: «Мой город никакне изменился за последние 25 лет. Фермерские хозяйства по окраинам, несколькомест, где можно остановиться, и «Макдональдс». Две или три еврейские семьи,столько же католических, белый район и черный район. Население около 10000человек. Спокойно идущие прохожие. Короче, Юг». Ее родители были людьмирелигиозными, но достаточно либеральными. Они воспитывали Шерил без лишнихзапретов. Мать участвовала в местной группе, где ее муж,, адвокат по профессии,между прочим, играл на трубе. Супруги слыли старомодной, очень привязаннойдруг к другу парой. У Шерил были две старшие сестры, причем обе тоже пошлипо музыкальному пути (одна ударилась в классику, другая — в кантри), имладший брат, который возглавлял инженерную компанию. Частенько семейказа будничными «перекусонами» слушала Билли Холидэя, ROLLING STONES, РодаСтюарта или Боба Дилана.

Первая фрейлина при дворе короля поп-музыки
Получив классическое музыкальное образование в Кеннетском государственномуниверситете, одаренная музыкантша почувствовала себя слегка тесноватов родном городке и, распрощавшись со своим консервативно настроенным женихом,игравшим в ее бывшей университетской группе KASHMIR и ставшим вскоре зануднымбанкиром, непонимающим ее рок-н-ролльные устремления, мадемуазель Кроурешает сменить прописку, поселившись в Сент—Луисе. Сэкономив за два следующихгода аж 10000$, она принимает решение направиться — поближе к музыкальнойцивилизации — в Лос—Анджелес. Ланчи и обеды напролет она ходила одной итой же улицей — от своих апартаментов до бакалейной лавки в надежде застатьлегко усваиваемый малокалорийный микс из дешевых закусок за 80 центов,так как с раннего детства непомерно развитая гордость не позволяла ей одалживатьденьги у предков.
Ее первой серьезной работой на музыкальном поприще стало участие в грандиозномджексоновском турне «Bаd», которое по прошествии 18 месяцев, как ни странно(а может, и закономерно), вылилось в приступ продолжительной депрессии.Пять или шесть месяцев она не хотела ни с кем общаться и вообще подниматьсяс кровати. Мысли были разными. Замышлялось даже самоубийство, но в конечномсчете все это выглядело слишком простым выходом из сложившейся критическойситуации. Пора было и здоровьем заняться, дабы неоправданно дерзкие мечтымогли, по крайней мере когда-нибудь, воплотиться в жизнь.

Фатальная встреча
Она очень хотела изменить течение жизни, и судьба послала ей шанс.Как и положено, без нужных связей здесь не обошлось. После более-менеедостойных вокальных сопровождений концертов Джо Коккера, Рода Стюарта иДона Хенли трудолюбивая Шерил приняла предложение поучаствовать в сейшенпротеже личной студии Стинга VINX, продюсером которого был Хью Пэджем.Сообразительная Шерил передала ему свои демо-записи, которые незамедлительнопопали главе звукозаписывающего лейбла «A&M». И великолепные отзывыпоследовали незамедлительно. Ей предложили контракт, она согласилась. Естественно,они начали совместную работу, но так сложилось, что не смогли найти общегоязыка. Хорошо еще, что «A&M» оказалась порядочной компанией, выплативей неустойку в 250000$ и продолжая работать с ней.
Второй продюсер Билл Боттрелл тоже оказался не на высоте, но был не такойпропащий, как первый, и с влиятельными связями. Он пригласил кучу знакомыхмузыкантов в «Teddy Hall», гостиную своей студии в Пасадене, куда зашла“на огонек” со своими идеями и Шерил Кроу. Теплая атмосфера живого разговорапо душам сделала свое дело, и все вдруг закрутилось со стремительной скоростью.Немалый жизненный опыт молодой девушки вылился в одну из ее самых интересныхкомпозиций «We Do What We Can».
В этой песне рассказывается о самом дорогом для нее человеке, семейномдокторе Лео, который был вдохновителем ее первой группы. Его смерть заставилаотца Шерил забыть о своей трубе на целых 20 лет. Билл, внимательно выслушалее рассказ, записал на пленку, отдал кассету Шерил и попросил ее прийтина следующий день с готовой песней. Так она и поступила, но песня былапо-настоящему закончена только после того, как наложили живое звучаниетой самой отцовской трубы, о которой шла речь выше.
Но не только эта песня сделала ее дьявольски популярной. Дебютный сингл«All I Wanna Do», по словам самой Шерил, совершил немыслимое. Он тихонечкообосновался на вершине американского, а затем и многих других хит-парадов,а последующие работы новоявленной звезды лишь подтвердили ее звездные устремления.Она стала знаменитой и вместе со своей группой, шутливо именуемой THE SHERYLCROWS (неофициально, конечно), — первым маленьким феноменом женского рокана колесах.
С тех пор прошло три года, и новый альбом этой замечательной американкивновь раскрыл ее самобытность, а прима-сингл «If It Makes You Happy» пришелсяпо душе миллионам любителей рок-н-ролла “с женским лицом”.
Что можно сказать?! Шерил слегка изменила имидж, придав своему облику болеестильный характер и несколько утяжелив свои песни смыслом. Если она сможети на этот раз выдержать жестокую конкуренцию в сегодняшней атмосфере тотальногообожествления традиций, мне кажется, и в начале следующего тысячелетиямы еще не раз услышим приятный голос ее неспокойного водолейского сердца.

Андрей БАРАНОВСКИЙ

© 2005 музыкальная газета